Книга Без Названия

Размер шрифта: - +

часть 3

* * *

 

Место и время не определены…

 

Не было у него разноцветных глаз. Были они пустые и бесконечно усталые. Он стоял на холме и осматривал свое бесконечное войско.

Черные воины, демоны, мутанты всех мастей, зомбированные твари, эсэсовцы в черных парадных мундирах, сжимающие в привычных к ребристым рукояткам «шмайсеров» руках, древки тяжелых копий, отцеубийцы и пожиратели младенцев, отряд Вивиана в остроконечных рогатых шлемах, римская когорта, конница Саладина, безжалостная и свирепая, янычары, разодетые в сверкающие доспехи, монголы верхом на драконоподобных лошадях, дымящихся как готовый разгореться костер, великие воины Аттилы, прошедшие сквозь Европу и время и многие многие другие…Имя которым – легион.

Они стояли как на параде, перед тем как взойти вместе с ним на престол или кануть в Небытие…

 

 

* * *

 

Брат Леонард. Тибет. Наши дни.

 

…Царь Соломон сделал корабль на береге Чермного моря, в земле Идумейской. И послал Хирам на этом корабле своих подданных корабельников, знающих море, с подданными Соломоновыми: и отправились они в Офир, и взяли оттуда золота четыреста двадцать талантов, и привезли царю Соломону.

- Отец Леонид, - в келью вошел невысокий, но крепкий монах в надвинутом капюшоне и робко замер на пороге.

Высокий худой старик с ясными голубыми глазами и гладко расчесанными русыми волосами едва тронутыми сединой, отложил книгу, которую он читал перед появлением монаха и легким движением головы пригласил того переступить порог.

Монах вошел и откинул капюшон. Грубые черты лица вошедшего и кривой глубокий шрам на левой скуле говорили о том, что на этом человеке, ряса явно была одета не всегда. Старик внимательно глядел на монаха и ожидал, когда тот заговорит.

- Тот человек опять приходил…- наконец, произнес гость.

- Это не человек Даниил, ты же знаешь.

- Да, знаю, - эхом откликнулся тот, кого назвали Даниилом.

- Чего он хотел на сей раз?

- Все тоже, Святейший…

- Что предлагал? – усмехнулся Леонид.

- На сей раз ничего, только смотрел.

- Ну что ж, пускай приходит. Ворота монастыря были открыты?

- Как всегда…

- Хорошо. Люди знают сюда дорогу, а кто не знает, тому Бог подскажет. Мы рады всем. А нелюди…У них свой Бог…

Даниил с интересом посмотрел на святого.

- Да Даниил, у них свой Бог и имя Ему Златой Телец.

- Он не придет больше…

Старик вскинул брови:

- Он сам сказал?

Монах кивнул.

- Да. Придут другие, и это он сказал…

Отец Леонид усмехнулся:

- Пускай, мы встретим их, как полагается. Они могут делать все что угодно. Они могут стереть эти стены с лица земли, - он обвел глазами келью, и глаза его вспыхнули молодым задором, – но они ничего не сделают с духом святости, витающим в этих стенах. Вместо нас придут другие и Церковь Духа будет сиять во веки веков под этим небом, пока бьется под ним хотя бы одно человеческое сердце…У тебя все Даниил?

- Еще одно, - вздохнул монах.

- Говори.

- Они сожгли буддийский храм, тот, что у дороги на Лхасу…

Леонид осенил себя крестным знамением. Монах повторил его жест.

- Да упокоятся их души…

- Аминь, - отозвался Даниил и продолжил:

- Францисканцы напуганы, Святейший, и хотят говорить с Вами.

- Пусть войдут. Я буду рад видеть их.

Даниил беззвучно удалился. Отец Леонид подошел к маленькому окошку и долго пристально глядел в светлое тибетское небо. Глаза его видели яков пасущихся у воды, видели тропу, уходящую в горы, покрытые лишайниками скалы, а губы шептали слова молитвы.

…Монастырь Духа был основан в Тибете христианским монахом Леонидом в начале ХХI века. Отец Леонид проповедовал Новое Христианство, и имя его Патриархом Всея Руси было в свое время предано анафеме. Христианская церковь отгородилась от него и назвала новое учение незаконным. Слишком уж вольно на взгляд церковников Леонид трактовал некоторые постулаты веры.

Тогда монах ушел в Тибет, и несколько лет на родине о нем не было слышно. Там, среди первозданной природы, он с группой единомышленников разных рас и вероисповеданий, примкнувших к нему по дороге, Леонид заложил основу Храма Духа, выстроив небольшой монастырь. По замыслу Святейшего, Новая Религия, должна была объединить, а в последствие заменить собой все существующие на земле вероисповедания.

- Все очень просто, - любил говорить Леонид, - а люди сами себе усложняют жизнь. А ведь нужно-то только, чтобы каждый человек поступал по отношению к другому так, как он хотел бы, чтобы тот другой поступал, по отношению к нему самому…

Монастырь действительно давал приют всем нуждающимся, и слухи о нем быстро разносились по свету.

Отец настоятель не принуждал никого из верующих, к каким бы то ни было обетам и приношениям. Он твердо считал, что религию в ее чистом виде погубили кастовость, разногласия и склонность служителей культа к роскоши.

Монастырь со временем стал славиться своими сельскохозяйственными успехами и гости его, как и живущие в нем не испытывали недостатка в пище. Монахи проделали гигантскую работу, и она стала приносить свои плоды. Монастырь рос, многие приходящие сюда, оставались тут сначала на день, потом на неделю, а потом навсегда.

Леонид оригинально трактовал Библию, Коран и Откровения, читая между строк и отсевая все надуманное и лишнее:

- Всего хорошо в меру…- говорил настоятель и, хитро усмехаясь, гладил свою бороду. - А книги… Книги люди пишут и читают их тоже люди. Слушайте сердце свое и разум, они и подскажут вам, где здесь правда…



Юрий Литвин

Отредактировано: 23.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: