Князь для Белоснежки

Размер шрифта: - +

Глава 25

Ира нервно сцепила руки. Потряхивало от возбуждения и… страха. В зале совещаний пока никого нет. Вот-вот подойдет Анатолий Филиппович, а затем и остальные подтянуться. Как сыграть дурочку, чтобы поверили? Особенно затрудняет задачу Сергей. Кто уж точно знает, что она совсем не глупая.

Страшно спугнуть преступника, перегнув палку или наоборот, не дотянув до нужной степени инфантильности.

Вот и гендир. Подошел к ней, заглянул в глаза.

- Волнуешься?

- Еще бы, - Ира показала на трясущиеся пальцы. – Спасайте меня, если начну делать что-то не так.

Князь приобнял за плечи.

- Не волнуйся, ты справишься. Все будет хорошо.

Нельзя сказать, что совершенно неожиданно, в эту минуту вошел Сергей. Будто специально, чтобы застукать их объятья и истолковать по-своему. Ничего не сказал, зато глаза выразили достаточно.

- Доброе утро, сын.

Тот в ответ лишь кивнул. Занял место во главе стола, как все последние недели. Уже скоро сменит отца на посту.

- Не обращай внимания, - сказал Анатолий Филиппович довольно громко, приобнял за талию и провел к их местам по правую руку от главы.

Зал постепенно наполнялся. Вскоре появился Алек. Поздоровался и расположился рядом с сестрой. Как назло напротив присела, как всегда элегантная и невыразимо прекрасная, Светлана. Белоснежка бросила взгляд на нервно сжавшие ручку пальцы Алека. Интересненько. Когда-то давно брат был неравнодушен к сей особе. Неужели не прошло?

Отбросила посторонние мысли. Совершенно не до того. Перевела взгляд на Сергея. Поверит ли в ее наивность? Сомнительно.

Он тоже смотрит на нее. Со смесью злости и угрозы. Вдруг моргнул, и взгляд совершенно изменился. Ее опалило зеленым огнем. Но прежде она мельком заметила его замешательство, будто сам от себя не ожидал.

Изумрудное пламя никогда не могло оставить ее равнодушной. В груди сладко заныло, распространяясь по всему телу. Щеки вспыхнули.

Белоснежка, совсем сдурела? Ты что делаешь перед всем коллективом? Осталось только табличку на голову повесить «Хочу Князя».

Первыми выступили главы двух других подразделений. Ира почти не слушала. Ее разрывало от противоречивых чувств: нужно было думать о своем докладе, но под раздевающим взглядом мысли все время скатывались к более низменным. Зачем он это делает? Почему она столь остро реагирует? Вспомнился поцелуй в кабинете. Руки, подобравшиеся к резинке чулок. Внизу живота приятно заныло. Сергей мастер доводить ее до фейерверка чувств. Стоп!

Ира очнулась от своих фантазий, поняв, что дышит слишком часто. Исподтишка глянула на окружающих. На нее никто не обращал внимания, кроме одного – Сергея. Его взор заволокло желанием. Она знала этот взгляд слишком хорошо. Он издеваться или сам не контролирует себя?

Белоснежка, сколько можно? Наивность чуть не из ушей прет. Дуреха.

- Ирина Юрьевна, слушаем вас, - ворвался в ее мысли низкий голос Князя. – Хотелось бы услышать, о ваших успехах.

Ира встряхнулась. Взяла себя в руки и сконцентрировалась на докладе. Приклеила к лицу улыбку, полную энтузиазма. С восторгом начала рассказывать, как приняла дела у Марины Геннадьевны, как вместе со своим подразделением приступила к досрочной полугодовой проверке, как «совершенно случайно» наткнулась на некое несоответствие в документах и, повинуясь интуиции, углубилась в изучение материалов. О терзавших ее недавно чувствах говорили лишь до сих пор яркие щечки.

По их с Алеком расчетам, человек, проведший аферу, должен был усомниться в ее компетентности и вместе с тем занервничать, выдать себя. Он наверняка считает себя очень умным, а тут его разоблачила недалекая студентка.

Безумно тянуло поднять глаза от документов и разглядеть всех, но этого ни в коем случае нельзя делать. Поэтому держим улыбку и наивно хлопаем ресничками.

- Ирина Юрьевна, - голос Сергея предельно серьезен, - могу я посмотреть документы?

- Да, Сергей Анатольевич, но у меня с собой не все.

- Давайте, что есть. После совещания жду вас в своем кабинете… то есть в кабинете генерального директора.

Передала папку Анатолию Филипповичу, который тоже с любопытством пролистал, изобразив озабоченность. Передал сыну.

Сергей хмурился. Его не обмануть фальшивой глупостью. Долистал до конца и впился в нее недоуменным взглядом. Черт. Не прокатило. Пожала плечиком и ресничками хлопнула, играя больше на публику, нежели для него. Дернул подбородком, намекая, что ждет объяснений и закрыл собрание. Резко встал и удалился.

Его уход стал сигналом для остальных. Некоторые облегчено вздохнули – внимание босса миновало их отдел, кто-то был возмущен найденной аферой, другие явно испугались за свои ж… места. Многие помнили глобальную чистку в питерском филиале. Сергей Анатольевич не страдал угрызениями совести и жалостью. Уволил, кого посчитал нужным – более пятидесяти процентов служащих.

Ира поймала несколько осуждающих взглядов, будто данную аферу совершила она. Приехали. Стало обидно. И как потом работать здесь? Вряд ли удастся отмыться. Кто-то даже умудрился усмехнуться, тихо прошептав «выскочка». Хорошо Сергей не видит – тут же приступил бы к чистке.



Тиана Раевская

Отредактировано: 17.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться