Книга в синей обложке

Размер шрифта: - +

Глава 21

Из элегантно изогнувшегося крана, удачной подделки под изделие эпохи модерн, в ванну хлещет горячая вода, почти кипяток. А Диана отправляется в гостиную, приоткрывает дверцу узкого углового шкафа, внутри которого притаился мини-бар. Стенки там стеклянные, поэтому кажется, что бутылок в два раза больше, чем на самом деле. Но и так спиртного в избытке. Диана перебирает гладкие стеклянные горлышки. Красное вино, шампанское, белый вермут… Все это, разумеется, не то… Зато солидная бутыль, наполненная жидкостью темно-янтарного цвета, извлекается на свет из глубины. Практически не початая, Майкл в последнее время не слишком интересуется крепкими напитками. Ему, видимо, вполне хватает  любовного хмеля. Диана открывает виски, наливает примерно треть стакана, который нашелся тут же, на полке. Наверное, больше не надо? В нос ударяет дымный запах, будто не благородный напиток здесь, а какое-то огнедышащее варево. Грубый, резкий, отвратительный вкус. Даже в глаза словно попал дым. Как только некоторые смакуют то, что даже проглотить нереально… Задержать дыхание, а потом сразу глотнуть… Да, так гораздо проще. Новая порция выпивается уже без особого труда. Диана споласкивает опустевший стакан минеральной водой, выплескивает ее на пол, брызги разлетаются… В углу напротив Гомункулус складывает руки на груди и обреченно склоняет голову.

Ванна уже наполнилась. Пока Диана раздевается, движения еще вполне уверенные… Касается поверхности воды кончиками пальцев и сразу отдергивает. Чересчур уж горячо, непривычно, неприятно, но надо… рука полностью  ушла под воду, привыкает… Постепенно, осторожно Диана погружается в ванну… Вполне можно терпеть, только сначала вода обжигает покрасневшую кожу.

Все это уже происходило с Фейт, Диана отчетливо помнит каждое слово в той мрачной главе. Уму непостижимо, каким образом Майкл, тогда почти мальчишка, смог настолько точно, хоть и без физиологических подробностей, описать все ощущения и тягучее отчаянье, охватившее Фейт. Когда решение уже было принято, она действовала, будто автомат. Фейт избавлялась от ребенка, сотворенного во время одной из бесконечно мучительных ночей ненавистным мужем. К тому же, в тот момент у нее еще оставалась призрачная надежда на развод и воссоединение с любимым. А какие надежды у Дианы сейчас? Скорее, наоборот, впереди маячит полное крушение надежд, дымящиеся руины, обгорелые обломки. Что творит она? Впрочем, все равно…

Она теряет счет времени, вода заметно остыла, в такой воде, покрытой пушистой ароматной пеной, приятно нежиться перед сном. А еще можно  с концами уйти на дно… Диана едва успевает схватиться за бортики ванны… Спать нельзя, иначе… Ей ведь приходится всегда быть настороже, никто не поможет и не спасет. Совсем одна в темном номере, где весь свет и тепло сосредоточились в ограниченном пространстве ванной комнаты… Рядом с Фейт была горничная, почти что подруга, перешедшая в новый дом Фейт из дома ее родителей. Всегда готовая выслушать и посочувствовать, передать записку любовнику, если возможно, еще как-то помочь. Она была совсем немного постарше Фейт, но успела пройти через многое, она же и подсказала, как освободиться от нежеланной беременности, сама проделывала это не один раз, разными способами. Диана словно видит горничную перед собой, ее мимолетную, лукавую усмешку, россыпь мелких родинок на нежной шее, маленькую грудь, обтянутую темным сукном скромного платья, разлетающиеся оборки кружевного фартука… Майклу удивительно достоверно удаются описания не только главных, но и второстепенных персонажей. Даже просто тех, кто мелькает на заднем плане сюжета. Всего несколько предложений или даже слов хватает, чтобы ожили вымышленные люди…

Горничная в туфлях на мягкой подошве неслышно отступает к порогу, дверь ванной снова закрывается, и Диана остается в одиночестве. Пора все же выбираться из воды, в конце концов, Майкл когда-нибудь вспомнит о том, что он проживает в гостинице, а не в доме одноклассника, всегда готового предоставить кров для жарких свиданий. Диана ждет, пока сольется вода. Потом, умудрившись не поскользнуться, с трудом поднимается, заворачивается в большое белое полотенце… Оказывается, всего-навсего выйти из ванной почти непосильная задача, с которой трудно справиться с первого раза. Вот Диана уже бесцельно перемещается по гостиной, не понимая, каким образом и зачем сюда попала. Хотя нет, память четко сработала. Диана прикрывает створку бара, которую раньше оставила открытой. Исправив это мелкое упущение, бредет в спальню.

Садится на край кровати, находит ночную сорочку, расправляет ее. Такая нежная, легкая, шелковистая ткань, обволакивает тело, будто обнимает и гладит прохладными ладонями. То есть, какие там могут быть ладони у шелка… Крошечные ласковые ладошки…

Темные волны подхватывают Диану, и она куда-то проваливается…

 

*****

Майкл укладывается на свою половину постели очень тихо и осторожно, однако Диана просыпается. В окне светит огромная любопытная луна, которая почти что вкатывается в комнату. Майкл закидывает руки за голову, удовлетворенно вздыхает. Улыбается, расслабленный и счастливый. Диана улавливает его улыбку не зрением, а всей кожей.

Совершенно незаметно для себя Диана оказывается очень далеко от гостиничной спальни, да и от самого Эдервиля тоже. Возможно, на другом конце земли. Вокруг — бескрайнее море, мутная вода слабо плещется о борта старой деревянной лодки без весел, в которую кто-то усадил Диану. Кто именно и когда это сделал? Пасмурное небо, тоскливая, размытая картина перед глазами. Неизвестно, можно ли отсюда выбраться и куда медленно направляется лодка. Вода вдалеке чуть  темнеет, в глубине чувствуется какое-то движение. Уже через несколько секунд определяются очертания колоссального тела. Серебристая рыбина, наполовину показавшаяся из воды, приближается. Издали трудно судить, но одно можно сказать с уверенностью; она вряд ли уступает по размерам лодке, скорее всего, даже длиннее. Мокрая спина с острым гребнем, темные полосы на боках… Невидящий взгляд перламутровых глаз все ближе и ближе… Такому чудовищу совсем не сложно будет опрокинуть лодку… Сверху долетает пронзительный крик парящей в небе чайки. Мощные крылья взмахивают пару раз, птица внезапно падает прямо в лодку, слегка задев Диану, которая не успела отпрянуть в сторону. Крылья дергаются и застывают в последней судороге, бессильно распахивается острый, загнутый на конце клюв…



Лара Вагнер

Отредактировано: 17.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться