Княжеский отбор для ведьмы-дебютантки

Размер шрифта: - +

8. Магические секреты

Свое обещание тетушка исполняет, и вот мы втроем уже сидим в модном магазине-ателье мадам Жоржетты (хотя, наверняка, она вовсе не Жоржетта, а вполне себе русская женщина, всего лишь старательно имитирующая акцент). Моя кузина от счастья не может сдержать слёз. Похоже, в таких местах она бывала не часто. Мы примеряем несколько платьев и шляпок, и каждый раз мадам и ее помощницы восхищенно всплескивают руками. Дескать, ах, и это вам к лицу!

Но с тетушкой особо не пошикуешь. Я останавливаю свой выбор на двух платьях – бежевом муслиновом летнем и более теплом строгого синего цвета. К бежевому находится и подходящая шляпка.

Всю обратную дорогу Софи щебечет без умолку: благодарит Татьяну Андреевну, хвалит вкус мадам Жоржетты и прикидывает, когда у Бельских будет прием.

Когда мы прибываем, в поместье тоже начинается суета – все эти коробки с платьями и шляпками требуется разнести по комнатам.

Захар Кузьмич, доставляя покупки в мою спальню, одобрительно хмыкает.

– И как это вам, Наталья Кирилловна, удалось Татьяну Андреевну уговорить так расщедриться?

Я довольно улыбаюсь:

– Ничего, вот увидишь, она еще и книги в Петербурге заказывать будет.

Он тоже улыбается:

– Узнаю нрав Кирилла Александровича – того все тоже завсегда слушались.

Я забираюсь на кровать с ногами (наверно, это неприлично, но ни тетушки, ни Софи, которые могли бы сделать мне замечание, рядом нет) и прошу:

– Захар Кузьмич, расскажите мне про папу.

– Ох, Наталья Кирилловна, про него так просто и не расскажешь! Я-то его с малых лет знал.

Он рассказывает, а я будто вижу сначала маленького мальчика, потом – юношу и, наконец, мужчину с военной выправкой. У него с детства были сильные магические способности, и воспитывался он в особом лицее, куда принимали мальчиков из семей потомственных чародеев.

– А как они проявляются, эти способности? – прерываю я Кузьмича.

Он смотрит на меня с разочарованием, и мне становится обидно. Он что, ожидал, что я тоже сразу стану магом? Да я вообще о магии только из книжек знаю. И из фильма про Гарри Поттера.

Он вздыхает:

– Учиться вам надо, Наталья Кирилловна.

Я сразу ухватываюсь за эту идею:

– А что, есть такой же лицей для девочек?

Кажется, на сей раз он принимает меня за сумасшедшую.

– Лицей для девочек? – машет он руками. – Да что вы такое говорите? Мыслимое ли дело? Нет, вам дома учиться надо. Только я вам, Наталья Кирилловна, в этом не помощник. Разве что книжки на чердаке найду, которые от батюшки вашего остались. Может, что полезное там прочитаете. Только вы Татьяне Андреевне ничего не рассказывайте, она это не одобрит.

– Не одобрит? – удивляюсь я. – Она, что же, и папины занятия не одобряла?

Кузьмич хмыкает, а когда отвечает, в голосе его звучит гордость:

– Попробовала бы она занятия его сиятельства не одобрять. Ваш батюшка был в числе доверенных лиц императора Александра Павловича. Главный маг Российской империи!

– Главный маг? – переспрашиваю я. Кажется, дядя Никита рассказывал что-то такое, но я тогда слушала не очень внимательно.

Кузьмич снова вздыхает:

– Вам бы, Наталья Кирилловна, с кем поумнее меня об этом поговорить. Я про дела Кирилла Александровича знал мало. Он всё в себе держал, такой уж был человек. Потому царь-батюшка ему и доверял беспредельно.

– Как же, доверял, – возражаю я. – если посчитал его предателем?

Старик поджимает губы:

– А это уж не нашего ума дело, Наталья Кирилловна. Человека оболгать недолго.

Он так расстроен, что я решаю оставить эту тему в покое.

– А скажите, Захар Кузьмич, кто же меня магии на дому учить станет, если тетушка против таких занятий? И разве здесь, в провинции, есть маги?

Он кивает:

– Есть, Наталья Кирилловна! Правда, я только двоих знаю, и один из них – Александр Денисович Бельский. С ним бы вам поговорить! Он когда-то другом его сиятельства был, хорошую должность при дворе занимал. А как Кирилл Александрович погиб, он в провинцию-то и уехал.

Ну, что же, нужно ехать к Бельским! Хотя бы за романами, которые они предлагали. Вот только как быть с Соней? При ней серьезный разговор не заведешь.

Но утром этот вопрос решается на удивление легко. За завтраком кузина кашляет, и тетушка категорически запрещает ей выходить из дома.

К Бельским я еду одна. Татьяна Андреевна всем своим видом выражает недовольство, но я чмокаю ее в щеку и сажусь в бричку.

Семейство Бельских принимает меня с такой сердечной теплотой, что мне даже неловко становится, что я приехала к ним по делам.

Мы пьем чай со вкусной выпечкой, а потом Верочка ведет меня к себе в комнату.

– Ах, Наташа, как я рада, что Татьяна Андреевна разрешила вам с Софи брать уроки музыки и танцев. Меня всегда удивляло, почему ты к этому так равнодушна? Я знаю, что ваш прежний учитель говорил, что у тебя есть музыкальные способности.

И хотя похвала относится не ко мне, а к другой Наташе, чуть краснею. Я умею играть на фортепиано – не зря же несколько лет выходила в музыкальную школу.

– А то, что языки тебе не даются, – продолжает Вера, – так немного усердия проявить нужно. И на Соню не оглядываться. Твоя кузина учиться не любит, и будь ее воля, давно бы уже замуж вышла. Ты – дело другое. Тебя ко многому обязывает титул. Барышне из такого древнего и знатного рода не к лицу быть невеждой. Вот, возьми, я подобрала тебе несколько книг. Надеюсь, они тебе понравятся.

Я перекладываю лежащие на столике тома. Пьесы Михаила Загоскина, стихи Анны Буниной и «Бахчисарайский фонтан» Пушкина. Имена первых двух авторов мне ни о чем не говорят. Задерживаю взгляд на книге Александра Сергеевича.



Ольга Иконникова

Отредактировано: 04.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться