Книга 1. Тайна зачарованной земли

Размер шрифта: - +

По следам исчезнувшего отряда

И снова привычный шум винтов над головой. Летели уже второй час. Внизу проплывали поля вперемешку с берёзовыми рощами и разлапистыми соснами, стоявшими особняком.

— Это начало Хантэй-Чикойского нагорья — мирового водораздела бассейнов рек Тихого и Ледовитого океанов, — перекрывая шум винтов, громко рассказывал Петр Иванович, сидевший рядом с Полиной на соседнем сидении. Страстный таёжник, любитель путешествовать по Забайкалью, он много о нём знал.

— Представляете, в какое замечательное место мы летим, Полина Александровна? По преданиям тунгусов, на гольце обитает злое божество, которое постоянно испускает ветры и насылает холодные дожди на окружающую тайгу, чтобы не пустить случайных путников в заповедные леса. Тут редко ступала нога человека, и природа в заповеднике сохранилась в первозданном виде.

Полина рассеяно кивнула головой, в ответ на его слова. Заметив её отстранённый взгляд,  уразумев, что спутница больше уделяет внимания виду за иллюминатором, чем его повествованию, Петр Иванович замолчал.

 Полине довелось побывать в здешних местах. Её отец работал тут с экспедицией. В один из своих отпусков она напросилась к нему в отряд. Ей надолго запомнилась  красота этого удивительного места и  трудные походы в диких непроходимых дебрях. Вот и сейчас, глядя в иллюминатор, она любовалась поднимающейся на горизонте исполинской вершиной Большого Сохондо. Сверкая на солнце не тающими даже в сорокаградусную жару снежниками, голец стоял будто великан, одетый в зелёную шубу тайги, опоясанный ожерельем из голубых озёр. Его макушку, словно скрывая какую-то тайну, окутывали облака.

 

*****

Ещё в Чите было оговорено, что они пройдут по маршруту, намеченному исчезнувшим отрядом. Вертолёт приземлился в районе реки Букукун. Высадив спасателей, лётчики поспешили обратно в Читу.

Вначале их путь проходил по хорошо укатанной грунтовой дороге, которая петляла между берёзовыми рощами, потом она втянулась в ущелье по дну, которого бежал говорливый ручей, и постепенно превратилась в узкую тропу. Лес менялся. Исчезли весёлые берёзки и разлапистые сосны. Хмурые лиственницы карабкались вверх по склону гор. Под ногами пружинил толстый мох, пахло сырой землёй, прелыми листьями. Заросли бадана, ерника, кедрового стланика преграждали дорогу путникам, цеплялись за одежду, путались под ногами. Часто встречались каменные осыпи, неустойчивые валуны выскальзывали из-под ног. Отряд вытянулся в цепочку. Спасатели шли ровным размеренным шагом, всё необходимое несли с собой, облегчив ношу лишь Полине. Словно почуяв чужаков, со стороны гольца  по небу потянулись серые нити облаков. Погода начала меняться. Солнце исчезло за плотной пеленой. Пошёл мелкий колючий дождь. Холодные капли стекали по лицу, попадали за воротник. Одежда и рюкзаки намокли, отяжелели, оттягивали плечи. Идти стало ещё труднее, ноги скользили по мокрым камням, вязли в глубоких мхах. Отряд шёл почти без привалов, стремясь за два перехода достичь намеченной цели - стоянки исчезнувшего отряда. Андерсу дорога давалась тяжело. Сейчас он смог оценить, как щадила его Полина на Кодаре.

«Не будь здесь магия под запретом, насколько легче бы стала дорога. Не зря в Делире считают Проклятым этот мир с его дикими, непроходимыми лесами, неприступными горами, внезапно бушующими в половодье реками. Всё, что знал и умел, всё, чем гордился, здесь оказалось никому ненужной детской забавой. Тут властвует грубая физическая сила, ценится умение преодолеть слабость своего тела. Эта земля не для таких, как я,» — думал Андерс, стирая на ходу ладонью капли пота, смешанные с дождём.

Он с тоской глядел на бесконечную, теряющуюся в лесных дебрях тропу, идущую всё время вверх. Досада на себя за слабость будила в его груди глухое раздражение.

Поздно вечером встали на стоянку. Пока установили палатки, приготовили на костре еду, наступила ночь. Поужинав, все разбрелись на ночлег. Полина тоже было пошла в палатку, но на краю света и тьмы задержалась, разглядывая одинокую фигуру Андерса, сидевшего у костра. Даже на расстоянии она почувствовала его тоску и одиночество. Тихой тенью вошла в освещённый круг и села рядом. Странные, серебристо серые глаза мага, не отрываясь, смотрели на танец огня.

— Тебе плохо в нашем мире?

— В этом путешествии я всем в тягость и это их раздражает.

— Они торопятся спасти своих товарищей, у них такая работа. Нам, может, придётся в этом походе сыграть более важную роль, но им этого не объяснишь, да и не нужно. У каждого своя задача. Не грусти, — она притронулась к его плечу, — скоро ты вернёшься домой, тяготы быстро забудутся, а всё остальное вспомнишь, как забавное приключение.

— Я первый раз встретил такую женщину, как ты, — произнёс Андерс, легко прикоснувшись к пушистому завитку, выбившемуся из косы. — Ты удивительная, каждый раз я вижу тебя иной:  то сердитая, то заботливая, а сейчас — нежная…

Полина попыталась что-то возразить, но взгляд мерцающих серебристым светом глаз словно заворожил её. Лёд непонимания таял, как тает тонкая свеча под жарким пламенем. Всё исчезло вокруг. Только он и она, две половинки одного целого, отбросив условности двух миров, обретали друг друга. Неожиданно пламя в костре взметнулось вверх, и огненный язык дотянулся до руки Полины. Она в испуге отдернула её, провела ладонями по лицу, стремясь избавиться от наваждения.



Galina Belomestnova

Отредактировано: 01.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться