Клятва Примара

Размер шрифта: - +

Клятва Примара. Глава 8

Глава 8

 

– Все, завязываем! – Бертан осмотрел тот жуткий раздрай, который мы с ним устроили в его апартаментах. – Если мы продолжим дальше, здесь уже в принципе невозможно будет навести порядок.

Он поправил надорванный рукав куртки, но так как это оказалось совершенно бесполезно, с треском оторвал его совсем и обтёр им себе лицо и шею. Затем он посмотрел на меня и удивлённо заметил:

– Такое ощущение, что ты вовсе не устала!

– Тебе сказать правду или успокоить?

Бертан пожал плечами и, пройдя в смежное помещение, выкрикнул оттуда:

– Предпочитаю правду, по крайней мере, когда наедине.

Он появился через минуту в другой куртке и замер передо мной в ожидании моего ответа.

– Я скажу тебе вот что: я немного устала, но ты, иерарх, совершенно не можешь похвастаться выносливостью. Тебе ещё работать и работать над этим. Тебе нужны хороший учитель и тренировки в подходящем месте. Жилые помещения – неподходящее место. Видишь, что мы тут учинили, а всего‑то немного подрались.

– А где ты всему этому научилась? Я что‑то никогда не слышал о том, чтобы с несовершенными кто‑то где‑то занимался, – усмехнулся иерарх.

– Были такие люди. А то, что у вас совсем не обращают внимания на возможности несовершенных – это промах. Тебе надо избавиться от предрассудков на этот счёт.

– А у меня и нет этих предрассудков, – отозвался Бертан. Он медленно ходил по комнате, поднимал опрокинутую мебель, разлетевшиеся бумаги и прочий хлам.

– Мне прекрасно известно, каким может быть несовершенный человек. И знаешь, таких людей нужно или надёжно запирать в карантинных блоках, или убивать.

– Тебе уже успели так досадить несовершенные? Когда же?

– Это не твоё дело. Для таких, как ты, вполне достаточно информации из кодекса Законов Первого мира. Там все изложено очень доходчиво.

– А ты, иерарх, все делаешь по Закону?

Бертан остановился, присел на стол и оперся о него руками у себя за спиной. Видно было, что он боролся с желанием поговорить. У него не было товарищей, только неподвижные и безмолвные охранники, не подпускающие к нему никого, кроме привычных исполнителей. Младший брат был ещё слишком мал, а с матерью, с которой он вошёл уже в принципиальное соперничество, он, видимо, в своё время наговорился досыта, и её взгляды уже не интересовали его.

– Ты можешь говорить со мной обо всем, иерарх. Ты же знаешь, что я ничего никому не передам, потому что не могу. А на словах мне некому рассказать, потому что твои головорезы изолировали меня и не выпускают из надземной части здания.

– А почему ты решила, что мне есть, о чём говорить? – возразил он.

Резкий сигнал не дал ему продолжить. Лицо Бертана отразило недоумение, но он перегнулся через стол и шлёпнул ладонью по какой‑то кнопке на пульте. Входная дверь открылась и вошла Даррина. Они оглядела комнату, и её брови поползли сначала вверх, а потом сдвинулись на переносице.

– Бертан, что сие означает?

– Я развлекаюсь, мама, – отозвался он.

– Мало того, что для того, чтобы связаться с Катериной, мне нужно её лично искать, так ещё и ты не отвечаешь, когда тебя зовут!

– Мне просто показалось, что голова разболелась, – пробормотал Бертан и вскинул руку к уху. Серёжки там не было. Бертан выругался, сполз на пол и стал обследовать место нашего недавнего сражения. Нашёл пропажу он достаточно быстро и вдел её на место. Даррина все это время выжидала и, уже когда он снова сел на прежнее место, она обратилась ко мне:

– Через двадцать минут Бэсту пора отправляться спать. Он пока у меня. А поскольку у меня продолжается длинный серьёзный разговор, ты должна будешь зайти за ним и забрать его.

– Хорошо, мама, я прослежу, – вставил Бертан. – Нечего хмуриться, мама, Катерина хорошо справляется со своими обязанностями, Бэст без ума от неё.

– Ладно бы только Бэст, – отрезала Даррина и вышла.

– Что ей от меня надо?! – вскипел Бертан.

– Ей надо, чтобы её сын не повторил трагическую ошибку своего отца.

– Ты о чём это? – запальчиво воскликнул Бертан.

– Она беспокоится, чтобы иерарх Бертан не завёл себе внебрачных детей.

Словно ветром сдуло иерарха со стола. Он подскочил ко мне и сильно толкнул ладонью в плечо так, что меня отбросило к стене комнаты.

– Я знаю, что все давным‑давно разошлось в виде сплетен, но я никому, тем более тебе, не позволю насмехаться надо мной! – его ноздри трепетали в возмущении.

– Я не насмехаюсь! Но если ты признаешь, что я сказала правду насчёт опасений твоей матери, нам будет проще разговаривать!

– Да, она именно этого и боится, но она зря это делает! Я никогда и ни за что не собираюсь повторять ни одного из деяний моего отца! Я никогда не позволю себе нарушить Закон!

– Я никогда не слышала, чтобы иерарх Виллен нарушал закон, возразила я. Я, действительно, не слышала о таких вещах. – Ну, кроме разве того, что Виллен был несовершенен и был вынужден скрывать это от всех.

– Что ты можешь знать о Законе и о моем отце?! – заорал Бертан. Этот человек сделал в своей жизни столько зла и подлости, что хватило бы на десятерых. И я поклялся, что никогда не позволю себе нарушить Закон!

Он говорил это искренне: судя по его словам, у него была своя правда о Виллене. А у меня была своя. Для того, чтобы мы с Бертаном поладили, нужно было сложить две наши правды и сплести из них истину. А поладить с Бертаном мне было нужно, в первую очередь, для того, чтобы уцелеть самой. Если ради этого мне придётся радикально изменить его мнение о чем‑то, я это сделаю. В конце концов мне придётся раскрыть карты и довериться Бертану. Но сначала нужно сделать так, чтобы он, узнав, кто я такая, не счёл меня врагом. Значит, нужно показать ему, что я союзник в его борьбе с его врагами. И этих общих для нас врагов нужно срочно найти, придумать, организовать…



Наталия Шитова

Отредактировано: 13.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться