Ключ его сердца

Размер шрифта: - +

Глава 2.

Глава 2.

 

Загрузив на ди-топ карту местности, за несколько минут нашла наиболее надежное убежище – маленькую неприметную пещерку в миле отсюда, укрытую со всех сторон густой лесной чащей. Добежала до нее минут за десять, несколько раз чуть не попав под продолжающиеся сыпаться обломки, не сгоревшие в атмосфере. Это что за бои там ведутся и с кем? Вопросы не давали покоя, как и мысли, что мы с мамой вот-вот будем обнаружены, а в данный момент находимся слишком далеко друг от друга. Страх в который раз сковал тело и чуть не споткнулась о камень, возникший на пути, заставив выругаться нелитературными словами, которые в принципе не должна была знать. Слезы вновь выступили на глазах, и зло смахнула их дрожащими пальцами. Чтобы она ни приказала, без нее я с Ворка ни за что не вылечу! Я ее не брошу! Вместе до конца!

Когда наконец-то оказалась в безопасности, то устало опустилась на корточки, прижавшись спиной к влажной, покрытой неприятной слизью стене пещеры, однако сейчас я на эту мелочь даже не обратила внимания, и опустила голову на колени. Сбитое дыхание вскоре восстановилось, а вот сумасшедший бег сердца, предчувствовавшего скорые неприятности, никак не желал притормозить хотя бы на время. Тело охватила нервная дрожь, и чуть было не поддалась желанию связаться с мамой, узнать как у нее дела. Но тут же отдернула, потянувшуюся к ди-топу, руку, так как это было строжайше запрещено установленными мамой непреложными правилами безопасности.

В этой мрачной, холодной пещере было так страшно и одиноко, что я свернулась в калачик и тихонько заплакала. Громкий гул заставил резко подскочить на ноги и отстегнуть от пояса бластер. Спустя доли секунд, что-то огромное рухнуло практически у самого входа, вырвав из почвы черные клочья земли, разметав наваленные в округе громадные булыжники и сломав с десяток гигантских старых деревьев.

С опаской выглянула из-за укрытия, пытаясь совладать с непослушными дрожащими руками, и узрела средних размеров искореженный и помятый Разведчик (боевой космический корабль, предназначенный для глубокой разведки в тылу противника), по-видимому, последнего класса - 2А, с эмблемой Имперских войск на обшивке. От него в небо столбом валил едкий, черный дым. Ого! Это кого же здесь подбили? Интересно, живые есть? И если есть, насколько это будет безопасно для меня? Может, стоит поискать другое укрытие?

Только уверилась в правильности этой мысли и осторожно, стараясь не издавать лишних звуков, начала красться мимо Разведчика, как прямоугольный люк с шипением и скрежетом отъехал в сторону, и из него вывалился окровавленный человек, а может и не человек, а никромин, отсюда не понять. Кто он: всего лишь пилот, или офицер более высокого ранга, оставалось только догадываться, так как имперская форма была обуглена. Мужчина, потеряв сознание, рухнул с приличной высоты к моим ногам, отчего в ужасе с визгом подпрыгнула на месте и моментально отскочила в сторону.

Это оказался еще совсем молодой парень, на вид не дала бы ему больше двадцати. Белоснежная кожа, проглядывающая через грязь и сажу, высокий рост (почти под два метра), длинные темные волосы, с косичками у висков, в которые вплетены какие-то ярко-голубые кристаллы, выдавали в нем чистокровного высшего имперца – никромина. От шока даже застыла на месте, боясь пошевелиться, заторможено наблюдая, как его китель на животе медленно пропитывается кровью. Да как вообще к нам высший попал? На самую окраину Империи! Тут в голове мелькнула совершенно жуткая мысль, что если на нашей никому особо не нужной планете погибнет никромин, да к тому же еще и представитель какого-нибудь древнего рода, от Ворки останется лишь одно воспоминание. Кстати, я где-то читала о подобных прецедентах. Только это осознание заставило меня наклониться к нему и прощупать пульс. Так, парень пока жив, что уже обнадеживает. Осторожно вспорола ножом остатки кителя и тут же с трудом подавила рвотный позыв. В левом боку зияла огромная рваная рана, обугленная по краям. Жуть! Как он еще дышит-то?

Насколько знаю, имперцу сейчас может помочь только сигнат – человек, связанный с ним своей кровью, которую никромины употребляют в качестве одного из источников пищи. Человеческая кровь значительно усиливает их регенерацию, делая этих властителей звездных систем одной из самых неуязвимых рас во вселенной. Мама рассказывала, что привязка обоюдная и происходит по достижении никроминами совершеннолетия. Для этого им подбирают персонального кормильца соответствующего пола, производят первичный обмен кровью, во время которого и устанавливается связь, только вот ее особенности хранятся в строжайшей тайне. Восполнить жизненные силы и восстановить повреждения на теле может помочь лишь сигнат. Кровь же обычных людей для них не больше, чем еда. Причем синтетическая их организмами не усваивается, однако, стоит отдать им должное, они не истребляли ради пищи человеческую расу. Наоборот, за добровольную сдачу крови можно было получить вполне неплохие деньги и многие за счет этого и существовали. А вот сигнаты, или, как мама называла их - «кормушки», были вообще в почете и жили в роскоши вместе со своим хозяином, так как позволялись лишь высшим имперцам, хотя, думаю, некоторые низшие, ради возможности экстренного восстановления не раз преступали строгий закон, предусматривающий за подобное смертную казнь.

Только вот привязку можно осуществить лишь раз в жизни, которая у никроминов значительно длиннее нашей, поэтому для каждого имперца был так важен и ценен личный кормилец. Впрочем, сигнаты, благодаря первичному обмену крови, тоже повышали свою продолжительность жизни, поэтому многие стремились занять такую ценную должность. Существовали даже целые подпольные рынки, где устраивались торги, на которых имперцы могли выбрать себе любого понравившегося человека. Как по мне, то кормильцы были для них кем-то вроде полезных комнатных собачек, которых холили и лелеяли. Фу, аж противно от этого!



Светлана Торубарова

Отредактировано: 04.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться