Клуб "Твайлайт". Часть 2

Размер шрифта: - +

Глава 18

Глава 18

 

Надя тоже исчезла. За час до полуночи.

Вадим бросился ее искать, опасаясь того, что подобно Ренату, ему придется сейчас срываться и ехать за Колесовой в какие-нибудь особо памятные для нее места. Где у Нади в Мергелевске особо памятные места, Ярник не знал.

Колесова ушла после танца с помрежем, Сергеем Алексеевичем Лавришевым. Сергей в последние две недели стал для Вадима настоящей головной болью.

Лавришев был в «Твайлайт Стейдж» человеком новым. Это не мешало ему крутиться возле Колесовой, пытаясь пробить брешь в ее глухой обороне. Не пробил, но и решимости не потерял. Репутация Нади работала против нее. В труппе многие знали о ее былых романах, о несостоявшемся браке с Савчуком. Первое время, сбитый с толку количеством слухов и предположений о личной жизни Колесовой, Лавришев действовал осторожно: пытался занять ее разговором, нащупывал ее интересы, хвалил маленького Вадика. Потом, с точки зрения Ярника, совсем обнаглел. По сообщениям «разведки», приглашал Надю провести с ним несколько дней на даче. То, что Сергей был женат, его самого не смущало. Так же как и то, что все вокруг видели и обсуждали его поползновения. Говорили, что у Лавришева теща при смерти, и жена, занятая уходом за матерью, мужа совсем распустила.

Вадим действовал бы по-другому, не отвлеки его ситуация с Мариной и ее сталкером – уж точно заставил бы помрежа подобрать слюни и закатать губу. Но то, что Ярник по-прежнему был человеком из черного списка Колесовой, ему очень мешало. Начни он разборки, Надя могла встать и не на его сторону

Он стоял и наблюдал за танцем Колесовой и Лавришева. Не вмешался, только потому что лицо у Нади было как на египетских фресках с плакальщицами – равнодушно-отстраненное. Она ушла с последним аккордом песни.

Не зная покоя, ищу рифму к «вечность»,

А ты вся в снежинках – такая беспечность…

Нам уготована битва героев,

Но ты не пугайся – собою прикрою.

Закутаю в шубу из трепетных зимних грез,

В моей душе пламя под льдом из непролитых слез!

Вадим обошел весь зал. Ярник постоял у туалета, понял, что пудрить носик так долго не станет даже Надя, выскочил на улицу, нашел машину Колесовой на стоянке, облегченно подышал морозным воздухом и вернулся в клуб. Официанты уже разносили шампанское.

Служебные помещения были закрыты на электронный замок, чтобы туда могли пройти только сотрудники. Вадим ввел код и прошелся по этажу. Внутри был полумрак, но в нескольких офисах горел свет. Хлопнула дверь. Мимо Ярника промчалась девушка в костюме пирата. Девушка остановилась, вгляделась, сдвинув повязку на одном глазу.

— Вадим Максимович, это вы? Уже Новый Год скоро, че бродите?

— Ксюша? Ты не видела Надежду Александровну?

— Вообще-то не видела, но лично для вас, — Ксюша многозначительно округлила глаза, — видела. Она у себя. У нее голова разболелась. Она таблетку выпьет и спустится. Так сказала.

— Спасибо, таблетка – это хорошо. Мне сейчас тоже пилюля не помешает.

«Такое пилюлей не лечится, Вадим Максимович», сказал Ксюшин взгляд, или это ему показалось в полумраке? Девушка умчалась. Вадим продолжил свой путь по коридору. В кабинете у Нади свет не горел, а дверь была заперта. Сквозь матовое стекло был виден пустой стол и окно со вспышками фейерверков. Ярник скрипнул зубами и стал проверять все кабинеты по очереди. Открытым оказался офис Рената. Вадим толкнул дверь.

Надя лежала на любимом кожаном диване Муратова, подложив под голову диванную подушку и накрывшись пледом. Огни фейерверков бросали отблески на ее лицо.

— Ярник, ты что ли? — сонно сказала она, повернув голову. — Поработать решил? Самое время.

Вадим вошел и запер дверь на замок. Надя не пошевелилась, лишь вздохнула. Ярник подошел к дивану, вспомнил, как раскладывается это чудо современного итальянского дизайна, присел на корточки и потянул за рычаг на днище. Колесова ойкнула, перекатилась на спинку, съехавшую в углубление. Ярник кинул ей подушку и улегся рядом.

— Новый Год скоро! — прошипела Надя. — Чего тебе неймется? Иди, Ярник, пей с Муратовым шампанское. Даже сдохнуть спокойно не дадите!

— Я не люблю шампанское, а Ренат уехал за Мариной. Они хотят встретить Новый Год на канатной дороге.

— Муратов понимает толк в романтике.

— И диван у него хороший, мягкий. Дверь не заперла, меня ждала?

— Нет, устала как собака. Лучше бы я этот Новый Год дома встретила. С кошкой. Уходи, Атос! Останешься – сочту это сексуальным домогательством.

— Это оно и есть, — отозвался Вадим, глядя в потолок.

Надя долго молчала и сказала:

— Ничего у тебя не выйдет. Не знаю, ради чего ты все это делаешь, но просто прекрати. Возьми и прекрати. Встань и уйди. Сейчас.

— Ты можешь, наконец, меня выслушать?

— Нашел время и место! Быстро говори и выматывайся!

— У тебя не получилось бы, — терпеливо пояснил Вадим. — Ты принесла бы себя в жертву мужчине, который тебя недостоин. Никто даже не подозревал, что настолько недостоин. Вы бы пожили вместе, со временем убедились бы, что ненавидите друг друга. А потом что?

— Развод, — жестко ответила Надя. — И Вадик остался бы со мной. Да, жертва. Женщина за тридцать с прицепом. Я была готова на это пойти. Я совершеннолетняя и решения принимаю сама! А какая разница? Кому я сейчас нужна, даже без прицепа? Лавришеву на полставки?

— Мне, — так же кратко отозвался Ярник.

— Ты опять за свое? Я думала, ты уже переключился.



Тата Ефремова

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться