Книга в синей обложке

Размер шрифта: - +

Глава 5

Зябкая утренняя дымка, накрывшая окрестности Эдервиля, рассеялась. В небе проглядывает солнце, на красной железной крыше здания вокзала разгуливают голуби. День намечается ясный и теплый. Во время короткой остановки кроме Дианы и Майкла из поезда вышли всего трое пассажиров, они уже куда-то исчезли. Майкл не торопится, стоит на пустынной платформе, глубоко вдыхает свежий эдервильский воздух, рассматривает маленькую, будто игрушечную привокзальную площадь, уставленную вазонами с пестрыми астрами.

— Ничего здесь не изменилось...

К ним быстро приближается худощавый незнакомец в форме.

— Добро пожаловать, Майкл! Я вас сразу узнал. Надолго к нам?

— На несколько дней.

Дежурный по станции услужливо перехватывает чемодан, оставляя гостям города только  дорожную сумку, провожает до стоянки такси. Просит Майкла  расписаться на обратной стороне какой-то визитки. Что ж, приятная встреча.

— Ты его помнишь? — спрашивает Диана, устраиваясь на заднем сиденье открытого авто самого допотопного вида. Впрочем, в этой допотопности есть своеобразный шик.

— Кажется, он и при мне служил на вокзале, — отзывается Майкл и говорит шоферу:

— В «Каменное сердце».

— Это так называется гостиница? — интересуется Диана.

— Да. Лучшая гостиница в городе. Она же единственная.

— Обижаете, мистер Кроссвуд, — широко улыбается шофер, — У нас теперь еще целых две гостиницы открылись. Правда, на окраине. Но в любом случае миссис Броуди конкуренция не грозит.

Машина плавно движется по узким улочкам, Диана легко узнает дома и скверики. Ничего удивительного, она ведь уже не раз бывала здесь во сне. Других машин не видать, даже прохожие попадаются редко.

— У вас, наверно, совсем не много клиентов? — сочувственно предполагает Диана.

Однако шофер полон оптимизма. Может, все провинциалы такие?

— Главное в этой жизни — не перетрудиться. А на безделье не жалуюсь. К нам довольно часто приезжают всякие коммерсанты. Эдервиль ведь славится своим фарфором... Еще у нас без конца проходят ярмарки, собрания, фестивали. Люди не только со всей округи съезжаются, но даже издалека. Сейчас, например, кактусоводы слетелись, так что гостиницы переполнены, и такси тоже при деле.

— Кактусоводы — это впечатляет.

— У всех свои странности и увлечения, — жизнерадостно подводит итог шофер.

 

Вот и главная площадь, до нее прежде Диане не удавалось добраться. Заметно, что тут трепетно относятся к старине; булыжник, которым вымощено все пространство, бережно сохранен. Бледно-желтое здание ратуши на одной стороне, внушительный трехэтажный особняк, облицованный серыми плитами — на противоположной. Точнее, фасад не совсем серый… необычный какой-то цвет, с едва уловимым коралловым оттенком. Будто лучики замурованного предрассветного солнца пробиваются сквозь серый камень.

Машина останавливается возле помпезного входа, украшенного причудливой каменной резьбой.

*****

Лучшая в городе гостиница и впрямь до отказа забита слетевшимися кактусоводами, в конференц-зале сейчас проходит какое-то бурное собрание с музыкальным сопровождением. Повезло, что Майкл догадался забронировать номер по телефону. Номер состоит из светлой гостиной и спальни с широчайшей кроватью. Между гостиной и спальней — относительно просторная ванная комната. Очень высокие потолки, сверкающий паркет, элегантные портьеры и покрывала. Помещения умело отреставрированы, винтажная обстановка претендует на современный комфорт. Раковина и ванна из фальшивого мрамора, краны в старинном стиле, даже унитаз, притаившийся за перегородкой, тоже отличается какими-то винтажными очертаниями. В гостиной — роскошный камин, на каминной полке стоит фарфоровая кукла в шелковом платье. Она высотой всего сантиметров двадцать, исключительно изящное произведение искусства. Брюнетка с правильными чертами лица, серыми глазами и собранными в гладкую прическу темно-пепельными волосами. Волосы, разумеется, натуральные. Удивительно тонкая работа... Майкл тоже обращает внимание на куклу, приближается, чтобы как следует рассмотреть ее.

— Обычно у старинных кукол лица одинаковые и улыбка стандартная. А эта даже не улыбается. Такая оригинальная вещица. Это ведь не современная работа?

— Настоящий антиквариат! Она досталась мне вместе с домом, — певучим голосом комментирует хозяйка гостиницы, которая лично зашла в номер, чтобы убедиться: новые постояльцы всем довольны.

Миссис Броуди явно за пятьдесят, каштановые волосы, скорее всего, искусственного оттенка, зато румянец на гладких щеках без сомнения натуральный. Весьма привлекательная особа, скромно, но со вкусом одетая. Полные ноги в мягких туфлях ступают по паркету неслышно, на лице цветет доброжелательная улыбка. Вскоре хозяйка покидает номер, еще раз напомнив, что нынче шеф намерен приготовить изумительно вкусный обед.

 

Диана распахивает тяжелые оконные створки. Вид на площадь ей по душе, и вообще она рада, что попала в городок своей мечты. Майкл подходит, обнимает за плечи.

— Обрати внимание, здесь булыжник выложен так, что узор напоминает сердце. Когда площадь мостили заново, дочка хозяев от скуки наблюдала за работами внизу. Один из рабочих влюбился в молодую аристократку. Он, конечно, не посмел бы ей признаться, поэтому просто сложил из камней большое сердце. Чтобы она каждый день могла видеть его из окна своей комнаты. Милая легенда, правда? Вроде бы, начала восемнадцатого века. Сердце можно заметить не с любой точки, лучше всего его видно из окна. Присмотрись… Заметила?

— Да. Так романтично…

Идиллию прерывает телефон Майкла, который настырно наигрывает довольно агрессивную мелодию.



Лара Вагнер

Отредактировано: 17.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться