Клятва Примара

Размер шрифта: - +

Клятва Примара. Глава 11

Глава 11

 

Лёгкое шелестящее постукивание – и какой‑то твёрдый предмет несильно ударил меня в бок. Я пошарила рукой рядом с собой. Что большое и круглое. Я взяла предмет в руку и, поднеся его к лицу, открыла глаза.

Это было яблоко. Огромное, величиной с небольшой ананас, с ярко‑красной кожицей и чуть подсохшим черенком. Кожица блестела, словно натёртая воском, но в этом не было нужды, яблоко и так было сорвано не более суток тому назад.

Я бросила взгляд на опущенные жалюзи, уже не сдерживающие яркие солнечные лучи. Тонкие тростниковые пластинки пропускали солнечный свет в щели, и вся жёлтая комната, расчерченная полосками свето‑теней казалась ещё более жизнерадостной, чем тогда, когда я её увидела впервые.

Крики морских птиц доносились с улицы. Я поднялась на локте и огляделась, держа яблоко на ладони. Жёлтый потолок, голые гладкие жёлтые стены нежно‑лимонного оттенка, толстая махровая простыня, покрывающая почти пол‑комнаты, разбросанные плоские подушки…

Валера стоял в дверях в позе человека, играющего в кегли: на одном колене, протянув вперёд руку, только что метнувшую по полу яблоко. Он выжидательно смотрел на меня и улыбался.

Я встретилась с ним взглядом.

– Хэй‑я‑а‑а! – выкрикнул Валерка, бросаясь вперёд. Перекатившись по полу, он добрался до меня и навис, опираясь на вытянутые руки, вынудив меня отпрянуть обратно на подушку. – Ну ты и соня! Сколько можно спать?!

– Откуда яблоко? – спросила я.

Он осторожно опустился, сгибая руки, поцеловал меня и, оттолкнувшись рукой, сел рядом.

– Пока ты спала, я успел искупаться и сходить за яблоками.

– И далеко пришлось идти?

– Есть одно местечко… – усмехнулся Валерий. – За одной незаметной дверью. Он отобрал у меня яблоко, взялся за него обеими руками и с хрустом разломил. Подав мне одну половину, Валерий сам принялся за свою долю.

Вчера я вскользь пожаловалась, что мне осточертели тропические фрукты. И вот Валера ни свет, ни заря уже пошастал по мирам. Ради яблок.

Он грыз свою половину и хитренько поглядывал на меня. А я уже в который раз обратила внимание на тёмные круги под его глазами.

– Валера, почему у тебя с утра уже усталый вид?

– С чего ты взяла? Самый нормальный вид, – отмахнулся он.

– Валера, а почему я так долго сплю по утрам?

– Да, это, действительно, вопрос, – протянул он, пожимая плечами.

– И ты не улавливаешь связи? – я встала, отошла в угол, где была сложена одежда, натянула бриджи и майку и пошла на улицу. Валерий все это время молча наблюдал за мной и тоже побрёл следом, дожёвывая яблоко.

– И какую связь я должен уловить? – проговорил он, когда мы вышли из бунгало на песчаное побережье.

– Связь между моим крепким и долгим сном и твоим усталым видом.

– Вечно ты из ничего построишь теорию мироздания, – проворчал Валерий и забросил огрызок яблока в заросли осоки.

– Я стала хорошо спать потому, что мне перестало сниться, как Катя убивает Мариэлу.

– Ну и прекрасно, – буркнул Валерий и, повернувшись, хотел куда‑то отойти. Я ухватила его за ремень. Он послушно встал и, тряхнув кудрявой головой, недовольно сказал:

– Не приставай.

– Нет уж, ты меня выслушаешь… Мне перестал сниться мучительный сон. Это не могло произойти само по себе. Это могло произойти только по воле человека, который шуровал в моем сне, как в своём. Для этого ему нужно каждую ночь полоскать мне мозги, а следовательно, не спать ночами самому. И что‑то мне подсказывает, что опознать этого человека можно в первую очередь по черным кругам под глазами…

– Мм‑м, логично, – проворчал Валерий. – Но не обязательно соответствует действительному положению вещей.

– Очень даже соответствует! Иначе почему ты не взглянешь мне в глаза?

Он ничего не ответил, только, по‑прежнему не оборачиваясь, сложил руки на груди.

– Валера, я тебя убью! – я развернула его к себе и попыталась поймать его взгляд. Он посмотрел на меня неожиданно открыто и прямо, и мне все стало ясно и без слов. – Почему ты считаешь себя вправе копаться в моей душе?

– Я не сделал ничего плохого, – возразил он. – Я хочу для нас с тобой немного счастья. Совсем немного. Ровно настолько, насколько тебя хватит. А если бы я не закрывал для тебя эти ужасные видения, ты не выдержала бы здесь и этих двух месяцев. Я и так каждого утра жду с ужасом, вдруг ты проснёшься и скажешь: «Все, с меня хватит, уходим отсюда». Вести такую жизнь, как у нас сейчас, можно только людям, которых ничего не толкает к вечной гонке… Если отпустить твои сны на волю, ты помчишься без оглядки вперёд, прямиком в новую пропасть…

Его голос звучал ровно, но я слышала едва уловимую дрожь. И ветер его души внезапно дополнил его слова несколькими острыми порывами, принёсшими с собой даже крупицы боли.

– Валера, – я не решилась продолжать разговор так, как того хотела моя свежевскипевшая злость. – Я тебе благодарна за наш остров… Может быть, возможно быть ещё счастливее, но мне трудно себе это представить. И все же, сколько раз я тебя просила – не трогать моё сознание…

– Катя, я же только что объяснил…

– Я прошу тебя ещё раз! Никогда не влезай в мои мозги! Оставь их в покое!! Навсегда! Пусть все идёт своим чередом!

– Ну хорошо, хорошо… Успокойся! Что‑то мы с тобой сегодня с самого утра делаем все не так, как надо, – он потянулся ко мне и поцеловал.

Потом силой усадил на песок, распустил мою закрученную в узел косу и растрепал длинные пряди. Только тут я почувствовала, как меня колотит. Это была сильная нервная дрожь, которую и пытался унять Валерий.



Наталия Шитова

Отредактировано: 13.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться