Книга Могущества. Тёмный витязь.

Размер шрифта: - +

Книга Могущества. Тёмный витязь. Глава 9

Глава 9

  

  - Какой еще правеж?! - Грам от неожиданности и возмущения чуть куском окорока не подавился, - Из ума выжили, что ли?

   "Правеж - это ведь суд?" - припомнил Руслан. Ему тут же вспомнились дети, родителей которых он не успел спасти... Все так, но эту вину он сам на себя возложил. А вот кто и за что его судить собрался?

   - Ладно, - странник пристукнул ладонью по столу и поднялся, - Раз вызывают, пойду.

   Заявленное мужиком, "общество" оказалось группкой людей десятка на два с половиной, состоящей, в основном, из женщин. Ну то и понятно, мужики в полях, убирают да пересевают, в городе только женщины да раненые.

   - Вот он! - визгливо выкрикнула при появлении Руслана одна из женщин с распухшим, исцарапанным лицом, - Вот он, здоров ходит! А Никитушку моего в землю положили!

   Женщина залилась слезами, а слова сменились бессвязными причитаниями и рыданиями. Ее поддержали нестройным гулом, общий смысл которого сводился к классическому "если б ты там навеки остался - может, мой бы обратно пришел". Одна баба дооралась до того, что нечего было ловить гоблинов на границе, глядишь и не напали бы. А резал их странник исключительно ради могущества, а не в целях безопасности всего региона.

   Руслана словно под дых ударили. Что он мог сказать? Что сам дважды едва не помер в ходе всей этой компании? Что если б сейчас спустился с неба какой-нибудь бог и предложил обменять все накопленное могущество на жизни всех погибших в этой заварухе, он согласился бы не раздумывая... Мог бы, но не находил слов. Впрочем, делать этого ему не пришлось.

   - Вы чего порете, кликуши скудоумные?! - возмутился какой-то грузный мужчина с перебинтованной головой, - Да он един чуть не всех поганых перебил!

   - Странник сам к предкам едва не отправился, нас выручая!

   К спору присоединялось все больше людей, но Руслан уже не слушал. Его привлекло нечто куда более важное, чем восхваление его подвигов: темная дымка вокруг группки недовольных. Странник напрягал зрение, но рассмотреть это явление получше никак не удавалось.

   - Зри не очами тела, - негромко посоветовал, вставший рядом с ним Микал, - Зри очами духа...

   Глаза духа? Руслан призадумался. Так-то оно все логично. Он хочет увидеть нечто нематериальное, в этом глаза только мешают, но как отключить физическое зрение, оставив только духовное? Он перестал вглядываться, напротив, старался вовсе не смотреть на заинтересовавших его людей, смотреть, но не видеть, только желать... Дымка вокруг людей сгустилась, исказила их облик. Руслан даже невольно отшатнулся. Но тут вперед шагнул отец Сергий.

   - Добрые люди! - заговорил он звучным, уверенным голосом, - Ваши души одолевает тьма и Скверна! Но свет и благодать сильнее! Отриньте тьму, изыщите благодать в сердцах своих!

   Да уж. Может быть, орден Святого Ока и забыл старые приемы и техники, но игумена Сергия это точно не касалось. Глаза и руки монаха начали излучать золотой свет, видимый даже без духовного зрения. Золотое сияние озарило спорящих людей, оттесняя от них черную дымку, а главное, пробуждая свет внутри них. Люди, прямо на глазах, успокаивались. Кто-то заливался краской, кто-то - слезами. Сергий исповедовал их, без слов и всех разом. С лиц людей уходила тень, а вместе с ней уходил и темный гнев. Бывшие недовольные начали расходиться.

   - Не держи на них сердца, Руслан, - проговорил Микал, коснувшись плеча странника - Это все Скверна. Те люди ходили на поле почтить павших, там она и пробралась в их души. Здесь, в городе, нас хранит обережное древо, но земля к западу теперь осквернена. Западные поля теперь придется бросить...

   - Это из-за мертвых гоблинов? - предположил Руслан, - Из-за пролитой крови?

   - Это все артефакт, - вмешался Грам, - Тот хобгоблин, военный вождь, совершил ритуал последней жатвы. Нам нужно было просто дождаться пока он и его армия помрут сами собой, но уж очень эти твари крепкими оказались...

   - То есть они бы сами погибли? - переспросил Руслан.

   - Именно, - кивнул воин, - На то и последняя жатва. Этот ритуал дает неуязвимость, но отнимает жизнь через определенное время. Теперь понимаешь, какую глупость ты сотворил, схватив артефакт? Вот то и оно... Впрочем, иного выхода, может статься, что и не было. Жатва со смертью вождя все равно не прервалась...

   - Но я, все равно, до конца не понимаю...

   - А чего тут понимать? - раздраженно дернул плечом подошедший Сергий, - Сотворив богомерзкий обряд, тот вождь открыл прямой путь от твари Скверны к своему артефакту. Открыл во всю ширь. Теперь камень тот никакими обрядами не очистишь, он так и будет мерзость кругом себя распространять, все вокруг отравляя.

   - И что же, совсем ничего нельзя сделать? - Руслану стало тошно и горько от мысли о том, что все его труды и жертвы, все смерти и раны невинных людей оказались напрасны, и Скверна все равно одержала победу, - Ведь не может быть чтоб никакого способа не было!

   - Способ есть, - признал, поразмыслив, Грам, - Надежнее всего было бы просто уничтожить тварь, питающую артефакт, но способ этот не приемлем. Мы не знаем, что творится в глубине оскверненной земли. Экспедиция может просто сгинуть там без толку.

   - Разрушить канал могли бы инквизиторы, - добавил Сергий, - Они научены призывать очищающий огонь, вот он и мог бы помочь. Но их рядом нет, я же, увы, их таинствами не владею.

   Руслан уселся прямо на крыльцо и задумался. Сергий упомянул очистительный огонь. Но ведь у него, Руслана, есть свой огонь. И свою эффективность против Скверны он уже показал. Окрыленный своей идеей, он поспешил поделиться ей со старшими товарищами. Грам сразу отстранился от дискуссии под предлогом недостаточной компетентности, а вот монах и маг серьезно призадумались.



Владислав Волхов

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться