Книга 1 Как я был девочкой

Размер шрифта: - +

Глава 15

 

Вместо продолжения тренировки я решил вздремнуть. Сказал же папринций: у кого что хромает, то и подтянуть. У меня хромало со сном.

Из сна вывели скрипы и тихий разговор Солнышка и Злюки на соседнем лежаке.

– Ну и? – с типично девчачьим любопытством вопрошала Зарина, распахнув глаза, рот и вообще все, что распахивается хотя бы гипотетически.

Карина, как более взрослая, степенно отвечала:

– Да. Я попросила руки Никандра Дарьина.

– А она? – раздалось до оскомины знакомое по моей школе, двору и всем местам, где девчонки собирались числом более одной.

– Задумалась. Главное, не отвергла. Говорит, во-первых – рано. В любом случае еще год на проверку отношений и трезвости выбора. Во-вторых – его присяга цариссе Дарье. Нужен равноценный обмен. Но это невозможно: был бы у меня такой Никандр дома, разве стала бы просить?

Младшая сестра лежала на животе, загнув голени кверху и бессознательно ими болтая. Старшая возлежала солидно, на боку, подставив руку и уперев щеку в ладонь. Впрочем, ногами тоже шевелила. Наверное, семейное. Сестры вели свой сестрячий разговор, делились мыслями и секретами, мне было не них. Но заснуть уже не мог. Хорошо, что прилег не раздеваясь. Сейчас встану…

– Последнее условие цариссы Дарьи, когда я почти отчаялась, – выдержав театральную паузу, продолжила Карина, – перейти к ней. Дать присягу и служить верно и доблестно.

– А ты?

Округлившимся глазам Зарины больше некуда было округляться. Предел. Дальше только вытягиваться вертикально. Или расширяться как Вселенная после Большого Взрыва, во все стороны одновременно. Кажется, она выбрала последнее.

– Мы обе понимаем, цариссой мне не стать – две старшие впереди, – проговаривала Карина давно передуманное. – Всю жизнь работать на них, подбирая в мужья лучших из худших, отброшенных Милославой и Лисаветой за ненадобностью…

– И ты?!..

– Да.

Вот так номер. Карина сделала выбор. Порвать с семьей, стать обычной войницей Кариной Дарьиной – но с любимым человеком. А что? Позже вместе подберут еще двоих, как здесь принято. Будут жить-поживать, да для Дарьиной службы новых войниц и войников рожать.

Такого я ожидал скорее от Глафиры. Злюка удивила так удивила. Вот он, ожидаемый секретик сиявшей соседки.

– Зарина и Карина! Дежурство на стену!

Девочки встрепенулись, принялись поправлять обмундирование.

Теперь вставать не нужно. Перевернувшись на другой бок, я опять прикрыл глаза. Вместо сна пришла Тома.

– Не спишь? Для наших соседок была команда, и я подумала…

– Сплю.

Забыл, что Тома никогда не понимала моих шуток.

– Стой! – крикнул я вдогонку, когда дверь уже закрывалась с отвратительным воем. – Естественно, не сплю, раз ответил. Проходи, располагайся.

Тома, одетая в доспехи, аккуратно сдвинула к стенке обе простыни на лежаке Зарины и осторожно присела.

– Ложись, не стесняйся. Никто не сгонит. – Я перевернулся на спину, закинул руки за голову, а ногу на ногу. Как хорошо, когда не надо притворяться.

Поколебавшись, Тома тоже прилегла.

– Что будем делать?

– Сейчас? – бездумно упало с языка.

Вот вечно что-то такое сморожу. Лицо пошло пятнами. Вольготная поза из раскрепощенной обратилась в расхлюстанно-пошлую, хотя внешне ничего не поменялось.

Тома нахмурилась:

– Вообще.

– Ждать. Мы в мышеловке. Вдвоем далеко не уйдем. Как и где искать Кудеяра Лесного не имею представления. Также не имею понятия, что делать потом, когда найдем.

– Пойдем освобождать Шурика, – безапелляционно заявила Тома.

– Пока к Варфоломее не вернемся мы трое – ты, я и Зарина – он в безопасности. В случае налета пострадает первым, его укокошат как свидетеля нарушения закона. Думаешь, нужно попробовать?

– Теперь не думаю.

Задним числом здравого смысла ей не занимать. Впрочем, это всех касается.

– Как нам попасть в наш мир? – задал я главный вопрос.

Для Томы здесь проблемы не существовало.

– Через причал!

– Помнишь, с какой высоты мы сверзились?

Девичий лик погрустнел, как образ нупогодишного волка, узнавшего, что по сценарию ему никогда не съесть зайца. Настал мой звездный час.

– Что ты думаешь о воздушном шаре?

До этого момента считал, что самые круглые глаза в жизни видел у Зарины. Тома сделала этот рейтинг устаревшим.

– М-м… м?!.. – не нашлось у нее слов.

С победным видом я сообщил:

– По этому поводу нужно поговорить с папринцием. Кстати, он знает, что я не девочка.

– Что?! – Глаза Томы побили свой же рекорд.

– Догадался еще тогда, после сказок. Но почему-то молчит.

– Почему-то, – задумчиво повторила Тома главное слово.

– Я видел в его комнате схему воздушного шара. Если имеется схема, значит, есть или будет шар. Логично?

От переполнявшей энергии меня подняло, как тот самый шар от горелки, я принялся ходить по маленькой комнатке, ловя мысли и облекая в слова:

– Шар поднимет нас на нужную высоту. Только так узнаем, работает ли портал в обе стороны. И высота – еще полдела. Ты же понимаешь, на работу портала влиять может все, от положения звезд до погоды и дня недели.

– Или количество людей, одновременно проходящих через него, – предположила девушка.

– Или их общий литраж, – брякнул я.

В ответ на недопонимание поправился:

– Килограммаж.

Тома не поинтересовалась, как я попал в комнату к папринцию, решив, что схему видел во время вызова в кабинет. Вот и ладненько.



Петр Ингвин

Отредактировано: 24.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться