Клуб "Твайлайт". Часть 2

Размер шрифта: - +

Глава 6

Глава 6

14 ноября 2017 года

 

Ренат поднял голову и посмотрел на себя в зеркало над раковиной. Бледноват, руки дрожат, но в целом, спокоен и настроен позитивно. Гостеприимный хозяин, центр притяжения в любой компании, любимец света. Муратов невесело усмехнулся своему отражению. Сегодняшний вечер проверит его на хладнокровие и выдержку.

Он спустился вниз, улыбнулся пробегающей мимо официантке. Как и каждый год, из гостиной были убраны стойки, высокие книжные шкафы и лишняя мебель. Первый этаж дома в Кольбино превратился в большой зал. По нему сновал персонал из "Твайлайта" - Муратов предпочитал приплатить своим сотрудникам вместо того, чтобы тратить деньги на кейтеринговые агентства.

За окном стемнело – Ренат опять пережил сумерки. Окна соседского дома горели уютными разноцветными пятнами. Кто подбирает в нем шторы? Кто включает по утрам музыку из "Вестсайдской истории"? Кто варит такой ароматный кофе, что запах долетает до соседского сада?

Ренат с трудом оторвался от созерцания окон дома Кардашевых и перешел к другому входу. Там в гостиную входили музыканты с футлярами - струнный квартет, с которым" Твайлайт" давно и плодотворно сотрудничал. Главный администратор вечера Ева проводила прибывших наверх, где они могли переодеться. Почти вслед за музыкантами подъехал микроавтобус с хором из "Взморья". С ними была Надя. Она держала за руку светловолосого крепыша, мальчика-солиста из детдома, которого в прошлом году "открыл" Муратов.

У Рената лихорадочно билось сердце. Большинство гостей опоздает по негласному светскому этикету. Кардашевы живут ближе всех. Только бы они не пришли первыми! Музыканты спустились и принялись настраивать инструменты, взвизги струн били Ренату по нервам.

Муратов увидел у дверей семейство Соколовых и с улыбкой облегчения двинулся навстречу. Ренат впервые пригласил скандальную медиа-персону, Генриха Соколова, на свою благотворительную вечеринку. Если вечер пройдет удачно и известный телевизионный ведущий, основательно проверив содержимое бара, сменит вечно недовольную гримасу на благосклонную, у Муратова появится возможность завести дружеские отношения с полезным человеком.

Хлопали дверцы машин у въезда. Зал постепенно заполнялся гостями. Заработал бар, запахло женскими духами. Ренат пожимал руки, принимал поздравления и улыбался. Вместо подарков гости опускали конвертики и чеки в коробку в углу зала.

Ренат почувствовал присутствие Марины раньше, чем увидел ее с Кардашевым среди нескольких гостей, вошедших в зал почти одновременно – просто сердце вдруг трепыхнулось и нырнуло вниз. Он прошел вдоль стеклянного мини-дендрария с японским бонсаем и розовыми метелками декоративного камыша, удерживая боковым зрением сквозь стекло огненный каскад волос. Голубое платье из ткани с вышивкой серебряной нитью, шелковый аквамариновый шарф на плечах. Ренат почувствовал, что успокаивается. Все не так плохо, пожалуй, он вполне выдержит и даже бровью не поведет. Девушка, что держит под руку пожилого художника, совсем не похожа на ЕГО Марину. У его Марины были веселые кудряшки надо лбом, у этой девушки – длинные, гладкие, блестящие волны, стекающие на спину.

Рядом с Мариной стоял высокий молодой мужчина, словно сошедший со страниц модного журнала. Позади художника с недовольным, скучающим видом оглядывался по сторонам Игнат, мальчик с котом. Ренат прошел вдоль прозрачной стены назад. Еще немного, и он проявит неучтивость по отношению к важным гостям. Он пошел к ним навстречу. Минута общения: приветствий, пожатия рук, кивков. Боль в горле, сердце вот-вот пробьет грудную клетку…

— Очень рад, Георгий Терентьевич, очень рад.

— Поздравляю, Ренат Тимурович. Желаю счастья и успеха. Хотя, что касается успеха, куда уж больше! Прекрасный прием. Надеюсь увидеть здесь своих любимцев из «Взморья».

— Их выступление чуть позже, но уже скоро. Затягивать не будем – детям нужно вовремя ложиться спать.

— Совершенно верно. Позвольте вам представить: моя невеста, Марина Павловна. Впрочем, вы, кажется, уже знакомы.

— Да, очень рад встрече.

— И я рада. С днем рождения.

— Ну, внука моего вы, конечно, помните. Игнат, поздоровайся.

— Здрасьте.

— А это мой художественный агент и владелец галереи «АртProДвижение» Борис Танников.

— Мы знакомы заочно через господина Ярника, — высокий темноволосый мужчина с голливудской улыбкой стиснул руку Рената.

Муратов недоуменно покосился на свою ладонь, напряг пальцы. Танников с заметной неохотой разомкнул рукопожатие, продолжая глядеть Муратову в лицо. Марина стояла, наклонив голову. Ренату очень хотелось, чтобы она подняла глаза, посмотрела на него хотя раз. Нереальность происходящего сбивала его с толку. Как он мог ожидать, что увидит девчонку с кудряшками? То, что она другая, это хорошо для него или плохо?

Еще несколько вежливых фраз, и он уже идет прочь, впившись ногтями в ладонь. Поток прибывающих иссяк. Администраторы лавируют среди толпы, официанты разносят напитки и фуршетные закуски.

Муратов прошел через зал, моргая от яркого света и блеска драгоценностей на дамах, взбежал вверх по лестнице. Зашел к себе, запер дверь… и сполз спиной по стенке у входа в гардеробную, согнув ноги в коленях. В комнате было темно. Он смог, наконец, задышать всей грудью – хрипло. Темнота помогла – кружение перед глазами успокоилось. Просто сегодня повсюду слишком много красок. В студенческом мюзикле был момент, когда останавливалось время, и дон Карлос и дона Леонора на несколько минут оставались наедине среди застывших фигур гостей. Ренат согласился бы на одну единственную минуту

… уже не подросток – женщина… этот красавчик возле нее – молодой любовник при престарелом женихе?...



Тата Ефремова

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться