Книга 2. Изгои мира

Размер шрифта: - +

Глава 55. Высадка

Немерк лежал на кровати, заложив руки за голову, когда раздался стук в дверь.

– Да?

Дверь каюты распахнулась, заглянул Ювин. После победы над Каран Дис глава дома Акулы большую часть времени ходил хмурый, а в присутствии Немерка делался ещё мрачнее. И теперь на летара смотрели зелёные глаза из-под насупленных бровей.

– Мы подходим к порту, – буркнул Ювин, поглядывая на лежащие на столе ножны с мечом.

– Я знаю, – отозвался Немерк и, проследив его взгляд, добавил, – можешь взглянуть, если хочешь.

Меч не видел никто, кроме Илары, нашедшей его. Возможно, его увидел и Хилен. Однажды ночью силт ло прокрался в каюту в поисках посоха. Ему почти удалось добраться до него, но Немерк успел поймать его и пригрозил смертью, если попытка повторится. Хилен предупреждению внял, но постоянно ошивался вокруг каюты, забавляя своим нелепым поведением всех вокруг, но силт ло ничего не мог с собой поделать. Его тянуло к Силе.

Ювин сделал пару шагов к столу, осторожно протянул руку, взялся за ножны и вытащил меч. Свет солнца, заглядывающий через открытый иллюминатор, выцвел. Всё вокруг побелело, грани между цветами стёрлись. Но Ювин ничего этого не замечал, заворожено разглядывая меч. С виду он ничем не отличался от обычного клинка. Самая обычная рукоять, простое – если забыть об испускаемом холодном белом свете – лезвие. Удалось разглядеть даже несколько зазубрин. Видимо, предыдущий его обладатель не слишком внимательно с ним обращался.

– Ты пришёл только за этим? – спросил Немерк, заметив оцепенение гостя. Похоже, не один посох обладал притягательной силой.

– Нет. – Ювин помедлил, прежде чем убрать меч в ножны. Вновь вернулись краски, а вместе с ними и тени. – Что случилось с Крелтоном?

– Тянул до последнего, – ухмыльнулся Немерк. – Я уж начал думать, ты так и не решишься спросить. По-твоему, я убил его?

– А разве нет?

– Летара нельзя убить. Можно отправить домой, не более того. Поверь, если бы я мог – с радостью поменялся с ним местами.

– Но его тело…

– Рассыпалось в прах. Да, конечно. Ты знаешь, сколько времени он провёл в нём? – Ювин отрицательно покачал головой. – Можешь мне поверишь – очень, очень много. Наша сущность поддерживает физическую оболочку и постепенно подменяет её, а когда покидает тело – с ним происходит то, что случилось с Крелтоном. Даже праха практически не осталось. Вы на удивление крепко сдружились с ним, да ещё и за такой короткий срок.

– Он оказался честным и открытым. Я успел отвыкнуть от таких… людей, окружённый заговорщиками и лжецами. Так что после первой драки мы быстро нашли общий язык.

– Да, я слышал о ней. Твоя попытка отстоять честь едва не стоила тебе жизни.

– Честь дома важнее жизни.

– Знаю, знаю. Я жил с вами, мокрунцами, и довольно долго. Вы странный народ, хотя, следует признать, заслуживаете уважения.

– Мы погубили столько жизней ради него? – Ювин указал на мешок, лежавший у изголовья кровати, прижатый тумбочкой. – Всё из-за какой-то палки и радужного меча?

– Вы получили все товары Каран Дис. О такой добыче даже помыслить никто не мог. Разве одно это не стоило всех ваших трат?

– Мы всё ещё не знаем, видел ли кто это сражение. Те две утлых лодчонки мы потопили, но за нами могли следить эти пауки. И вздумай они рассказать кому, на нас ополчится весь материк. В таком случае нет, оно того не стоило. И ты не ответил на мой вопрос.

– Да, всё из-за них. – Немерк вытащил руку из-под головы и коснулся мешка, в котором лежал посох. Кожа помимо его воли позеленела. – Ты ничего не ощущаешь, глядя на него?

– Ничего такого. Хотя…

Ювин подошёл, сдёрнул серую мешковину. Некоторое время молча разглядывал танцующий узор.

– Есть одно странное ощущение. Не знаю, как выразить его словами. Будто смотришь в бездонную пропасть сквозь толстое стекло. Знаешь, что не можешь упасть, и всё равно не по себе.

– Повезло тебе, – вздохнул Немерк. – Для некоторых этого стекла нет.

– Порт уже рядом, – повторил Ювин, бросил ещё один взгляд на ножны с мечом. – Пора собираться. Нам лучше не задерживаться у этих берегов.

Дверь каюты тихо скрипнула, и Немерк остался наедине. Поднял мешок, вытащил посох. Чувство, будто смотришь в бездонную пропасть. Ювин на удивление точно описал ощущение. Странный всё-таки этот народ, мокрунцы. Сколь многого они могли бы добиться, если бы не вражда с силт ло. Интересно, причастен к этой вражде Калин?

Рука, сжимающая посох, ощущала лёгкие прикосновения, будто кожу щекочет невесомое пёрышко. Прикосновения летара разрушают любые плетения, в том числе и вокруг амулетов, и тем нужно время для восстановления. Но посох даже в его руках не утратил своей силы. Плетение продолжало бушевать, извиваться, разрушалось и в тот же миг создавалось вновь. Сколько же в нём силы.



Бас Александр

Отредактировано: 12.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться