Ключ-стражи

Font size: - +

Глава 4

Рэн ждал меня у ворот Академии. В отличие от наших, всегда гостеприимно распахнутых, эти были закрыты и щерились навстречу гостям отогнутыми наружу железными острыми зубьями, а каменная ограда была раза в два выше, чем забор вокруг Университета (надо сказать, не низенький). Я опасливо приблизилась.

– О, Нэк! Привет, – рыжий ухмыльнулся. Сегодня он был в своем обычном одеянии – без плаща с капюшоном. – Проходи. Да не тыкайся ты в эти створки, они тут только чтоб новичков пугать! Вон калитка, сбоку.

В стороне действительно обнаружился малозаметный проход, почти скрытый зарослями плюща. Я поднырнула под свисающие побеги и оказалась на территории наших будущих защитников, гордости Пристани, и прочая, и прочая.

Видимо, ученические угодья везде одинаковы. Конюшню и здания общежитий я распознала сразу; даже располагались они почти как у нас. А вот однотонно-серое здание самой Академии, в отличие от неуклюжей и долговязой Мастерской, было приземистым и аккуратным, всего в четыре этажа; зато и заметно шире. По левую руку от здания виднелась огромная спортивная площадка, уставленная горками, трубами, высоченными узкими лестницами (они действительно по ним лазают? у меня от одного вида голова кружится!) и – я присмотрелась – приспособлениями, более всего похожими на одежную щетку лицевой стороной вверх. Если, конечно, существуют гигантские стальные щетки. Разумеется, везде полно народа – как и у нас после лекций, только вместо однотонно-зеленоватой толпы учеников-волшебников – разношерстная и разномастная куча ребят, в основном парней, но и девчонки встречались. Кто ставил к забору мишени для стрельбы, кто перематывал рукоять меча кожаной лентой, кто просто болтал с друзьями. На меня обращали внимания не больше, чем на одуванчик на обочине.

– Пошли, пошли, – Рэн торопил меня, подталкивая в спину и не давая поглазеть вокруг.

– А у вас тоже Тварь под заведением сидит?

– Сидит.

– А как зовут?

– Белый Змей. Давай, Нэк, не отставай, шевели копытами!

 – Мы куда? И зачем? – я вяло отмахивалась, ибо помнила про загадочное «с воздуха». Воздушных кораблей, как ни верти головой, вокруг не наблюдалось; логично – единственный в городе причал был в другом конце Пристани, и туда только два раза в неделю приходила «Гордость Ветров» из столицы.

– Трусишка! – однозначно определил рыжий. Схватил меня за руку. – Высоты боишься?

– Высоты не боюсь. А вот падать с нее – да!

– Тогда все отлично. Ты же любишь лопардов?

Смена темы была неожиданной. Причем тут ездовые кошаки? Я представила себе Рапси, парящего над озером во главе стаи хагзи. Впрочем, почему бы и нет. Кажется, в Пристани мир окончательно сошел с ума.

Рэн едва ли не волоком затащил меня за конюшню. И вцепился в мою ладонь крепче, опасаясь, что дам деру. Честно говоря, очень хотелось. Только навыки самообладания, выработанные в течение трех лет общения с директрисой, превратили мое паническое «Ааа! Что это?!» в вежливое «Мнэ».

Нас ожидало существо ростом чуть пониже лошади: орлиная голова, гигантский острый клюв размером почти с мою голову, кошачье тело и кошачьи же лапы, но с внушительными не втянутыми когтями. Там, где бронзовые перья на птичьей шее переходили в пышную рыжеватую шерсть, виднелся широкий кожаный ошейник с металлическими бляхами; к ошейнику крепился удивительно тоненький для такой махины поводок, другим концом наброшенный на вкопанный в землю столбик коновязи.

И да, крылья. Сложенные какой-то диковинной гармошкой по бокам, словно у существа имелась пара лишних суставов, огромные, но узнаваемо птичьи. Зверь хлестал длинным хвостом по земле, косился на меня янтарным глазом и выглядел как образец недружелюбия, хоть помещай на картинку с пометкой «разумному магу стоит держаться подальше».

– Грифон! – гордо пояснил Рэн с таким видом, словно собственноручно эту зверюгу поймал.

Помню. Что-то подобное было в Виллиной «Флоре и фауне». Кажется, даже подпись именно такая; про «держаться подальше» – точно.

– Рэн, – осторожно начала я. – Намекаешь, что нам придется лететь на этом?

– Да. А что? Не бойся ты, она смирная.

Смирная?! С таким же успехом ее можно назвать «крохотной» и «безобидной». Смирный зверь плотоядно облизнулся, по клюву скользнул длинный алый язык.

– Ее зовут Милена. Хочешь погладить?

«Гладь, гладь», – словно говорил взглядом грифон... точнее, грифониха? Грифка? – «Зачем тебе лишние пальцы?»

Мне остро захотелось оказаться где-нибудь подальше. Желательно в своей комнате, на кровати, под одеялом. Великая Рея, зачем мы с ребятами поперлись в леса тогда, сидели бы смирно в библиотеке, книжки бы читали!

– Нэк, – рыжий понял, что меня не сдвинуть с места и упряжкой тяжеловозов, и пустил в действие дипломатию. – Ты же хочешь, чтобы мы раскрыли эту тайну? Разобрались с каким-то дурацким магом? Хочешь, чтобы в Пристани снова было спокойно? – и, финальным ударом: – Чтобы Ланс признал, что ты сильная талантливая волшебница?

– Я тебя ненавижу, – обреченно сказала я. – Отпусти руку, не буду убегать. Как вообще летают на этом... этой...

– Все просто – как на любом ездовом звере. У нас в Академии их много, и разных. Тренироваться-то надо ездить на всех!

– Нас этому не учат. И я даже с лошади падаю!

Рэн выразительно закатил глаза.

– Чему вас вообще учат, кроме как палиться на подслушивании?

– Молчи уж, а то я тебе Лиарру припомню.

– Ладно, ничья, – рыжий ухмыльнулся. – Все действительно просто. Милена, хорошая девочка, – парень потрепал грифку по пернатой шее. Та прижмурила один глаз, вторым все так же подозрительно кося на меня. – Посадка, Милена!



Анастасия Шакирова

Edited: 06.12.2015

Add to Library


Complain




Books language: