Книга ещё не первая. Некрасавец и Нечудовище

Размер шрифта: - +

Глава четвёртая. Секундант секунданта

Ах, до чего любопытным был тот волшебник!

Гарри даже разинул рот.

— Дуэль! — продолжал реветь он, словно рассерженный лев. — Дуэль, Снейп!

— Ух ты-ы-ы! — протянул Макаронина в самое ухо. — Теперь что-то будет!

И Гарри стал ждать это «что-то» с ребяческим нетерпением. Теперь его макушка возвышалась над пуффендуйцами, словно травинка среди подстриженного газона.

Тем временем за преподавательским столом Северус донёс чашку до рта. Весь Большой зал глядел на него выжидающе, а Виндтакер от нетерпения даже дрожал.

— Вы с ума сошли? — наконец выдавил из себя зельевар.

— Дуэль, Снейп!

— Вы отдаёте себе отчёт, что…

Но тут ему пришлось отшатнуться, так как в лицо полетела перчатка. Она была промокшей насквозь, впрочем, как и сам волшебник, и громкое «блюмп!» разрезало тишину зала. Не без изумления Снейп наблюдал, как перчатка уходит на дно блюда, а по его отутюженной мантии сползает овсянка.

— ДУЭЛЬ! — повторил этот умалишённый, сверкая глазами.

Кто-то схватил Северуса за рукав, не дав выдернуть палочку, и тогда он, свирепый донельзя, перегнулся через обеденный стол и зашипел, как змея:

— Время и место, Виндтакер.

Чародей между тем ни капельки не испугался. Он и сам-то выглядел ого-го с его большими плечами и пламенем вместо волос — Виндтакер был ослепительно рыжим.

— Завтра в полдень, — заключил он.

— Где?

— На квиддичном поле.

— Это вам не арена! — возмутилась МакГонагалл, всё ещё державшая Снейпа. — Вразумите их, Альбус, — с надеждой обернулась она к директору.

Но Дамблдор внимательно смотрел на спорщиков и, кажется, не собирался хоть что-то менять. Переведя взгляд с Виндтакера на Снейпа, он лишь коротко поинтересовался:

— Северус? — словно спрашивая у того разрешения.

— Да, директор.

— В таком случае, мистер Виндтакер, Хогвартс будет рад разместить вас до завтрашнего дня, — сказал волшебник негромко в своей полушутливой манере, но ученики в зале расслышали все слова до единого. — А сейчас, прошу, присоединяйтесь к нам! Знаете, один мой знакомый говорит, что нет места в мире, где овсяная каша вкуснее, чем в Хогвартсе…

— И бесстыже врёт, — поморщилась Зверь, уныло зачёрпывая ложку и переворачивая её для наглядности: каша сползла на тарелку с громким неприличным «чпок!».

Гарри хихикнул и попробовал это повторить.

Виндтакер уселся за преподавательский стол (подальше от Снейпа), взмахом палочки высушил свою мантию и шевелюру, и завтрак мало-помалу возобновился.

В целом, все остались очень довольны, хотя и боялись возбуждённо галдеть — никто не хотел попасть Снейпу под горячую руку. А сомневаться не приходилось: зельевар разве что не дымился, сжав губы в нитку, да и МакГонагалл рядом с ним едва ли была приветливей.

— Вот это да-а! — мечтательно тянул Макаронина после каждой ложки. — Вот э-это да-а!

— Надеюсь, он его хорошо помутузит, — поддержала Зверь.

— Не думаю, что это забавно.

Все вылупились на Анну, будто она ляпнула несусветную чушь. Ничего себе! Главная зачинщица приключений да с такими словами — дуэль ей, видите ли, не нравится.

— Ну ты совсем? — покрутил Синьор у виска. — Это ж какое зрелище!

— Это ты совсем, — покрутила Анна ухо Синьора. — Магическая дуэль у взрослых заканчивается просто ужасно.

— Это как же?

— Смертью обычно.

Ложки перестали стучать, и только от Гарри снова послышалось «чпок». Он извинился и покраснел, как майская розочка.

— Хотя и существует запрет на использование тёмных искусств, — продолжила девочка, — сильный волшебник может одним экспеллиармусом свернуть шею.

— Да ты врёшь, — неуверенно заключил Макаронина, толкая сестру, ничего, в общем-то, не замечая. — Делать им нечего — убиваться!

— Я на четвёртом курсе, я больше тебя знаю, — надулась Анна.

— Ну поистекают немножко кровью…

— Замолчи.

— Руки-ноги там поотрывают…

— Закрой рот, эй! — внезапно шикнула Зверь, округляя глаза.

И кто-то задёргал Макаронину за рукав, право слово, как ненормальный!

— Дамблдор бы не позволил убить нашего зельевара, — заключил Синьор наконец.

Ему даже показалось, что все притихли из уважения. А на самом-то деле…

— Благодарю за веру в меня, мистер Олдфорд, — послышался вкрадчивый голос прямо за его спиной, и Макаронина разом позеленел и едва проглотил изумлённое «ах!». — Надеюсь, вы с такой же уверенностью напишите сегодня лабораторную по зельям. Я прав?

Все Неслабоки уткнулись в свои тарелки и молча заработали ложками, чтобы не попасться преподавателю на крючок — Снейп явно искал кого-нибудь, надеясь отвести душу.

А вот у Макаронины выбора не оставалось, и он оглянулся бесстрашно (только колени дрожали):

— Д-да, сэр.

Снейп же стоял позади, сложив руки, похожий на ворона, и некоторое время сверлил ученика взглядом. От этого было не по себе, и вскоре практически весь пуффендуйский стол замолчал и сконфузился.

— Как и мистер Вуд, я полагаю, — вдруг добавил Снейп.

А Индюк, и без того сегодня мрачный, посерел ещё больше. Зельевар на него даже не посмотрел, а так — упомянул вскользь, и это больше походило на угрозу, чем выпад в сторону Макаронины.

После того, как Снейп покинул Большой зал, скисшие было Неслабоки снова воспрянули духом.



ОКит

Отредактировано: 19.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться