Ключ-стражи

Font size: - +

Глава 9

Не знаю, что меня разбудило. Может быть, занимавшийся рассвет. Стало заметно светлее, я смогла разглядеть, что песок подо мной – не обычный, желтоватый, а странного пурпурного оттенка. Ветер стих, вода мягко облизывала узкую полоску пляжа.

Не море и не озеро — река. Неширокая, на том берегу темнел лес. А обрыв, к которому я прислонялась спиной, был не таким уж и высоким, три моих роста, не больше.

Сон. Опять странный сон. Кто я такая, дурацкая избранная из дурацкой легенды «пойди туда, не знаю куда, принеси воды в умирающую деревню»? Г-гоблин, точно — вода! Как же пить хочется!

Кое-как напившись из ладоней, я запрокинула голову в надежде все-таки рассмотреть звезды – но они уже померкли в свете начинавшегося дня. Впрочем, одну я успела разглядеть. Тайхо-Ри, крохотная звездочка, появляющаяся перед самым рассветом в противоположной выкатывающемуся солнцу части неба. Нам говорили, что Тайхо-Ри учитывается в любом гадании и предсказании по небесным телам; ее имя означает «надежда на». На что? На что-то разное, для каждой ситуации – свое. Может быть, это просто придуманное давным-давно суеверие, чтобы астрономы и астрологи, глядя ввысь и видя в расположении звезд что-то вроде «скоро придет конец всему миру, ха-ха!» не теряли веры в лучшее и не отчаивались. Хотя такая легенда скорее не для астрономов, а для простого народа. Народу нужно надеяться, хоть на что-то.

Но почему-то от вида этой неяркой звезды мне стало легче.

А может быть, от уже забывающегося сна?

Мой страх со мной – и значит, я не одна. Я не могу перестать бояться, но могу встать с ним рядом.

Что я, собственно, и сделала – поднялась на ноги. Они изрядно затекли, но хотя бы не дрожали, как ночью. Уже хорошо. Худо-бедно припомнив упражнения Рэна, я сделала несколько наклонов, попрыгала, разминаясь, по песку. А потом решительно подошла к обрыву и начала подъем, цепляясь за жухлые кустики.

Свалилась я всего-то два раза. На третий мне удалось подняться, и некоторое время я лежала, отдыхая, на спине, на краю поросшего мягкой травой обрыва. Вокруг зеленели деревья, солнце уверенно вскарабкалось на небо, согрело мои щеки приятным теплом. «Странно, что птицы не поют», — отрешенно подумала я. И тут, несмотря на жару, меня пробрал ледяной пот.

Птицы не пели. Ни единой птицы.

Ни единого комарика возле воды. Ни малейшего плеска рыбы в реке.

Ни звука, кроме моего дыхания и шума ветра в листве деревьев. И пахло… как-то не так. Неправильно. Не двуцветкой, травой и весной – а слабым, но отчетливым ароматом застоявшегося болота.

Меня словно кнутом по спине вытянули. Совершенно не заботясь об одежде, я вскочила и рванула вперед, через колючие заросли. Вывалилась на дорогу, в панике огляделась вокруг.

Это было чертовски похоже на дорогу, ведущую к Пристани — ту самую, на которой мы с Рэном стояли, гадая, что же случилось с госпожой Матильдой и остальными. Только... что-то было не так. Сложно сказать, что именно: так иногда во сне стоишь в своей комнате общежития, или в комнате оставшегося в Вирдо дома; и в двери-окна еще не вползает липкая тьма, и не слышно шагов за спиной, и вроде бы стены на месте, и мебель расставлена как надо, и твоя куртка свисает со спинки кровати... но ты уже чуешь: что-то неправильно.

Листья двуцветки по обочинам не той формы. Песок не желтый, а красноватый. Солнце словно бы ближе к земле. И по-прежнему ни единого звука, кроме ветра, даже цикады в траве молчали. Да и были ли те цикады?

Я затравленно попятилась, озираясь вокруг.

Не поддавайся панике, Нэк, помни про страх рядом, помни, держись...

Серебристый ключ сам скользнул в ладонь. Носком сапога я прочертила линию в дорожной пыли, сжала ключ в руке, зажмурилась — до ярких пятен перед глазами, и изо всех сил представила себе Пристань: створки ворот, солдат возле, лениво играющих в кости на рассохшемся ящике, к ящику прислонена алебарда. И шагнула вперед, успев еще подумать: пожалуйста, Рея, пусть получится.

Шаг вперед. Дуновение ветерка.

Секунд десять глаза я не открывала. Потом все-таки открыла.

Ничего. Все та же дорога меж холмов, деревья, выцветающее в линялую голубизну небо.

Я развернулась и шагнула через линию еще раз. И еще. И еще.

Бесполезно. То ли здесь магия ключ-стражей не работает, то ли... нет, этот ключ особенный, должен быть таким! Иначе я вовек не выберусь из этого жутковатого места. Где я вообще? На другой стороне континента, совершенно случайно так похожей на наши края? В прошлом? В будущем? Но даже в прошлом должны быть какие-то живые существа, вряд ли я угодила в тот семерик дней, когда великая Рея отдыхала, создав небо, землю и воду, но не населив ее еще различными зверями. Будущее? Сейчас окажется, что я прыгнула на десяток лет вперед, и тут уже никто не живет, потому что война все опустошила, даже насекомых не осталось? От одного предположения у меня волоски сзади на шее встали дыбом. Стоп, дифин говорил, что в будущее попасть нельзя. Значит, не оно.

И куда же, спрашивается, многострадальную Маннэке занесло? Хоть садись на землю и «караул» кричи!

Некстати вспомнились слова Рэна, когда он отдавал мне ключ — «ты же маг». И эхом — слова Ланса перед превращением. Я помотала головой и с удивлением поняла, что изрядно злюсь — на саму себя. Я маг! Пусть и не чета магам древности, но все же! А значит, я могу... да хоть бы попытаться почувствовать направление, поискать выход. Даже без рун и заклятий.

Я снова закрыла глаза. Сосредоточилась. На ощупь сунула руку в мешочек на поясе, вытянула горсть трав, растерла между пальцами, поднесла терпко пахнущую ладонь к лицу — вроде бы ерунда, но помогает собраться с мыслями. Расслабила напряженные мускулы. Я — лист на ветру, я — пыль, которую к дороге прибивает дождь. Вокруг меня — плотно стянутый кокон ловушки. Но из любого лабиринта есть выход, в любой комнате есть дверь, если я как-то сюда попала, значит, можно и выбраться...



Анастасия Шакирова

Edited: 06.12.2015

Add to Library


Complain




Books language: