Книга третья. Осенние приключения Кефирных Клякс

Размер шрифта: - +

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Сказка 24

 

Как испечь пряники?

 

Друзья устроились на мягких прихватках для горячей посуды, отдохнули полчасика, а потом снова принялись за готовку.

– Что там дальше? – спросила Ася, заглядывая в блокнот через плечо Мурмуреллы. – Ага, вижу! «Добавить муку, соль и соду и вымесить тесто».

– Хозяйка хранит муку в большой жестяной банке, красной с белыми горошинами, – сказала Чита.

– А где она?

– Вон там, в верхнем шкафчике.

Лесная фея взлетела под потолок, открыла кухонный шкафчик и увидела красно-белую банку.

– Чита, я не смогу снять её с полки… И Дик с Риком не смогут – слишком высоко, да они её и не ухватят… Придётся нести муку в ложке…

Мурмурелла осторожно сняла круглую крышку, слетела вниз, взяла столовую ложку и снова вернулась к банке.

– Ложка должна быть с горкой?

– Да, хозяйка всегда кладёт ложку с горкой!

Фея зачерпнула муку и осторожно полетела вниз, но вдруг откуда-то из глубины кухонного шкафчика вылетела моль и закружилась над Кляксами. Нетерпеливая Туся подпрыгнула, хлопнула в ладоши и поймала моль, но нечаянно задела ложку!

– Ш-ш-ш! – мука с тихим шелестом посыпалась прямо на малышку.

– А-а-а-пчхи!! – Туся оглушительно чихнула, вся оставшаяся на ложке мука разлетелась по сторонам и запорошила Асю, Касю и трёх дракош.

– Ой, я нечаянно! – Туся даже порозовела от смущения, но сестрички и дракоши только улыбнулись и стали отряхиваться.

– Ох, горюшко моё… – привычно проворчала Ася.

– Ничего страшного, сейчас возьмём ещё! – Мурмурелла топнула по столу, и вся мука тут же исчезла. – Только ты уж больше не прыгай и не чихай!

Фея второй раз взлетела под потолок, зачерпнула муки и спустилась к столу. Высыпав муку, она снова взлетела и зависла в воздухе возле шкафчиков.

– Читуля, а где соль и сода?

– Соль во-о-он в той большой деревянной солонке с крышкой, а вот сода… Где же может быть сода?

Чихуахуа задумалась.

– А-а-а, вспомнила! Там же, где мука! В маленькой жестяной банке!

Мурмурелла зачерпнула кофейной ложечкой вначале немного соли, а потом соды, и стряхнула всё в тесто. Отряхнув с себя остатки муки, фея открыла блокнот из листьев и прочитала: «Месить хорошо и долго, пока тесто не станет мягким и податливым».

– А как же мы будем его месить? – спросила Ася, разглядывая получившуюся светло-коричневую горку. От неё сладко пахло мёдом и пряностями.

– Все вместе, а как же ещё?!

Друзья вымыли руки и стали изо всех сил месить душистое тесто. Это оказалось нелегко, и они совсем выбились из сил, но наконец тесто стало мягким.

«Завернуть тесто в полиэтиленовую плёнку и оставить на несколько часов», – прочитала Мурмурелла. – Но у нас нет времени, мы можем оставить его не больше, чем на час! Ну что же, придётся воспользоваться моей волшебной силой!

Фея ласково похлопала ладошками тесто, чтобы оно хорошо пропиталось пряностями и стало ещё более душистым. Тесто потемнело, а аппетитный запах расползся по всей кухне.

– Кляксы, постелите на стол бумажную салфетку, а я принесу Цукера!

Мурмурелла полетела в прихожую, чтобы забрать ослабевшего пряничного человечка из мягкого домика Читы. Он чувствовал себя лучше, чем вчера, поэтому сидел на матерчатом пороге и прислушивался к голосам на кухне.

– Добрый день, Цукер! Полетели лечиться!

Фея ловко подхватила его на руки и отнесла на кухню – человечек даже ответить ничего не успел. Тем временем Ася и Кася расстелили на кухонном столе салфетку, Мурмурелла положила на неё пряничного человечка и рассмеялась:

– Это будет наш операционный стол!

– Ну и шутки у тебя! – поморщился Цукер.

– Ладно-ладно, не обижайся! Сейчас мы тебя вылечим!

Фея взяла кусочек пряничного теста, хорошенько размяла, а потом начала прикладывать к ранам Цукера и бережно разглаживать. При этом она что-то приговаривала, и душистое тесто легко впитывалось в пряничное тельце.

– Ну как, тебе лучше?

– Да, намного лучше!

Наконец все раны затянулись, и Цукер попытался сесть.

– Подожди! А как же глазурь?!

Мурмурелла стала разглаживать пальцами разноцветные полоски глазури и что-то шептать. Глазурь прямо на глазах вытягивалась, как верёвочка, и прилипала к прянику. Наконец всё было готово, и Цукер снова стал расписным пряничным человечком.



Мария Виленская

Отредактировано: 26.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться