Клуша

Глава 1

Сколько бы ни прошло лет, сколько времени не утекло со школьной поры, но Клава не могла простить дур-одноклассниц, прилепивших ей позорное прозвище Клуша. Прозвище Клава ненавидела даже больше собственного имени. Что за имя «Клава»? Как у вороны из мультика. С таким именем становятся вахтершами или завскладами, толстыми злобными бабами, отлично понимающими — ничего им в жизни не светит.

Внешность Клавы под стать имени. Пухлое лицо, волосы тонкие и кудрявые, ничем не выпрямишь, плечи широкие, как у пловчихи, склонность к полноте и румянец во всю щеку, как у деревенской простушки.

Клава не любила ни себя, ни имя свое, ни свою жизнь.

После школы поступила в институт в святой уверенности, что уж тут-то все изменится. От сессии до сессии и все такое прочее. На втором курсе забеременела от однокурсника и стало совсем не до учебы.

Так, едва начавшись, ее жизнь закончилась.

Впереди ждали лишь растущий живот, пеленки, нескончаемый плач, осуждение родственников и какая-нибудь работа за кусок хлеба.

Мальчика назвали Олег. Когда ему исполнилось три года, осатаневшая от сидения дома и вечного безденежья Клава решилась искать ту самую тяжелую работу за кусок хлеба. Без образования, опыта и с маленьким ребенком на руках другой все равно не найти, считала она и принялась просматривать объявления. Еще одной насущной проблемой стало устроить Олежку в детский сад. Пусть какой-нибудь, даже на другом конце города, но чтобы был сыт и под присмотром. 

Лицом Олежка пошел в папу. Клаву одновременно и восхищали и огорчали его зеленые глазки и длинные-предлинные реснички, навевающие воспоминания. Прямые волосики смешно торчали во все стороны, темные, прямо как у того парня. Клаве то и дело тянулась ласково их погладить. Но стоило Олежке закапризничать, и Клава тянулась чтобы дернуть. Корила себя за это, но ничего поделать не могла.

Очередь в садики на городском сайте значилась огроменная. Клава родила ребенка как раз в разгар демографического взрыва, и теперь у ее дитя стало больше перспектив пойти сразу в школу, а то и в армию, прежде чем подойдет его очередь в садик. Клава не жаловалась по этому поводу, она же сама решила родить ребенка несмотря ни на что, и не ждала ничьей помощи. По крайне мере, именно так она заявила три года назад матери, на чью шею уселась вместе с внуком. 

По телевизору показывали очередное шоу про красивых и успешных. Клава задремала на диване, пока Олежка играл крышками от кастрюль. Вот купишь ему на последние какой-нибудь пищащий и мигающий огоньками танк, думала Клава, а он таскает крышки от кастрюль, пока чудо-игрушка пылится в коробке для таких же заброшенных собратьев.

«224-673» мелькнуло в бегущей строке на экране телевизора, и Клава встрепенулась. Набирали персонал в продуктовый супермаркет. С ее комплекцией и внешним видом то что надо. Она уже пробовала устроиться продавщицей обуви, но проводящая собеседование хозяйка отвергла ее с порога.

— Нам нужны миловидные девушки, — сказала она нисколько не смущаясь.

— Мымра, — буркнула Клава.

— Что, простите?  — хозяйка и сама не отличалась красотой. Худая как жердь, в широком цветастом балахоне и желтоватым цветом лица. Что же, с нее привлекательной внешности никто и не спрашивал.

— До свидания, доброго дня, говорю, — сказала Клава.

— И вам, — фыркнула хозяйка. — Позовите следующую.

Больше Клава устраиваться в бутики не пыталась. Не подходила она под образ накрашенной и благоухающей девушки с улыбкой на лице и блеском в глазах. Откуда ему там взяться, блеску, разве что голодному.

Но в этот раз точно повезет. Сидеть на кассе или расставлять коробки по полкам — много красоты и приветливости не надо. Форму выдадут, тратиться на рабочую одежду не придется. Опять же еду кой-какую списанную можно будет домой приносить. Клава почти уснула, предаваясь мечтам о замечательной работе в супермаркете, среди всякой всячины и с дружным коллективом.

В институте Клава так и не успела обзавестись друзьями. В школе ее дразнили, и дружить с ней для одноклассников было как-то… не вариант. Да она и не рвалась водить дружбу с «этими придурками». Даже спустя годы после выпуска мнение ее не изменилось.

Ребенок звонко громыхнул крышкой, выдернув Клаву из полузабытья. Покряхтывая, она поднялась с дивана и отправилась на кухню, заварить лапши или сделать бутерброд с картонной колбасой и кетчупом сверху. Хлопнула дверца холодильника.

— Олежка, хочешь кушать? — крикнула Клава из кухни. Олежка в гостиной на журнальном столике молча крутанул крышку. Он все еще не говорил, да и вел себя как годовалый ребенок, даже ходил в подгузниках. Кушал с ложечки и только растворимую кашку, какие использовали для начала прикорма. Клава купила сыночку аж два горшка, Олежка к обоим оставался равнодушным.

— Ну, нет так нет, — сказала Клава и налила себе чай с тремя ложками сахара. Покушать она любила. Пусть готовить только для себя лень, но простая и вкусная пища все же ей доступна. В плохие дни — сублимированная лапша, в хорошие — пельмени. Иногда салаты из супермаркета, иногда — рыбные консервы и тушенка. Время от времени Клава подумывала о том, чтобы сесть на диету, но все они казались такими невыполнимыми, а диетические продукты неоправданно дорогими.

— Истязать себя — не наш путь, — говорила Клава отражению. — Да и перед кем прихорашиваться?

Пусть всякие красотки сидят на диетах, покупают дорогую косметику и брендовые вещи. Природную красоту никакая косметика не скроет. Ни косметика, ни жир на боках, ни прыщи по всей роже. Зато внутренний мир богатый.



Светлана Васильева

Отредактировано: 12.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться