Книга Домыслов

Ветер

   В этой книге нет ничего придуманного лично автором. Личностный ум мечется в попытках объяснить зачем это, откуда это, сбежать от этого. Личностный ум, мой непокорный слуга, смиряется со своей ролью лишь по причине страха быть признанным «сошедшим с ума». Подобных абсурдов и противоречий предостаточно в умственной деятельности личности. Этому может быть посвящена ещё не одна книга. Мы же вернёмся к домыслам.

   Домысел – это то, что происходит прежде, чем возникает мысль. Подобно доверию, которое происходит прежде, чем появляется вера. Это не прошлое. Это всегда настоящее. Неуловимое. Невероятное.

  Поскольку читать книгу трудно, я приглашаю Вас расположиться удобно. Где ни будь там, где Вы почувствуете себя в безопасности и позволите внутреннему диалогу быть ровно столько, сколько потребуется для того, чтобы внешняя часть заняла своё место. Как молчаливое зеркало. Как неповторимое эхо. Позволим себе не понимать. Позволим себе присутствовать при рождении домысла.

Часть I. ВЕТЕР

   Где то, на берегу Мирового Океана, в окрестностях Вселенной, стоит маленький домик. Если посмотреть со стороны Океана, в масштабах Вселенной, то домик очень маленький. Если же сузить фокус до масштаба возможностей видения двумя глазами, то домик становится огромным замком, сооружённым на берегу озера, в котором по ночам отражаются Звёзды, собранные в созвездия, танцующие на зеркальной глади вод под музыку и в такт дуновений Ветра. Ветер здесь Властелин. Он движет танцем отражающихся Звёзд, водами Озера, что бы не застаивались, не превращались в болото. Ветер знает, что он здесь – Властелин и Слуга одновременно. Такт и ритм его дыхания зависит от Луны, от её настроения. Он возникает между её безличием и отражаемым светом. Луна тоже знает, что она Властительница и Слуга. Так и Океан знает, что он может быть всего лишь озером, и даже болотом. И в этой зависимости строиться маршрут поселения живущих. Фламинго никогда не поселяться на болоте. Эти места Розовокрылые уступят Цаплям, чьё оперение серо от природы и не боится быть испачканным. Утки приведут своё потомство в заросших камышом болотных плавнях, но не Лебеди. Хотя все они похожи, они зависимы от …От чего зависит всё и почему всё так стремится к независимости? Возможно, это стремление поддерживает Ветер? Возможно – наоборот. И, если снова посмотреть на ситуацию с точки зрения Мирового Океана, находясь в окрестностях Целой Вселенной, - всё стремиться быть Властелином и Слугой. Замок стремиться быть тёплой и уютной хижиной, а маленький домик стремиться быть прочным, защищающим, безопасным.

Так размышлял Человек, мирно и уютно расположившись у камина толи хижины, толи замка, поглядывая на отражение Большой Медведицы, танцующей на глади озеро и пытаясь услышать песнь ветра за окном. Его размышления были прерваны стуком. Сначала глухо, затем настойчиво, кто то стучал в дверь. Человек поспешил открывать, радуясь любой компании - спасению от одиночества, коим ещё минуту назад он наслаждался и гордился. За дверью стоял старик. Странно ссутулившись, он опирался на высокий посох. Сквозь пыль и грязь на его плаще настойчиво пробивался синий цвет. Его широкополая шляпа, больше похожая на панаму и никак не увязывающаяся ни с сезоном года ни с теперешней модой, неуклюже сползла на бок, скрывая почти половину лица. Видимая же часть лика вовсе не соответствовала осанке и одежде. Живой, светящийся взгляд, присущий скорее пытливому юноше и лукавая улыбка на устах, какая бывает у мудрых Шутов или у ловких Игроков. Человек не сразу понял, что Незнакомец ссутулился для того, что бы быть с ним, Человеком, что называется «лицом к лицу». Хозяин домика невольно заглянул за спину гостя. Гость проговорил, ещё больше улыбнувшись:

- Да, о(О)дин я, о(О)дин!

Внимательно наблюдая за реакцией Хозяина, Гость повторил, изменив ударение в словах:

- Да один я. Один.

Человек громко выдохнул и отступил в сторону, приглашая гостя войти. В голове его прояснилось. Осталось только удивление: «Чего только не прислышится от страха…»

Старик в синем плаще опустил голову и вошёл. Закрыв за ним дверь, Человек обернулся. Перед ним стоял, расправив плечи не то что бы великан, но муж, почти на голову выше его, человеческого роста.

- Куда пройти? – спросил Гость, продолжая внимательно наблюдать за Хозяином

Человек, с трудом преодолев навалившийся на всё его тело столбняк, поднял руку и указал в сторону комнаты, где горел очаг и где несколько минут назад он смотрел в окно и размышлял о хижинах и замках, о властелине и слуге, слушая взглядом ветер и сливаясь с жаром пламени, заставляющего потрескивать дрова в камине.

 Гость снял плащ, повесил его на поднятую руку Человека, снова склонил голову, вписываясь всей своей фигурой в дверной проём. На мгновение он заслонил собой всё пространство входного отверстия, через которое в прихожую проникал свет. Всего мгновение мрака. В голове Человека возникли картины кровопролития, жестокой битвы, изнутри оглушая криками, стонами, лязгом металла, топотом копыт, звуками гонга и победного рога. Ноздри его вздрогнули от пыли, смешанной с запахом крови, пота, умирающей под копытами и изуродованными телами травы. Всего мгновение мрака поведало Человеку о том, чего он не знал, не видел прежде. Рука его бессильно опустилась и плащ гостя упал на пол. В этот момент в прихожую снова пролился золотистый свет лампады, послышался треск горящих в камине поленьев. И снова Удивление прошептало: «Чего только не привидится от страха…»

Собравшись с духом Человек поднял плащ и повесил на крюк в стене, проследовал в комнату. Гость уже восседал в его кресле, устало протянув ноги к камину. Его стопы выглядели огромными в сапогах из мягкой кожи, от подошвы до края голенища исписанных какими-то символами, расписанных картинками, словно замысловатые карты. Казалось, он дремал, опустив подбородок на могучую грудь. Его нелепая шляпа полями легла на правое плечо. Человек, стараясь двигаться бесшумно, подошёл к креслу напротив и остановился. «Что же ты теперь будешь делать? Просто сидеть и рассматривать Гостя, размышляя над тем, что он не может быть самим богом Одином по той простой причине, что ты – просто Человек и заслуживаешь разве что покоя в хижине с камином на берегу озера с цаплями, но ни как ни визита Ветра Перемен и внимания Фламинго, исполняющих желания?» - с лёгкой ноткой беспокойства во внутреннем голосе вопрошало Удивление



Фомка

Отредактировано: 03.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться