Книга в синей обложке

Размер шрифта: - +

Глава 10

Раздвинутые портьеры слегка шевелятся от ветра, утреннее солнце мягко освещает спальню. Часы с мраморным постаментом, которые мерно тикают на прикроватной тумбочке,  показывают без пяти одиннадцать. Да, совсем позднее утро, однако Диана только что проснулась. Майкл стоит у зеркала и завязывает галстук.

— Как ты себя чувствуешь?
— Более-менее. Я сейчас ухожу. Здесь, оказывается, есть писательский клуб — всякие юные дарования и не очень юные. Пригласили провести что-то вроде мастер-класса и ответить на вопросы. Не понимаю, какой в этом смысл. Но они так просили…

Тучи рассеялись, и Майкл готов выпорхнуть из номера. О вчерашних мучениях напоминает лишь слегка утомленный вид, по которому поклонники таланта могут предположить: мистер Кроссвуд засиделся допоздна за работой над очередным шедевром. Поправляет воротник рубашки, откидывает со лба прядь волос. Мистер Совершенство… Нет-нет, Майкл вовсе не нарцисс.

— Хочешь пойти со мной?
— Мне-то что там делать? Лучше пройдусь по сувенирным лавкам, надо что-нибудь купить на память об Эдервиле.
— Вот и отлично. Обрати внимание на фарфоровые миниатюры. Их можно на стену повесить или просто поставить куда-нибудь. Очень мило смотрятся и места много не занимают. Я потом еще к Роджеру загляну, так что вернусь не скоро.



*****


На самом деле у Дианы несколько иные планы на сегодня, впрочем, фарфоровыми картинками тоже стоит поинтересоваться на обратном пути. Во время вчерашней безмолвной беседы с Фейт ей несколько раз отчетливо слышалось: «история с Джонни… это было давно, в ней разгадка». А еще Майкл так резко среагировал на совершенно безобидные слова Фреда. Что же произошло тогда? В крайнем случае, можно осторожно расспросить самого Фреда или миссис Броуди, которая всегда не прочь поболтать. Но не хочется выдавать, насколько эта тема волнует. Есть еще один вариант, безо всякого риска. Несчастные случаи редко происходят в сонных маленьких городках. Вполне возможно, местная пресса откликнулась на это событие. Следовательно, не помешает наведаться в городскую библиотеку, вывеска которой попалась Диане на глаза еще в первый день.

Она ориентируется на почти безлюдных улицах уверенно, будто выросла в Эдервиле и все повороты и извивы дороги знакомы с раннего детства. Вот и цель визита показалась, выкрашенный нежно-желтой краской двухэтажный особняк с почти игрушечными белыми колоннами. Напоминает торт, щедро облитый лимонной карамелью. Диана с трудом распахивает массивную дверь и проникает в полутемное  фойе. Потом останавливается возле двери в конце коридора. Вот досада! Библиотека закрыта, на стук никто не отвечает. Однако проходящая по коридору пожилая особа с толстой папкой под мышкой  жизнерадостно сообщает:

— Мисс Гейз вернется буквально через десять минут.

Десять минут это сущие пустяки, когда ждешь чего-то, что тебе очень хочется получить. Вполне можно потерпеть, даже если десять минут растягиваются на полчаса. Диана расхаживает по коридору, от нечего делать изучает гравюры и фотографии на стенах. В основном виды Эдервиля. Кроме библиотеки в особняке имеются не менее полезные заведения. Со второго этажа приглушенно доносится протяжное гудение какого-то духового инструмента. Неизвестный музыкант с завидным упорством повторяет один и тот же пассаж, видимо, доводя его до совершенства. В конце коридора просеменила стайка девочек в черных маечках и балетных пачках. А теперь слышно, как хлопает входная дверь, и стучат по мраморным плитам фойе  каблуки. Появляется стройная женщина в вельветовом костюме неопределенного цвета, вытаскивает из сумки связку таинственно позвякивающих ключей. Диану замечает краем глаза, без излишней любезности приглашает зайти.

— У вас ведь можно посмотреть местные газеты? Старые, десятилетней давности или чуть раньше…

— Безусловно, — отвечает хранительница библиотеки.

Голос у нее глубокий и довольно приятный. В полутемном коридоре Диана рассмотрела лишь силуэт, зато при ярком дневном свете, льющемся из огромных окон, мисс Гейз видна во всех подробностях, вплоть до лакового пояса на тонкой талии и  серебряной цепочки с причудливым кулоном на шее. Да, костюм какого-то бурого цвета и уже поношенный, однако сидит безупречно. Пышная прическа, из которой выбиваются светло-каштановые локоны... Похоже, вьются они от природы.
На столе,  за которым  расположилась мисс Гейз,  одиноко стоит изящная вазочка с засохшим букетом.

— Вы, вероятно, жена Майкла? Видела вас издали.

Мисс Гейз  не добавляет, что они с Майклом — красивая пара, хотя могла бы, наверное.

— Я не решилась подойти к нему и заговорить. Майкл  меня не узнал, к сожалению. А ведь когда-то с удовольствием заглядывал сюда. У нас  великолепное собрание, не хуже чем в некоторых университетских библиотеках.

Скорее всего, она права. Стеллажи за спиной мисс Гейз — не какие-нибудь там дешевые  и легковесные, а самые настоящие дубовые, солидные и внушительные, с благородной резьбой — буквально ломятся от множества томов. Да и в целом обстановка соответствующая. Узорный паркет прямо-таки в идеальном состоянии, лепнина на потолке, на стенах — городские виды (продолжение коридорной коллекции), столы и стулья для посетителей  безо всякого сомнения антикварные. Тусклый прямоугольник монитора на столике в углу  выглядит здесь нелепым анахронизмом.

Диана, которая погрузилась в перелистывание вороха старых газет, замечает, что мисс Гейз украдкой рассматривает ее. Раньше Майкл часто заглядывал сюда... Мисс Гейз явно за сорок, но около десяти лет назад до увядания было еще бесконечно далеко. Взрослая молодая женщина очень даже привлекательна в глазах подростков и мечтательных юнцов… В глубине комнаты, за стеллажами виднеется еще одна дверь, вероятно, она ведет в приватное книгохранилище, где в любое время можно заняться, чем душе угодно. Воображение Дианы начинает рисовать жаркие картины соблазнения несовершеннолетнего читателя… Почему Майкл всегда дает повод для подозрений и выстраивания подобных гипотез? Даже когда его вообще нет поблизости…

Впрочем, не стоит отвлекаться от «Эдервильского листка». Несмотря на скромное название, на самом деле это вполне солидное издание. Выходит раз в неделю. Какой же это «листок»? Целых три разворота, до отказа забитых публикациями. Членам редакции нужно обладать крайне богатой фантазией, чтобы каждую неделю чем-то заполнять столько места. В ход идут перепечатки из столичных газет, слухи, сплетни, мемуары старожилов, и, разумеется, «творчество наших читателей». Если бы редакция ограничивалась мелкими  происшествиями и радужными планами муниципалитета относительно благоустройства, газета выходила бы с наполовину пустыми страницами… Чтение затягивается, у Дианы уже рябит в глазах от бесчисленных заголовков и рекламных объявлений... Ну, наконец! Именно то, что ищет внимательная исследовательница...



Лара Вагнер

Отредактировано: 17.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться