Книга первая. 3: Апологет - Ересиарх

Размер шрифта: - +

Глава 12

Подходя к крестьянскому становищу, Ингер издалека увидел горящие костры. На их же счастье, крестьяне остановились вдали от стен поместья – иначе на них наверняка бы уже обратила внимание стража.

Дюжий Харальд выскочил ему навстречу.

– Господин, – не скрывая радости, воскликнул он, – а мы-то уж думали, и не вернётесь вовсе!

– Я своё слово держу, – бросил на ходу охотник, – Харальд, собирай людей. Мы уходим.

– Погодите-ка, господин, – крестьянин почесал в затылке, – куда уходим? А как же фрайхерр фон Сигг? Разве не должны мы остановить его злые деяния?

– Не того останавливать собрались, – охотник повернулся к Харальду, – не торопись обвинять фон Сигга, Харальд. Я…

Договорить он не успел – со стороны становища раздались вопли, заметались огни, что-то глухо ударило.

Не сговариваясь, Ингер и Харальд бросились туда.

– Волк! – закричал кто-то, завидев их, – волк был здесь! Огромный!

– За ним! – скомандовал Харальд.

– Стоять! – заорал Ингер, но его не слушали. Крестьяне, хватая факелы, исчезали между деревьев.

– Дьявольщина! – прорычал охотник, бросаясь за ними.

Вопреки всякому здравому смыслу, толпа, ведомая гневом и ужасом, направилась не от поместья, а к нему. Огненная река стеклась к неприступным стенам. Ингер увидел, как ворота имения распахнулись, и на толпу двинулись конные стражники. Их оказалось неожиданно мало, около дюжины, но эти вооружённые мечами и копьями солдаты в полной боевой броне врубились в разрозненную толпу крестьян, как горячий нож в снежный ком.

В ход пошли росшиндеры, которыми крестьяне с неожиданной ловкостью вспарывали животы коням. Упав, придавленные трупами лошадей и отяжелённые бронёй воины не могли подняться, и крестьяне с ненавистью добивали их, срывая шлемы и разбивая головы стражников.

Уворачиваясь от ударов, Ингер пытался прорваться к мосту. Почему фон Сигг не отдаст команду отступить? Почему не закроет ворота?

Оставшиеся в живых стражники оттеснили крестьян от поместья, и охотник был вынужден отходить вместе со всеми. Один из ударов конного стража настиг его – кончик клинка прошёл по касательной, оставив на лбу длинный росчерк. Неопасная, рана, тем не менее, лишила его возможности биться – кровь заливала глаза, и охотнику пришлось задержаться, поспешно отрывая от своей рубахи полосу, чтобы перетянуть порез.

Его кинжалы были бесполезны против копий и мечей солдат, но крестьяне, судя по всему, и так справлялись неплохо. Ведомые Харальдом, они двинулись в новую атаку, видя, что силы врага убывают.

Ингер отошёл в тень, непослушными пальцами затягивая узел на затылке. В голове пульсировала влажная боль. И чёрный волчий силуэт, показавшийся рядом, он принял вначале за морок.

Но тот стоял прямо перед охотником – получеловек-полуволк. Вервольф. Волчий пастырь, отродье, созданное Дьяволом.

Охотник метнул кинжал – и чудовище, взвизгнув, осталось лежать на земле, будто щенок, отброшенный носком сапога.

Ингер подошёл ближе.

На траве, окроплённой чёрной кровью, растянулся давешний карлик – «гном» фон Сигг, радушный хозяин поместья. Его обнажённое тело покрывала густая шерсть, а из оскаленного рта рвался вой.

Morbus Lycanthropy. Ингер поднял взгляд – сквозь сизые тучи пробивался тусклый круг луны.

– Почему вы не сказали мне? – рявкнул охотник.

«Волк»-карлик, корчась, силился ответить, но лишь ронял изо рта белёсую пену. Его ноги подёргивались в судорогах, словно выродок пытался убежать.

– Я-я… – наконец вымолвил он, – я-то знаю, кто вы такой. И вы бы… убили меня на месте, признайся я вам.

– Глупец, – прошипел Ингер, – и стоите над глупцами! Они сами убьют вас, едва увидят! Какого дьявола вы отправились в лес?

– Господь свидетель, – дрожащим голосом ответил карлик, – удержаться не мог. Зовёт ведь… чую, как волком становлюсь…

Ингер нагнулся над фон Сиггом. Некогда импозантный, несмотря на свою миниатюрную пухлую фигуру, «гном», казалось, растерял последние капли уверенности в себе и по-женски ахнул, когда охотник выдернул кинжал из его плеча. Плечо покрывали густые, жёсткие волоски – как и всё остальное тело карлика, за исключением тщательно выбритого лица.

Охотник сбросил котту и подал её трясущемуся фон Сиггу.

– Наденьте это. И идёмте со мной.

Тот кое-как завернулся в ткань. Но, едва они двинулись к замку, как путь им преградила толпа крестьян. Их ряды поредели, но в глазах оставшихся в живых горела злоба.

– Господин, я вижу, вы схватили вервольфа, – вперёд выступил Харальд. Его иссечённое лицо казалось чёрным от запёкшейся крови. – Мы тотчас убьём это отродье Дьявола!



Лидия Ситникова (LioSta)

Отредактировано: 14.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться