Клуб "Твайлайт". Часть 2

Размер шрифта: - +

Глава 12

Глава 12

— Что ты сделала с кошкой? — с тревогой спросил муж. — Чего она от тебя шарахается?

— Приложила полотенцем, — сказала я, набирая воды в чайник, — она опять обивку драла.

— А я вот только что смотрел передачу, — назидательно сообщил Валера, — в которой говорилось, что кошки – носители высшего знания. Возможно, завезенные на землю представителями других цивилизаций. Или сами – представители.

Я посмотрела на Кысю. Кыся надменно посмотрела на меня с холодильника.

— А если ты ее полотенцем во время передачи высших знаний? — с упреком спросил муж. — И она обиделась? И больше не пойдет на контакт.

Я поставила чайник на плиту и принялась выкладывать на тарелку фигурное печенье:

— Переживу. Я, наверное, не настолько развитой индивидуум, чтобы эти знания воспринять. Особенно в четыре утра.

«Земляне», — прочиталось горькое в глазах Кыси.

— Если честно, они там, в программе не совсем определились, являются ли кошки посланниками небес или порождениями ада, — признался Валера.

— Я их вполне понимаю, — вздохнула я.

— Вы там долго еще?

— Не знаю. Не совсем ясно, чем Ксюшу не устраивает эта сцена в мюзикле. И с Олегом мы все обговорили. Ксюша какая-то нервная. Они там все нервные после приезда этой… Глори. Она им там всем, похоже, мозг вынесла.

— А ты говорила, твой Ренатик безупречен. Зачем он тогда эту даму взял?

— Она же звезда, — вздохнула я. — Ты знаешь, что большая часть мюзиклов не окупается? Чем дальше я работаю с Муратовым, тем больше растрескиваются мои розовые очки.

— Я уверен, у вас все получится, — ободряюще сказал муж.

— Ренат в последнее время странный, — проворчала я, заваривая чай, — то весь… искрит, то ходит мрачнее тучи.

— Не вышло у тебя истории, Верочка?

— Не вышло, Валер. Ты же видел их на выставке? Словно чужие друг другу.

— Они и есть чужие. Я же говорил. Десять лет. У человека раз в пять лет все клетки организма обновляются, а тут десять… дважды обновленные.

— Конечно, зая, ты опять был прав. Десять лет – большой срок.

— Значит, сказке конец? А дневник? Вернешь?

— Нет. Кому он нужен? Марина, скорее всего, о нем забыла. А мне было бы стыдно его… в таком виде.

Мы оба вздрогнули от громкого звона. На полу валялись осколки стеклянной чашки. Кыся с любопытством и удовлетворением смотрела вниз. Видимо, во время разговора я машинально поставила чашку на холодильник. Это был вызов, и Кыся его приняла.

— Послание свыше! Вселенная подала очередной знак! Через Высший разум, — со вздохом крикнул Валера из кладовки. — Не двигайся, наступишь, я веник принесу.

— Какой знак?

— Что нельзя ставить бьющуюся посуду в места, куда может добраться случайно прижившееся у нас исчадие ада.

Я подходила к двери в кабинет, когда оттуда пулей вылетела Ксюша.

— Вера Алексеевна… я пойду, мне надо!

— А чай? А… а сценарий?

— Я подумала… все хорошо. Чай хороший, сценарий тоже. Спасибо!

— Ну… ладно, — сказала я, закрывая дверь.

Пропажу дневника я обнаружила через несколько дней, пожаловалась Валере на склероз. Я ведь только собиралась убрать дневник подальше, когда же я это сделала? Так вот ты какая, старость?

 

…Цыпленок позвонил на следующий день после беседы с Мариной, чуть не похоронившей надежды Муратова. Ехидно спросил, даже не потрудившись поздороваться:

— Ну что, продолжим наш разговор?

Ренат скрипнул зубами, но поинтересовался:

— Что предложишь?

— А вы меня прям-прям послушаетесь? — вкрадчиво спросил юный нахал. — И сделаете все, что я скажу?

Ренат подумал, что это лучший тренинг по управлению гневом, который только могла предложить ему жизнь. Со вчерашнего дня Муратов вообще много думал о тренингах.

— Выслушаю. А там посмотрим.

— Ладно, — сказал мальчишка, подумав. — Но нам нужно встретиться лично. Хочу вам кое-что отдать.

— Что? — хмуро спросил Ренат, подозревая подвох.

— Вам понравится.

 

Они встретились в торговом центре возле канатной дороги. Почему мальчик выбрал местом встречи именно канатку? Марина ему что-то рассказывала? Насколько близки были эти двое? Чувствуя, как в голове опять начинают возникать предположения, Ренат сделал два глубоких вдоха. Управление ревностью, управление гневом. Управлять получилось так себе.

Мальчишка старательно напускал на себя серьезность и загадочность, но не отказал в удовольствии съязвить:

— Что, отшили вас? Как там: кошке… мышкины слезы … типа так? Мне, кстати, тоже попало. Уже жалею, что мы решили вам помогать.

— Любая инициатива наказуема, — бросил Ренат. — Учись отвечать за свои решения.

— Это вы мне это говорите?

— «Мы» это кто?

— Неважно. У вас есть тайные… доброжелатели, довольны?

— Тебе нравится говорить загадками?

— Очень!

Они сидели возле стойки с мороженым. Мимо ходили люди, наверху шумел торговый центр. Игнат, засунув руки в карманы пальто, рассматривал Рената, словно все еще сомневался. Молчание затягивалось. Муратов закипал, потом снова делал вдох и немного успокаивался.

— Ладно, — сказал парень, тряхнув головой. — Вот.



Тата Ефремова

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться