Книги и короли

Размер шрифта: - +

Глава 15. Выше, глубже!

 

Следующим утром, туманным и свежим, друзья уже седлали коней. В лучах поднимающегося солнца башня снова казалась золотой, а все вокруг — светлым, словно бы застывшим во времени. Пора было пускаться в путь: Железная империя ждала где-то там, впереди. Рогар Эрион и Хранитель оказали им неоценимую помощь, но задерживаться дольше не было смысла.

Хьюго бережно убрал в сумку карту с пометками, сделанными заботливой отцовской рукой. Бывший король сдержал слово и тщательно отметил путь до холмов, окружавших долину с заветным крестиком цели, на полях мелко написал короткие пояснения, чтобы по возможности облегчить квартету дорогу. Друзья были благодарны ему — этому славному человеку, не по своей вине раньше срока сложившего верный меч.

Он вышел проводить их, неловко щурясь со сна и от яркого света, бьющего в светлые окруженные паутиной морщинок глаза. Обнял сына, кивнул остальным. И уже вслед, когда Мигель взялся за поводья, пожелал, поднимая руку на прощание:

- Доброй дороги! Да не потеряет смысл ваш путь.

- Ваше величество, - наемник склонил голову.

- Отец!..

Эв осенил Рогара знаком благосклонности высших сил.

- Благослови вас боги, милорд. Вас и вашу судьбу.

Приключенцы дождались королевской улыбки и ударили в бока лошадям. И вот по поросшим нетронутой, никем не топтанной травой холмам скользнули четыре легких силуэта, в своем полете вытянувшиеся цепочкой на север — там, если снова поверить легендам, вырастали из земли вереницы холмов, отгораживавших от всего мира удивительные сокровища и чудеса.

- Ну что, Хью, веди нас по своей карте! - Мигель заулыбался, когда снова оказался в седле. Так было проще. Проще не думать о своем сюзерене, не вспоминать ночь, перевернувшую его жизнь тринадцать лет назад — к добру, к худу ли?.. Было хорошо просто скакать по диким необъятным просторам навстречу приключениям, чувствуя рядом дружеское плечо.

Воришка просиял в предвкушении. Встреча с отцом и его заставила подумать о многом, но изменить рыжего, видимо, ничто бы не смогло. Он торопливо откинул растрепанную, как обычно, косицу назад и развернул бумагу.

- Немного не запад, и так дюжину лиг. Потом перейдем реку вброд, и там начнутся холмы.

- Из-за магического фона мы их не пропустим, - вставил Юджин, тоже улыбаясь. - Там все должно хранить остатки древнего колдовства, о, мне было бы интересно на него взглянуть!

Мигель привстал в седле, ухмыляясь:

- Тогда поехали, господа! Что бы там ни было, оно дожидается нас. Придем и заберем это!

Друзья разразились радостными возгласами и устремились за горизонт.

 

К середине второго дня пустоши вдруг прорезала череда курганов. Поросшие могильной травой, выстроенные в ровные ряды по чьей-то древней воле, они производили угнетающее впечатление. Кони заволновались, то и дело тревожно ржали, шевелили ушами — чувствовали что-то, не иначе. Путники как-то сразу почувствовали, что короткая остановка в башне так и не принесла им полноценного отдыха, дала только отдышаться, но не восстановить изрядно растраченные силы.

- Как там, магия или что? - спросил Мигель, успокаивая коня. В его голосе больше не звучал былой азарт.

Юджин прикрыл глаза всего на мгновений, прежде чем покачать головой.

- Все чисто. Тут не колдовали со стародавних времен, ни человек, ни кто-нибудь другой.

Даже Эверард позволил себе облегченный вздох. Последнее время колдовские места все агрессивнее встречали друзей — а боги были все строже.

Они с опаской проезжали между насыпей, озираясь по сторонам. Пока тут было безопасно, но кто знает, что случится, потревожь квартет что-нибудь древнее, спящее тут с незапамятных времен?..

- Чьи это курганы? - подал голос вор, - отец ничего не говорил о них…

- Они остались после войн древности. Люди бились здесь не один раз, и каждый раз убитых становилось все больше, пока они полностью не перебили друг друга, - Мигель на миг показал ровные белые зубы в злом оскале. - Так что мы едем по травам, проросшим из человеческой крови.

- Тебе ли жаловаться на кровопролитие, - фыркнул монах.

- Я не убиваю без смысла! - тут же огрызнулся файтер, ударяя лошадь каблуками в бока и посылая вперед.

И потому он не слышал, как клирик, покачав златовласой головой, сказал скорее себе, чем вслух:

- Я уже ни в чем не уверен…

Наблюдавший этот разговор Хьюго долгим прищуренным взглядом проводил широкую спину с парой словно бы приросших к ней ножен, потом — ссутуленные плечи в черном, и, задумчиво колупнув ногтем облезающую кожу на носу, взялся за поводья. Порой воровская внимательность к мелочам, поразительная для других и жизненно важная для него самого, лишь осложняла ситуацию.

- Эв, Эв! - звонко окликнул он друга, подъезжая почти вплотную.

Эверард поднял бровь.

- Чего тебе? Я, конечно, всегда рад поболтать, но только если ты сделаешь одолжение и перестанешь крича…

- Ловлю тебя на слове, - перебил его рыжий, послушно понижая тон. Монах даже удивился, но виду не подал, конечно. А Хьюго вопреки обыкновению не выглядел бездумным ребенком — такое с ним случалось, но, как верно отмечал маг, поразительно редко. Видимо, случай был действительно исключительный. - Эверард, я хотел спросить: как думаешь, в последнее…

Закончить ему не дал радостный возглас Юджина, и клирик так и не узнал, что рыжему было нужно.

- Там холмы, холмы! - воскликнул маг с нескрываемым нетерпением. - Мы добрались до холмов!

Горизонт и правда из ровной линии прекратился в мягкие скаты спинок холмов. Было еще слишком далека, чтобы что-нибудь разглядеть, но путникам уже казалось, что они видят молочно-серый туман, а склоны отдают легкой синевой… О, сколько приключенцев искали эти места — и вот квартету посчастливилось найти их!



Елизавета Голякова

Отредактировано: 05.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться