Клуб "Твайлайт". Часть 1

Размер шрифта: - +

Глава 17

Глава 17

 

 

Субботним утром, когда всё остальное наше семейство ещё безмятежно дрыхло, Римма позвала меня на кухню. Я подумала, что она хочет возобновить ранние походы на пляж с детьми, чтобы ловить незамутненное массовым человеческим присутствием общение с морем, но кузина воровато прислушалась и прикрыла дверь.

— Верочка, — обратилась ко мне Римма, — ты сама – жертва случайной поздней любви, ты меня поймёшь.

Я не поняла. Чья я жертва? Наверное, ещё не проснулась – сестра вытащила меня из-под тёплых боков мужа и кошки.

— Я… встретила мужчину, — немного заикаясь, сообщила Римма. — Неделю назад, на пляже. Он потрясающий! Бывший моряк. Вдовец. Любит Есенина. Приглашает меня в горы.

— В какие… горы?

— Кавказские! Горы Кавказа! Вера, просыпайся! Сварить тебе кофе?

За кофе кузина рассказала мне все подробности своего знакомства с любителем гор. Наша Римма, наша серьёзная, непоколебимая Риммуля, медик, последовательница здорового образа жизни, поставившая своей целью исправление воспитательных промахов сына и невестки, уже неделю флиртовала на пляже с пенсионером. Тот читал ей стихи, пока детвора плескалась в воде. То-то она начала ходить на море вечерами, изменив собственным принципам.

— Я понимаю, что прошу многого. Десять дней без меня! У Оли совершенно испорчен характер, а Коля стал скрытничать… но Верочка, я рассчитываю на твою помощь.

Римма умоляла. Я в первый раз видела, как она умоляет. Обычно кузина сама брала всё, что ей было нужно, у окружающих, поэтому я была в шоке. Валера тоже был в шоке, когда Римма укатила на вокзал с наскоро собранным чемоданчиком. У детей шок был очень позитивным, и я их понимала.

— Так, — сказал Валера. — Берём всю толпу, включая Тимошу, и едем к другу моему Володьке на Азов. Клава давно нас приглашает, я Володьку сто лет не видел. У них своих четверо, а с нашими – уже воинское отделение. Я с Володькой на охоту, детей в сад и на речку. Ты с нами?

— Бедная Клава! — ужаснулась я и осторожно спросила: — А что, есть возможность… мне не ехать?

— Конечно. Ты же пишешь сценарий. Эти твои… пробы. Муратов разве тебя отпустит? Мы как-нибудь справимся. У Клавы и Володьки старшие девчонки уже самостоятельные, сами кашеварят, заодно и наших к самообеспечению приучат.

— Знаю я это ваше самообеспечение, — проворчала я, старательно пряча радость за недовольством. — Целый день на подножном корме.

— Вот-вот, — подхватил муж. — Рыбка свежая, на костре жареная, фрукты из сада, овощи с огорода… огурцы в пупырушку… хруп-хруп… м-м-м… Научим с Володькой детвору рюкзаки паковать, на местности ориентироваться.

Мне тоже до пупырышек захотелось вырваться из города. А почему нет? Вот разберусь немного со сценарием и присоединюсь, так сказать.

Первые дни в тишине пустой квартиры мы с Кысей ели и отсыпались. Я работала над «Любовью дель-арте» и выкраивала по паре часов, чтобы продолжать свою… вторую книгу. Меня всё больше затягивало в события десятилетней давности, и я не могла предугадать, чем всё закончится.

Я побывала в «Твайлайте» через несколько дней после отъезда мужа и внуков. Они все были там: Артем, такой же крепыш (я вспомнила, как он в одиночку таскал по сцене тяжеленные декорации), Вадим, по-прежнему симпатяга и умница, правая рука Рената, Надя, как раньше, модница и красавица. Они изменились, но в клубе царили дружба и взаимопонимание. Я увидела, как Ренат общается со своими подчинёнными, он всегда был лидером и хорошим организатором, но теперь в нём проявлялась… любовь, настоящая человеческая любовь к людям, что разделяли его страсть к музыке и театру.

Не хватало только Изабеллы. Да, у нас в мюзикле до сих пор не было главной героини. И не было ни одной певицы, что понравилась бы Муратову на прослушивании. Мне всё время хотелось задать Ренату один вопрос, но вопрос был странным и мог не понравиться моему бывшему студенту, поэтому я молчала.

 

… Ренат с утра не мог дозвониться Ксюше. Макар должен был отвезти «Коломбину» к врачу, но она так и не появилась на остановке, где он её ждал. Дома её не было. Бабушка волновалась, но не знала, куда с утра пораньше унесло внучку. Муратов как раз выезжал на объездную, когда Ксюша позвонила, наконец, с незнакомого номера.

— Алло, — голос девушки звучал жалобно. — Ренат Тимурович, я… это… не смогла сегодня.

— Причину назови, — Муратов постарался ответить сухо и воздержаться от рвущегося из него «какого я с тобой вожусь, вообще?!»

— Я совсем-совсем не смогла. И не могу, — Ксюша всхлипнула. — Мне тут дали позвонить. Я сказала, что вы, может, мне поможете… по-дружески. Я…

Выслушав Ксюшу, Муратов набрал Артёма:

— Тёма, дело есть. Ты сейчас где? Помнишь заведение «Большой Лиман»? Да, да, тот самый… Наша Коломбина сейчас там, ждёт материальной помощи от ангелов-хранителей, типа нас. Ей что-то недоплатили, вот она и отправилась в свой бывший гадюшник, в одиночку, и наткнулась там на «приятелей»: пара «поклонников», за столиком которых они с подружкой недавно наели на приличную сумму, решила… взыскать, ибо девушки тогда смылись, не «отблагодарив»… Да знаю я. Но раз уже влезли во всё это... Ты же хотел развлечься?... Ну, вот и я…. Та не знаю, Тёма, злой я какой-то в последнее время. Кровь бурлит молодецкая… Нет, Вадиму не говори, сами справимся.

 

… Через несколько часов Надя прижигала ранки на лице у Муратова, который сидел, запрокинув назад голову с торчащими из носа окровавленными ваточками. Рядом развалился на стуле Олейников. Судя по блаженному виду, начальник службы безопасности всячески одобрял возращение «старых добрых времён», когда муратовцы решали все спорные вопросы простым и понятным обеим сторонам мордобоем. У Артёма были разбиты костяшки и выбит из сустава мизинец. Он держал обмотанную упаковкой льда руку перед собой, дожидаясь, пока Макар сможет отвезти его к врачу.



Тата Ефремова

Отредактировано: 07.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться