Книга 2. Изгои мира

Размер шрифта: - +

Пролог

Толпа у края площади стихла, завидев облачения королевской стражи. Дюжина солдат собралась вокруг кого-то плотным кольцом и вела внутрь. Люди неохотно расступались, не желая уступать место, занятое некоторыми с самого утра.

Наконец-то. Он уже начал переживать, как бы чего не случилось. Пожалуй, переживать – слишком сильное слово. Обдумывать. Зная характер Гепарда, наёмники вполне могли устроить небольшую заварушку.

Чёрный плащ сменила лёгкая белая накидка, из-под которой виднелись такие же белые одеяния. Правая рука сжимала лямку внушительных размеров сумки, свисавшей с плеча. Оттуда доносилось звонкое позвякивание каждый раз, когда толпа напирала и толкала, желая подобраться поближе.

Он занял место на рассвете, в числе первых, но постепенно людской поток оттеснил в сторону от ворот, и увидеть солдат королевской гвардии не удалось. Тогда гул людских голосов стих. Для него. Все лишние звуки ушли, остался только шум от шарканья тысяч ног собравшихся. Да что уж там, десятков тысяч. Все хотели увидеть вернувшегося принца, живого и здорового, воплоти.

Но распознать две пары ног ему не составило труда. Едва различимая поступь двух хищников среди ничего не подозревающего стада овец, собравшихся посмотреть на своего аларни. Хотя какой уж там аларни. Всего лишь принц. Человеческие предводители не достойны величаться аларни. Они ничем не лучше остальных людей, хотя и стараются казаться таковыми. Ещё бы, кому понравится, если править будет такой же жадный, надменный и лживый образчик человеческого рода, каким являешься ты сам.

Утихли и шаги. Пришла расплата за использование вил, неизбежно, как и всегда. Никакое время, проведённое в этом теле, не спасает от неё. Вот у них есть ощутимая разница между обычным летаром и аларни.

Он устремился к воротам. Люди расступались перед идущей процессией, и его постоянно толкали, однажды и вовсе чуть не спихнув в ров. Лишь нечеловеческая ловкость помогла удержаться на самом краю обрыва. Четвёрка не столь везучих и проворных уже скатилась вниз. Один кривился от боли и, должно быть, что-то кричал, держась за плечо. Присутствие в первых рядах имеет как достоинства, так и недостатки.

Несмотря на огромное число собравшихся, никто не пытался ступить на подвесной мост, соединяющий замок с городом. Люди искренне радовались возвращению принца и собрались выразить ему свою преданность, а не устраивать беспорядки. Вердил, пожалуй, единственный город на Востоке, где правителя действительно любят и уважают, а не только делают вид.

Он остановился напротив стражников, стоящих на мосту и окинул их внимательным взглядом.

Первый, тупо глядящий перед собой, походил на борова, как размерами, так и внешностью, и явно не представлял угрозы. Такие идут в солдаты за неимением лучших перспектив. Солдат или бандит, вот и весь их выбор. Понятие закона чуждо само по себе. Кто первый приютит, тем и служит.

Второй, среднего роста и телосложения, следил за толпой. Вот от него стоит ждать неприятностей. На миг их взгляды встретились, и он буквально ощутил, как солдата охватил страх, и тот поспешил отвести глаза. Да уж, взгляд жёлтых немигающих глаз с вертикальными зрачками способен напугать кого угодно. Похоже, с этим тоже проблем не будет. Смелости у него не больше, чем мозгов у первого.

Несмотря на закон об убийстве летар, люди предпочитают игнорировать их, если те первыми не лезут в драку. Все помнят Первую волну и скольких жизней стоило отбить натиск жалких пары сотен летар, и не жаждут повторения.

Слух медленно возвращался. Голоса звучали сначала глухо, потом, постепенно, словно он вытаскивал затычки из ушей, становились отчётливее. Да уж, человеческому телу далеко до его животного, хотя и оно не без преимуществ.

Он поднял голову и взглянул на вершину гладкой серой стены, усеянную зубцами в половину человеческого роста. Не всегда в первых рядах удаётся всё хорошо разглядеть. Впрочем, смотреть там не на что.

В голове живо нарисовалась картина. Новый король, облачённый в подаренный Силт Ло доспех, стоит на вершине стены, собираясь обратиться к горожанам. На голове наверняка шлем, скрывающий лысину. Мальчишкам редко идёт отсутствие волос. Да и незачем давать лишний повод для сплетен, их и так ходит порядком после возвращения в такой компании. Похитили только принца, а вернулся новый придворный силт ло, всем известный генерал Клард  – жаль, слух о третьем поражении не успел достигнуть Вердила, и люди ещё не знают, что одно его присутствие является поводом для объявления войны Террадой – и никому не известный менестрель.

Толпа загудела, раздались приветственные выкрики. Искренние, как ни странно.

– Подданные королевства Вердила, – прозвучало со стены. Совсем ещё мальчишеский голос. Попытка говорить торжественно и величественно достойна похвалы, но лично у него не вызвала ничего, кроме короткой улыбки.

Он снова обратился к вил, и речь стихла, вновь остался только бесконечный шорох на площади. И на стене. Четыре человека. Хорошо. Главное, новый придворный силт ло, эта Дарианна, там. Интересно, Калин знал, как всё сложится, когда отправлял его сюда? Никогда не угадаешь, что является частью плана, начатого тысячелетия назад, а что – обычным случаем, так любящим вмешиваться в происходящее.

Большую часть обращения пришлось пропустить, пока расплата не прошла и слух не вернулся. Он и потом не слушал, уделяя больше внимания изучению стражников и видимых отсюда солдат во дворе замка. Лишь когда голос запнулся и изменился, стал отстранённым, безразличным, прислушался.



Бас Александр

Отредактировано: 12.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться