Книга шороха

Размер шрифта: - +

Глава 4 - Кочерга

Эр ошибался, когда говорил, что будет легко.

Весь следующий день Аили следила за ювелирной лавкой и с каждым часом ее уверенность таяла.

С раннего утра до позднего вечера она сидела на летней веранде небольшого кафе через дорогу, читала газеты, запивая тревожные новости Арх-Дамана красным чаем. Солнце варилось в чашке, а она, скрытая густой тенью розовых кустов, наблюдала за пробегающей мимо жизнью: люди торопились на работу, по работе, с работы. По тротуарам проходили пары – счастливые и не очень, почтенного возраста дамы с детьми, туда-сюда носился пронырливый мальчишка – продавал газеты, выкрикивал заголовки и назойливо маячил перед смурными лицами горожан.

В десятом часу утра она обнаружила, что хозяин ювелирной лавки живет на втором этаже и после завтрака спускается, чтобы поприветствовать сменного охранника, отпереть стальную решетку на входной двери и перевернуть табличку с надписью «Добро пожаловать». Посетителей у него было немного, и полдня он лениво нависал над прилавком, листая какой-то яркий журнал, иногда выходил на улицу и выкуривал пару сигарет.

В обед мимо Аили прошла группа мужчин в серых пиджаках. У каждого на правом плече красовалась красная нашивка. Они весело о чем-то говорили, шагали, раскидывая ноги – молодые и румяные, сунув руки в карманы широких полосатых брюк, засматривались на женщин.

Она отвлекалась, ловя на себе их взгляды, опускала лицо  и смущенно краснела, делая вид, что известия об удачных облавах на наркопритоны и опиумные курильни ей куда интереснее случайных знакомств.

До того, как начало смеркаться, Аили покинула кафе. Прошла пару кварталов и, сделав круг, вернулась. Ювелирную лавку окружали маленькие магазинчики – бакалейные, чайные и ателье. Все одинаково. Она вспоминала Арх-Даман своего времени и улыбалась. Не осталось горластых торгашей в этой части города, косых прилавков со смрадными рыбными тушами, на дорогах не валялись рваные сети, грязь не чавкала под ногами в расхлябанных колеях.

Вернувшись к ювелирному к девяти часам, она вновь столкнулась с «отрядом» молодцов с красными нашивками, но теперь подметила, что у каждого к поясу прицеплена деревянная дубинка. Патруль?

Не удивительно. После чтения газет, после разговоров с Блудом и Дани, Аили больше и сильнее ощущала тяжесть нависшей угрозы. Мир знал множество войн. Каждая новая была страшнее предыдущей, и люди боялись. Теперь, познакомившись с Грю Монном, она понимала, что Старое царство давно потеряло влияние, сузилось до маленького клочка земли на карте. С севера на него давила Свободная республика – запустила корни в самое его сердце, – вскормила преступный синдикат «Амапола». Из-за моря надвигался Семмир и его Торговая федерация.

Если быть войне, то начнут ее не солдаты, посланные командирами. Ее начнут преступники, опиумные дельцы одного из Торговых домов. Города поглотят беспорядки и затопят реки крови. А Республика и Семмир как будто не при делах.

Закатное солнце сверкнуло за крышами домов и упало в толщу горизонта. Провалилось, накрыв Арх-Даман грязным полотном электрической ночи.

Аили вернулась в кафе, села на прежнее место в углу летней веранды и попросила бокал вина. Аромат мелких кустовых роз пьянил. К висящем под крышей фонарикам липли ночные бабочки, от дорог поднимался жар уснувшего дня, а за столики набивались люди. Уставшие - после рабочего дня приходили отужинать. Полные сил смельчаки -  собирались кутить всю ночь. Печальные - заказывали рюмку коньяку. Веселые - быстро махали руками и требовали, во все горло зазывали, чтобы им принесли огненной рисовой водки, да побольше закуски.

Она неторопливо цедила кислое вязкое вино и следила, как хозяин ювелирной лавки запирает решетку и отдает ключ охраннику, поднимается на второй этаж, и свет гаснет.

Пора.

Кафе закроется через два-три часа, люди разойдутся, и настанет время тьмы.

Дани осталась в  госпитале на ночное дежурство. Вернувшись домой, Аили неуклюже прокралась мимо уснувшего в гостиной Блуда и поднялась на второй этаж. Эр ждал ее.

– Ну? – нетерпеливо спросил он, поднявшись с кровати.

На темном вытертом покрывале стояла старая кожаная сумка, рядом лежала злосчастная кочерга и револьвер.

– Будет непросто, – выдохнула она. – Там есть охрана, а вход запирают решеткой.

– И ключ?

– У охранника, но сам охранник внутри. Нужно как-то выманить его.

– А потом?

– Думаю, хозяин забирает выручку, но где ее хранит – не знаю. Нам придется поговорить с ним.

Эр усмехнулся:

– Никогда не думал, что доживу до подобного. Разбой!

Она с сомнением посмотрела на трость:

– Еще там ходит патруль. Если что-то пойдет не так, я… – Аили замялась. – Ведь я не смогу убежать.

– Нет, – он качнул головой. – Все пройдет хорошо.

Она молча согласилась с ним.

Темной ночью, когда погасли уличные фонари и мрак сожрал город, из дома Дани Марих вышли двое: великан в окровавленном сером костюме и коротышка с тростью. Они несли пухлую сумку, из которой торчала горбатая кочерга. От них остро пахло керосином и маслом. Они молчали и неторопливо шли узкими потаенными улочками, пока на пути не выросли ряды трехэтажных домов с торговыми лавками. Бакалея, чайная, ателье. Ювелирный.



Полина Дорошина

#26127 в Фэнтези
#14134 в Разное
#3559 в Драма

В тексте есть: мрачное

Отредактировано: 18.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться