Клятва Примара

Font size: - +

Клятва Примара. Глава 2

Глава 2

 

– Ну что, как он? – Валера догнал меня и пошёл рядом. – Ещё на той неделе я не поставил бы на его жизнь и фальшивой монеты…

– Ему лучше, это очевидно. Спасибо тебе, без тебя мы точно пропали бы. Валерий скорчил странную мину. Казалось, его смущают и раздражают слова благодарности.

– Я не бог. Конечно, совсем без лекарств его шансы были бы близки к нулю, тем не менее, твоего Середу мало кто может уморить до смерти, если ты рядом с ним. Но я думаю, что ему не помешает ещё немного благ цивилизации, – заметил он.

– Нам всем они не помешают, – согласилась я.

Валерий порылся в кармане брюк и вынул полиэтиленовый конвертик с таблетками. Протянув его мне, он кивнул на Олега:

– Дай ему сама. От меня он принципиально ничего не берет.

Я взяла пакетик, догнала Олега и вложила таблетки ему в руку.

– Прими аспирин. И не будь свиньёй, что ты задираешься с Валеркой?

Олег, все ещё бледный, но уже куда более бодрый, чем неделю назад, лениво отмахнулся от меня:

– Кому‑то, может быть, и Валерка, а мне… Интересно, откуда у него аспирин? И автомат?

– Тебя должно интересовать только то, что он успел вовремя, чтобы спасти нас, тебя в том числе, – отрезала я.

Олег ничего не ответил и прибавил шагу.

Мне стало почти до слез обидно. Возможно ли когда‑нибудь будет примирить их друг с другом? Всю неделю Валерий и Олег общались через меня. Валера принёс с собой лекарства и фляжку с коньячной настойкой. Только с помощью этих нехитрых вещей мы и смогли поставить Олега на ноги, но даже это не смягчило его непримиримость к Валерию…

Солнце уже садилось, становилось все холоднее. Мы тянулись вдоль края леса, подыскивая подходящее место для последнего ночлега в Диких Землях. Здесь лес резко обрывался, переходя в Степи. Утром мы должны были уже вступить на территорию, жившую по совершенно иным законам, чем Дикие Земли. Вернее, здесь отсутствовали какие‑либо законы, их напрочь не было.

За время нашего многодневного пути мы все почти не разговаривали друг с другом, потому что приходилось постоянно быть начеку. Иногда только раздавались отрывистые приказы Дана своему брату. Воронёнок муштровал мальчишку почём зря. Гудри не разрешалось: заговаривать первому, плакать, жаловаться, идти слишком медленно, идти слишком быстро, долго смотреть в одну сторону, отлучаться из поля зрения Дана, прислушиваться к разговорам, трогать чужое оружие… А разрешалось только получать подзатыльники.

Меня радовало то, что Валерка был с нами, хотя мне до сих пор так и не удавалось поговорить с ним так, как мне того хотелось. Но, идя вслед за Олегом, я чувствовала сзади присутствие Валерия, и это успокаивало меня и вселяло уверенность в том, что наш переход через Степи увенчается успехом.

– Катя, давай‑ка здесь остановимся, – Валера тронул меня за руку, указывая на выжженную солнцем лощину на опушке леса. – Пора отдыхать. Да здесь мы сможем и поговорить спокойно. Так далеко воины шаманов не пойдут, а степнякам здесь тоже вроде бы делать нечего.

Мы расположились на ночлег. Измученный тычками и придирками Дана, Гудри сразу же уснул, завернувшись в свои лохмотья. Дан ещё некоторое время побродил вокруг лощины, а потом тоже улёгся рядом с братом. Валерий развёл какой‑то хитрый костёр, соорудив над ним шалаш из веточек, маскирующий огонь, и сел, положив автомат на колени. Олег расположился здесь же.

– Ну что, спят наши юные дикари? – уточнил Валерка.

– Не понимаю, как у него поднимается рука так издеваться над мальчишкой, – проворчал Олег.

– Дан делает из Гудри настоящего воина, – усмехнулась я.

– Разве так сделаешь из человека что‑нибудь хорошее? – недоверчиво отозвался Олег.

– Только так и сделаешь, – заметил Валера. – Это я испытал на себе.

– Он ещё считает, что из него получилось что‑то хорошее, – фыркнул Олег, ни к кому конкретно не обращаясь.

Я ещё раз оглядела Валерку и в который раз мне бросилась в глаза разительная перемена в его внешности. Несмотря на то, что я видела его уже не раз в ином виде, стоило мне подумать о нем, как в памяти всплывал безукоризненно одетый пижон с небольшой аккуратной стильной бородкой: черные блестящие волосы, выпрямленные жирным гелем, холеные руки, нервные порывистые движения худощавой фигуры, большие, болезненно блестящие синие глаза, которые я сначала так люто ненавидела, и в которых даже спустя какое‑то время оставалась злобная беспомощность затравленного пса. Но те долгие‑долгие месяцы нашей разлуки, во время которой мы общались хоть и часто, но только мысленно, изменили Валеру совершенно. Теперь, взглянув на него, никто бы не усомнился, что этот парень всю свою жизнь провёл в суровых условиях, борясь со всевозможными лишениями и занимаясь тяжёлой физической работой.

Валерий словно вырос. Плечи стали шире и мощнее, руки, погрубевшие и потемневшие, впечатляли своей очевидной силой и уверенностью движений. Даже походка из резко‑суетливой стала пружинистой. Небрежно остриженные крутые локоны привольно трепал степной ветер. Только бородка оставалась все такой же короткой, тщательно и аккуратно ухоженной. И глаза такие же яркие, но уже подёрнутые равнодушным спокойствием, в искренности которого я почему‑то сильно сомневалась.



Наталия Шитова

Edited: 13.05.2017

Add to Library


Complain