Книга 2. Изгои мира

Размер шрифта: - +

Глава 43. Лорд

Кетан открыл глаза и несколько мгновений оторопело смотрел на высокий потолок, украшенный резными фресками. Куда он попал? Но разум сразу успокоил воспоминаниями поездки, расставив всё по своим местам. Да, верно. Поручение Тромвала, что б его. Теперь придётся торчать в этом проклятом месте неизвестно сколько.

Впрочем, неприятным оно было исключительно для него. Солнце маячило над верхушками деревьев, освещая просторные покои. Комната находилась в верхней части замка, и из окна открывался замечательный вид на окрестные луга и деревеньку в отдалении.

Но ему подобное зрелище радости не доставляло. Кетан сидел на кровати, глядя в окно невидящим взором. Мысли перенеслись на пять лет назад, когда к нему подошли двое всадников и предложили отомстить. Он согласился не раздумывая, хотя и знал, кто они. Но слухи заботили тогда в последнюю очередь, как и цена за контракт.

Наёмники убили в замке не всех, что бы потом не рассказывали. Только тех, кто преграждал дорогу. А он убил всего одного человека. В этой самой комнате они нашли Падальщика. Тогда Кетан впервые узнал, что значит потерять голову от злости. Очнулся стоя над кровавым месивом, в котором смутно угадывались черты лица Барика. По разбитым костяшкам пальцев стекала кровь, его собственная вперемешку с кровью убитого.

По старым законам, принятым ещё в первые годы существования Вердила, замок должен был достаться ему. Позже, когда возник Кейиндар и силт ло стали присматривать за порядком на Востоке, закон объявили «животным» и наложили запрет. Но тогдашний король недолюбливал этих пауков, и подчиняться не спешил, пообещав разобраться.

Время шло, закон не отменяли, но использовать перестали, и он постепенно забылся. А когда случилась резня в замке – вспомнили. С одной стороны убийцам лорда полагалась смерть, с другой – они сами вершили правосудие. И король Алгот предпочёл закрыть глаза на случившееся, воспользовавшись этой лазейкой. По Барику всё равно плакать никто не стал. Замок отошёл наёмникам, обвинённым в убийстве, а Кетана из рассказов выбросили, якобы и не было его в том замке.

Но он был, в этой самой комнате. И теперь, сидя на кровати, разглядывал угол в дальнем конце, куда забился перепуганный Падальщик. Пальцы сами сжались в кулак от одних воспоминаний.

– Лорд Кетан.

Он вздрогнул, повернул голову. В дверях стоял старик, склонившийся в поклоне. Да, когда-то, кажется, вечность назад, именно он указал комнату, где спрятался Барик.

– Я же просил не называть меня так, Олник.

Старик выпрямился. Сам он походил на лорда куда больше. Синяя ливрея сидела аккуратно, без единой складочки, спина ровная, да и манеры как у высокородного.

– Но вы лорд, – возразил Олник, склонив седую голову. – Это ваше право по старым законам. Раньше пауки могли диктовать нам свои условия, но Кейиндара больше нет. Титул по праву принадлежит вам.

– По праву, – горько усмехнулся Кетан. – О каком праве может идти речь, если меня провели до этих самых покоев? А сколько людей полегло ради моей мести?

– Лорд не обязан быть самым искусным воином, – возразил старик. – Не по вашей вине всё случилось. Лорд Барик не принадлежал к числу достойных, да простит Создатель мне эти слова, и вёл за собой таких же людей. Творил страшные дела и получил по заслугам.

– По заслугам, – эхом отозвался Кетан. – Это только твои мысли? Или все в замке так думают?

– Я не могу говорить за всех.

– Да брось, все знают, что за всем присматривал ты. Падальщик самостоятельно и задницу не мог подтереть.

Олник поморщился при этих словах и с укоризной произнёс:

– Лорду не пристало так выражаться.

– Тогда хорошо, что я не лорд, – огрызнулся Кетан. – Будь моя воля, я бы сюда никогда не вернулся. Мне этот титул и даром не нужен, как и замок. Ты сказал людям, что я хочу обратиться к ним?

– Да, они соберутся в полдень на площади.

– В самое пекло.

– Лучше времени не сыскать, лорд Кетан. – Новый хозяин замка с подозрением покосился на старика. Тот словно нарочно старался называть его лордом как можно чаще. – Все уходят в полдень с полей на обед, пока жарко, и …

– Знаю, знаю, сам впахивал, – буркнул Кетан. – Тогда пора собираться.

После лёгкого завтрака он оседлал коня и отправился в деревню. На все попытки одеть его сообразно титулу Кетан отправил старого слугу куда подальше, чем заслужил ещё один неодобрительный взгляд. И теперь ехал в той же одежде, в какой покинул Вердил – широкие льняные штаны и рубашка мрачного синего окраса.

Вчера по дороге в замок Кетан сделал крюк, решив проехать по местам, полным счастливых и не очень воспоминаний. Ему встретились знакомые лица, но никто не осмелился приблизиться или даже окликнуть.

От дома, в котором он прежде жил с женой Ниалой и дочуркой Летицией, остался обгорелый остов. Кетан сам спалил его, похоронив единственных близких людей рядом. Поле давно поделили между собой соседи, но дом никто не спешил отстраивать.



Бас Александр

Отредактировано: 12.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться