Клятва Арвиинца

Глава 23. Король Рудвиг.

Тим вышел на середину зала.

 Королевский дворец Роднара не отличался особой изысканностью – он больше походил на крепость. Мощные стены из серого камня, узкие окна, похожие на бойницы, простая надежная мебель.

Зал приемов тоже выглядел обыденно – темный, мрачноватый, правда, несколько колонн чуть добавляли изыска. Посередине стоял трон – обычное большое деревянное кресло, уже потемневшее от времени.

 На нем восседал король Роднара Рудвиг VII.

– Спасибо, что согласились принять меня, милорд, – Тим склонил голову.

На самом деле Тим прождал в приемной несколько часов. Десятки, если не сотни людей прошмыгнуло мимо, глазея на него, но Тима вызвали только сейчас.

 Рудвиг поморщился:

– У меня мало времени, сынок.

Тим набрал воздуха:

– Милорд, зачем ваши люди побили моего друга? Почему они снова забрали Лила? Я все сделал по закону…

 – По закону? – усмехнувшись, прервал король. – Что тебе известно о законах Роднара, арвиинец?

Тим молчал.

– Ты вызвался спрыгнуть в яму вместо девчонки – я тебе позволил. Но это не значит, что она теперь свободна. По законам Роднара она все еще преступница, которая должна умереть.

На плечи Тима будто бревно скинули – у него аж ноги подкосились.

– Как? Как умереть?! Я же… я же…

– «Я же, я же», – передразнил его король. – Вместо того чтобы лезть куда не надо, сперва законы почитал бы. Да, она должна умереть. И умрет! Завтра на рассвете ей отрубят голову.

 – Как… отрубят… – простонал Тим. В его сердце, казалось, воткнули гвоздь, дышать стало нечем. – Но…

– Никаких «но»! Скажи еще спасибо, что тебя самого не тронули, – Рудвиг вопросительно повел подбородком. – Знаешь, чем для тебя могло обернуться убийство Леты?

– Убийство Леты? – растерянно переспросил Тим. – В Роднаре теперь запрещено убивать тварей?

Король рассмеялся:

– С этой стороны ты, конечно, прав, сынок. Но Лета, – он сощурился. – Понимаешь ли, она была символом Роднара – целых двести лет – это не шутки! Исторически значимая персона. От меня даже потребовали, чтобы я наказал тебя за вандализм и уничтожение памятника истории.

Тим грустно хмыкнул.

– Да, именно так, сынок. Но, к счастью для тебя, нет такого закона, который объявлял бы Лету неприкосновенной фигурой. Поэтому, я предложил этим умникам самим наказать тебя. В частном порядке.

 Тим настороженно стрельнул глазами по сторонам. Рудвиг ухмыльнулся:

– Да не боись, арвиинец. Они еще раз посмотрели на труп Леты и отчего-то передумали.

 Неожиданно он встал с кресла и подошел ближе:

– Я согласился принять тебя, потому что хочу понять, что ты за человек такой.

Рудвиг начал медленно обходить Тима, оглядывая сверху донизу и почесывая мощный подбородок. При этом тихо бормотал вполголоса:

– Ручки тощие, спина слабая, плечики хиленькие. Ничего не понимаю…

Он снова остановился напротив Тима. В его глазах читалось искреннее недоумение:

– Ну так… как ты сделал это, арвиинец?

Тим едва слышал короля. В голове стучало – Лила… умереть. Лила… умереть. Ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы собраться и вежливо ответить:

– Мне просто повезло, милорд.

Рудвиг поморщился:

– Сынок, ты кому сказки поёшь? Я всю жизнь на войне. Я могу отличить обычное везение от того, что ты вытворял.

– Милорд, уверяю вас, каягурна, поскользнувшись, насмердела и скончалась от неловкости!

Рудвиг хрипло рассмеялся и хлопнул Тима по плечу тяжеленной рукой:

– А ты шутник, арвиинец!

 Видя, что настроение короля улучшилось, Тим тут же решил воспользоваться этим:

– Милорд, умоляю помилуйте ее!

– Да чтоб тебя! – ругнулся Рудвиг, и его лицо сразу посуровело. – Забудь об этом, сынок, это закон. 

Он сердито вернулся в свое кресло. 

Повисла тяжелая тишина – король мрачно впился глазами в Тима и молчал. Наконец выпрямился, поднял здоровенный кулак и обрушил его на подлокотник:

– Послушай меня! Я сижу на этом проклятом стуле уже много лет. И я точно знаю: Роднар живет, пока соблюдается закон. И значит, вся Саантара жива, пока в Роднаре царит закон. Нарушь его один раз, и все развалится. Девицу предупредили, что последует за ее решением, но она все равно сделала такой выбор. 

Он наклонился вперед и с нажимом, чуть не по слогам, повторил:

– Она сама сделала такой выбор. И покончим с этим!

 Тим опустошенно выдохнул. На плечи навалилась огромная усталость – величиной с гору. Лила… 

– Теперь что касается тебя, арвиинец, – Рудвиг повернул голову и крикнул: – Дариш!



Рамель Алямшин

Отредактировано: 23.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться