Книга Домыслов

Размер шрифта: - +

НИ о ЧЁМ

НИ о ЧЁМ

…Волнение куда-то сбежало. Покинуло в самый ответственный момент…

Сейчас перед ним распахнётся дверь и он выйдет на сцену. Самый престижный научный форум…Он приглашён, вполне заслуженно, в соответствии со всеми его регалиями, научными степенями…В расцвете сил – ему ещё не исполнилось и пятидесяти, в добром здравии, если не принимать во внимание его врождённое увечье, с которым он не просто мирился, а которое он считал своим другом и учителем, он стоял перед дверью, за которой его ожидала мечта. Та самая, заветная цель всей его жизни. Нет, не вручение премии – он был человеком достаточно обеспеченным, а несколько тысяч людей, перед которыми он, маленький, хромоногий человечек выступит с докладом. Несколько тысяч «избранных» в зале и миллионы телезрителей прямо сейчас ждут с нетерпением его появления на сцене Конгресса, его доклада о том, какой не простой математической формулой он осчастливил мир и как это поможет очень многим избежать кризисов, а может ещё чего – то. Он подготовил подробный отчёт о проделанной работе, о команде талантливых математиков и поддержке правительства, мировой общественности. О том, как волнительно сознавать, что человечество, достойное прекрасной жизни, наконец то получает тот самый заветный «философский» камень в цифрах, который станет основой фундамента новой научной парадигмы, позволяющей разгадать все тайны природы, основанные на математике, что бы подчинить её, природу…

Всё это действительно было очень волнительным и серьёзным. Много раз, да что там раз – столько лет он выступал с лекциями перед студентами, профессорами, журналистами. Но именно это триумфальное выступление волновало его до потери сна и аппетита, гораздо больше, чем волнение предстоящего открытия в процессе исследований, всех его открытий. Всего его многолетнего труда. Именно это волновало его последние сорок лет и три месяца. Ещё со школьной скамьи, точнее – со школьной лестницы. А вот сейчас волнение сбежало. Покинуло. Струсило. Он был абсолютно спокоен. Настолько спокоен, что бы осознать абсурдность и бесполезность волнения – всё было правильно. Заслуженно. Просчитано и запатентовано, изложено и отредактировано, переведено на все языки мира и загружено в память электронного суфлёра. О чём волноваться? О чём беспокоиться?

Ни о чём!!!

Покрепче стиснув в руке кожаный переплёт с рукописным текстом доклада, он шагнул к двери. Свободной рукой провернул круглую медную ручку. Что-то щёлкнуло внутри и дверь распахнула створки.

Глядя себе под ноги, математик сделал первый шаг. Затем второй, третий… Не обращая внимание на аплодисменты и радио текст, объявляющий о его, математика, появлении вместе со свитой регалий, титулов, номинаций, премий и заслуг, он двигался к маленькой лесенке в восемь ступеней, возвышающей сцену над партером. На мгновение остановившись у нижней, выдохнув, математик ступил здоровой ногой на ступеньку лестницы. Затем на другую, тоже здоровой ногой, подтягивая непослушную ногу следом, слегка склонив корпус в сторону руки, держащей кожаный переплёт, как будто опираясь на поручень.

По мере передвижения маленькой фигуры к трибуне, зал затихал. В тот момент, когда он развернулся лицом к залу, уложив папку перед собой, воцарилась тишина. Сверхчувствительный микрофон, направленный к лицу оратора, улавливал звук дыхания, шелест перекладываемых листов из раскрытой папки.

Засветился экран суфлёра. Математик больше не мог рассмотреть сидящих в зале людей. По экрану пробежалась строка текста приветствия. Затем вернулась и застыла в ожидании услышать себя.

Стоящий на сцене человек застыл на мгновение, глядя поверх света рампы и мигающего суфлёра. Он всматривался в темноту и мгновения оказалось достаточно, что бы тишина, плотно окутавшая весь огромный зал, вместилась в его маленьком существе, овладев каждой клеточкой. Из этой пустотной тишины, из сердцевины пульсирующего сгустка ощущений, человек произнёс первую фразу и осёкся, испугавшись собственного голоса. На лету определив, что сейчас из его плоти говорит пустота:

- Я приветствую это Собрание… - математик сдался. Растворился. Перестал сопротивляться точно так же, как несколько десятков минут назад перестал волноваться.

- С уважением к каждому присутствующему, я обращаюсь с докладом на тему неожиданную… Я пришёл рассказать не о том, о чём Вы хотите узнать, а о том, что Вы точно давно знаете. Я пришёл рассказать НИ О ЧЁМ…

Табло суфлёра замигало быстрее и ярче. Это отвлекло внимание оратора, но не спугнуло того, кто продолжил:

- Задумайтесь на мгновение. О чём ваши помыслы? О том, чего вы ожидаете от будущего? О том, что не свершилось в прошлом? И того и другого сейчас нет. Ваши мысли всегда НИ И ЧЁМ. Я потратил почти полвека на то, что бы сделать это открытие. НИ О ЧЁМ та самая формула, которая должна была, по замыслу заблуждения, открыть доступ к чему? К пустоте. К той бездонной, безграничной бездне энергетического потенциала, который всегда нам доступен! Вернее доступен сейчас. Здесь. И остаётся невостребованным. Потому что Здесь и Сейчас никого нет. Все заняты сожалениями о прошлом и, как следствие, беспокойством о будущем. Не нужна формула, ключ или проводник. Необходимо присутствие.

Суфлёр продолжал прокручивать текст доклада, а докладчик провозглашал своё. Электронное восприятие стало заполнять плоскость несоответствия вибрацией, похожей на гул гонга. Этот фон настолько усиливал каждое слово оратора, что присутствующим в зале, а так же тем, кто следил за происходящим по телевидению, онлайн, показалось что каждое слово – это камень, запущенный прямо в них. И спасения нет. Невозможно пригнуться, уклониться…

- Суть исследований, на которые были потрачены миллиарды долларов, выраженная посредством чисел, знаков, цифр, вмещается в одну строку. Её смысл, даже если он станет понятен, доступен каждому из живущих ныне, не исцелит страждущих, не накормит голодных, не научит любить и прощать. Как видите, врождённое увечье моего физического тела не исчезло…Моя мама не выздоровела. И отец умирал в муках. У меня не родились дети, поскольку весь созидательный потенциал, всё своё внимание и энергию жизни я направил на поиск истины. Истины, которая как оказалось, НИ О ЧЁМ. Ещё ребёнком, в школе, я знал, что мне надо будет подняться на эту трибуну по этим восьми ступеням. Подняться самому. Я больше не мечтал НИ О ЧЁМ. И это НИ ЧТО привело меня сюда, а не формула, истина и прочие концепции теории Заблуждения.



Фомка

Отредактировано: 03.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться