Клятва Арвиинца

Глава 10. Захария.

В этой обширной местности, на самой границе с Роднаром, прозванной в народе Плешь, хозяйничают банды разбойников и гнудов. Именно сюда ведут следы похитителей девушек из Саантары, именно здесь они исчезают навсегда.

 Из архива газеты «Арвиинские вести»

 

 

Следующим утром ребята хмуро шагали за совершенно подавленной Лила. Ее шатало, взгляд был потерян – казалось, она совсем не осознавала, что происходит вокруг. 

Несколько часов назад они похоронили Мелиссу. 

Вчера весь остаток дня ребята несли ее на носилках. Они не успевали добраться до места засветло и решили продолжить поход ночью. Соорудили факелы и двинулись дальше.

Но налетевший ураган разрушил их планы. Подул ветер – настолько сильный, что мгновенно гасил факелы и сбивал с ног. Здоровенные ветки с треском рушились то слева, то справа, чудом не задевая людей. Дождь хлестал так, что приходилось отворачиваться, чтобы глотнуть воздуха. В конце концов, настоящий бурный поток преградил им путь – и ребятам пришлось остановиться. Им еще повезло, что удалось найти укрытие – под одиноким утесом, козырьком нависшим над небольшой зеленой прогалиной. 

Все это оказалось роковым для Мелиссы. Под утро у нее началась сильная лихорадка. Несмотря на все старания Лила, сбить температуру не удалось. 

Сердце Мелиссы затихло, когда первый луч солнца коснулся вершин деревьев. 

Опустошенные, ребята похоронили бедную женщину здесь же, на крошечной лесной лужайке. Поставили в изголовье большой серый камень, нацарапали на нем имя.

 Затем Тим попросил Лила:

– Ты знала ее. Может… несколько слов…

Та, вытерев покрасневшие глаза, дрожащим голосом едва выговорила:

– Мелисса была очень добрым человеком. Она приняла меня, когда я лишилась дома. Спасибо тебе, Мелисса… покойся с миром.

– Да пребудет с тобой свет Арвиина! – хором сказали Тим и Лануш. 

Через несколько минут, собравшись, они покинули поляну, на зеленом ковре которой одиноко темнел небольшой земляной холмик.

 И вот уже третий час парни шагали за Лила по узкой лесной тропинке.

 Небо заполонили низкие тучи, было ветрено, но без дождя – земля успела подсохнуть. Лес шумел и раскачивался.

 – Здесь уже близко, – обернувшись, отрешенно произнесла Лила, – за поворотом.

  Действительно, через несколько минут путники вышли из леса.

 Просторный луг раскинулся перед ними широким и вольготным разнотравьем, резкие порывы ветра гоняли по нему шелестящие зеленые волны. Далеко впереди, среди темных зарослей, извивалась небольшая речушка. 

Под ногой Тима хрупнуло… Ого – тарелка! Не какая-нибудь давно потерянная, заросшая грязью старая посудина – нет, это была новая, прекрасная тарелка, чистая, сверкающая белизной и отбрасывающая ослепительные глянцевые блики. 

Тим удивленно вскинул брови:

– Лила… – И тут же осекся.

Та стояла, будто окаменев, ее огромные, расширившиеся от ужаса глаза смотрели куда-то вправо. 

Тим повернулся в ту же сторону. Кса! 

 Видимо, еще совсем недавно здесь стоял дом. Но будто гигантский молот ударил по нему сбоку – бревенчатые стены разлетелись на много шагов вокруг, еще дальше упала красная черепичная крыша – почти целая. Домашний скарб широко рассыпался вокруг остова дома – над высокой травой торчали обломки шкафов, столов, сломанные стулья. Отдельным ярким пятном белела груда битой посуды и ворох белья. Порывы ветра все дальше разносили по лугу изорванные листки бумаги и обрывки одежды. Чувствовался запах горелого, местами тянулись вверх тонкие нити дыма.

  Лануш вдруг тронул Тима за рукав и вопросительно дернул головой. Тим понял и кивнул в ответ – опасности он сейчас не ощущал.

  Тим перевел сочувствующий взгляд на девушку:

– Лила…

 Но та сразу вскинула ладонь, прерывая его. С остекленевшими глазами она шагнула вперед.

 Будто тень, Лила бродила между обломками дома. Нежно погладила большой расписной самовар, смятый и покореженный, чуть коснулась пальцами изголовья разломанной кровати. Увидела маленькую тряпичную куклу – схватила и крепко прижала к груди.

 Парни тоже подошли ближе. Тим хотел понять, что здесь произошло. Его внимание привлекло одно бревно – почерневшее, обугленное. Тим положил на него ладонь – еще теплое. Это явно не заклинание Колотушка, которую он уже знал. Тогда что?

– Молния, – оказавшаяся рядом Лила будто услышала его вопрос. – Такие следы оставляет молния.

Она тоже приложила руку к дереву:

– Час назад…

– Сюда! – вдруг крикнул Лануш. – Скорей!

Тим и Лила обернулись, а затем бросились к нему.

Лануш вцепился руками в одно из бревен, что лежали плотной кучкой.

Кса! Из-под нижнего ствола торчала сжатая в кулак маленькая женская рука.



Рамель Алямшин

Отредактировано: 23.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться