Книгоделы

Размер шрифта: - +

Глава 5.

Присев рядом со спящим пьянчужкой, задумалась, не был ли он в запое все эти дни. Рубашка, волосы, да и все тело, помимо спиртного, пропахло каким-то тяжелым сладким запахом. Не знаю, что за даму он себе нашел, но духи у нее отвратные, абсолютно точно.

Эх…С поиском работы у меня не клеилось, то зарплата низкая, то требования очень высокие. Даже задумалась о том, что не зря меня начальница предупреждала о трудностях. А мне всё дай работу получше… Но честно, так можно всю жизнь просидеть на одном месте, боясь остаться не удел. А жизнь-то идет, с возрастом больше возможностей не становится.

Переключив телевизор на музыкальный канал, попала на какую-то душераздирающую песню. И чем больше слушала, тем больше на душе разворачивалось стихийное бедствие под названием "ГПТ" (Грусть. Печаль. Тоска). Как моя жизнь могла совершить такой кульбит? На моей кровати лежит пьяная мечта многих женщин, но я даже думать боюсь о том, что бы перевести наши отношения в другую плоскость.

Пытаясь устроиться на работу, встретила не менее замечательного мужчину, к которому тоже страшно прикипеть. Что будет, когда он наиграется? Да, можно помечтать о свадьбе и о детях, но я не дам мыслям свободно ускакать в будущее, что бы потешиться мечтами. Так только больнее разбиваться потом.

Джин на диване закопошился, что-то причитая и хмурясь.

− Верни меня, верни…− хриплый голос сквозь сон привлек внимание, заставив напрячься, о как знатно надрался. И кто тебя должен вернуть? Твоя страстная пассия, от которой ты сбежал в невменяемом состоянии?

Как он говорил? Ариадна? Да, Аридна, может он хочет вернуться в свой родной мир? На душе стало как-то совсем гадко, еще и музыка вся как на подбор слезовыжимательная. Ну что мне с тобой делать, чудо? Как могу тебе помочь? Если из книги я его смогла перенести только потому, что являлась ее автором. Почему богиня не заберет джина в свой мир? Просто если с такой задачей не может справиться бог, то для меня эта миссия однозначно невыполнима.

Рука скользнула, что бы подтянуть плед на груди мужчины повыше. Не успев пискнуть, была поймана его руками, крепко сжавшими мои запястья. Резко открыв глаза он осмотрел меня сверху донизу и, нахмурившись, сел, притянув к себе.

− Маленькая, ты только не плачь, ты чего? Так расстроилась из-за меня? Я обещаю, больше не буду! – панические нотки в его голосе заставили улыбнуться. Дотронувшись до лица поняла, что действительно не заметила, как заплакала. А он решил, что я расстроилась из-за того что он напился… Или из-за любовницы? А может из-за того, что он дома несколько суток не появлялся? А знатно он накосячил, я вам скажу…Такой выбор, ткни пальцем, не прогадаешь, можешь обижаться со спокойной совестью, даже скандал будет вполне уместен. Ну вот и что, говорить правду, или позволить ему потешить самолюбие?

− Я надеюсь, ты хотя бы провел эти дни хорошо. А вообще, можно уже обзавестись мобильником, что бы никто ни о ком не волновался. – все-таки захотелось его отчитать. Я может правда волновалась, в глубине души.

Его легкие поглаживания по спине действовали как-то магически,и из тела стало уходить напряжение, которое ранее я даже не заметила, было так приятно, так хорошо. В какой-то момент почувствовала легкую эйфорию, будто живу в мире розовых пегасов и голубых облачков. Взяв мое лицо в свои широкие ладони, Михаил стал заглядывать мне в глаза, и увидев мою блаженную улыбку, расслабился и как-то коварно улыбнулся.

− Вот и хорошо. – склонившись, он осторожно коснулся моих губ, будто ожидая, что я его в любой момент оттолкну. И я бы так и сделала, но все внутренности словно превратились желе, и все что хотелось делать, эта нежиться в теплых объятиях, извиваться змеей под этим сильным телом. Поцелуй становился глубже, вырывая тихие стоны удовольствия. Почему от Миши пахнет чужой женщиной? Что-то было в этой ситуации неправильным, но я никак не могла понять что. Когда его руки стали избавлять меня от одежды, я поняла− и не хочу понимать. На все плевать, только пусть не останавливается. Ощущение легкости окрыляло, и я перестала послушно принимать ласки, стала одаривать ими мужчину сама. Воздух казался каким-то плотным, тягучим, словно он облизывал мое тело, и меня всю охватывала сладкая истома. Подхватив под ягодицы, Михаил крепко сжал и понес меня в спальню. Немного замерев на пороге, он оторвался от моей шеи, и зарычал, осуждающе заглянув в глаза. Неужели как-то почувствовал, чем мы тут занимались с Димой? Не может быть! Хотя, плевать, на все плевать…

Когда тела коснулась холодная простынь, я поняла, что абсолютно голая. Какой шустрый мальчик, улыбнулась своим мыслям. Его губы скользили по моей коже, от шеи к груди, спускаясь все ниже. Весь вечер и всю ночь я сгорала под ним, выкрикивая его имя снова и снова. Он, в свою очередь, постоянно повторял одну фразу − "моя", а когда на моей левой руке появился какой-то рисунок, вовсе слетел с катушек, и мое тело превратилось в сплошную эрогенную зону.

Утро встретило легкостью во всем теле и слабой головной болью. Плохо помню, как я вчера добралась до кровати, а пока пыталась восстановить память, увидела какое-то фиолетовое тату в виде знака бесконечности на руке, и тут меня затопили воспоминания.

− Ах ты патлатый единорог, ты что со мной вчера сделал, чудовище?! – заорала на всю квартиру, так как в постели мужчины не оказалось. В соседней комнате послышался шорох, и в дверном проеме показался довольный собой джин в третьем поколении.

− Родная, это было прекрасно! – с улыбкой от уха до уха он направился в мою сторону. – Теперь ты не будешь сопротивляться тому факту, что являешься моей парой. Ведь я говорил, а ты не верила. – упрекающий взгляд в глаза вызвал желание сломать ему шею.

− Ты что со мной сделал? Последний раз спрашиваю. Отвечай и катись из моей квартиры, что б глаза мои тебя не видели! – если бы могла пускать пар из ушей или носа, то сейчас с удовольствием бы похвасталась этим навыком.



Веста Светлая

Отредактировано: 07.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться