Княжеский отбор для ведьмы-дебютантки

Размер шрифта: - +

14. План Татьяны Андреевны

Вечером я долго не могу заснуть, а когда проваливаюсь, наконец, в какую-то полудрему, мне начинают сниться кошмары. Тетушка, силком запихивающая меня в карету. Невысокого роста старик, ведущий меня под венец.

Не удивительно, что я просыпаюсь посреди ночи. Слёзы сами наворачиваются на глаза. Ужасно, что даже в собственном доме я никому не могу доверять. Только Захару Кузьмичу.

А не специально ли тетушка отправила его на ярмарку так спешно? Чтобы он не вмешался, не подсказал, не помог.

Ах, как мне хочется сейчас вернуться к маме и, как бывало раньше, до утра рассказывать ей о своих печалях и радостях. И чтобы в комнату время от времени заглядывал папа и, глядя на часы, укоризненно качал головой.

Стоп! Кажется, Ставицкий всё-таки не сказал мне всей правды о моем настоящем отце! Ведь как-то же восемнадцать лет назад тот перенес меня в будущее. А значит, его способности отнюдь не ограничивались умением лечить и читать чужие мысли!

Ах, нужно бы еще раз поговорить с его сиятельством – пусть объяснит, пусть расскажет! Но получится ли это сделать сейчас?

Мысли снова перескакивают на отбор невест. Теперь он ассоциируется у меня с какой-то собачьей выставкой, где дают призы за экстерьер и умение ходить по кругу.

Знать бы, что задумала тетушка! Если бы она решила выполнить наказ императора, она не позволила бы мне погостить у Бельских две недели. Ведь нам надлежало прибыть в Петербург через несколько дней!

А может быть, она вовсе не хочет, чтобы я участвовала в отборе? Ведь если тот незнакомый князь женится именно на мне, тетушка перестанет быть моим опекуном и вынуждена будет уехать в свою деревню.

Значит ли это, что хотя бы в этом вопросе мы с ней – союзники? Но тогда почему она скрывает от меня полученное приглашение? Ах да, она же понятия не имеет, что я не собираюсь замуж! Она, наверно, думает, что мечта любой девицы – стать женой столичного вельможи. Может быть, мне стоит с ней поговорить?

Снова пытаюсь заснуть, но сна как не было, так и нет. Решаю сходить на кухню и выпить чашку молока. Говорят, это иногда помогает.

Выскальзываю из кровати, набрасываю на плечи некое подобие халата. Застываю на секунду перед комодом – зажигать или не зажигать свечу? Нет, ночь лунная, светлая, и я уже довольно неплохо знаю дом.

Тихонько бреду по коридору. Знаю, что и тетушка, и кузина спят крепко, но всё равно стараюсь не шуметь.

А когда слышу чьи-то голоса, то и вовсе замираю. Сначала я думаю, что мне показалось. Но нет – с каждым шагом они всё слышнее и слышнее. И дверь в тетушкину комнату чуть приоткрыта, и оттуда вырывается тоненькая полоска света. Подхожу чуть ближе, останавливаюсь.

Слышу голос кузины:

– Маменька, мне страшно.

– Перестань хныкать, глупая! – это уже Татьяна Андреевна. – Такой шанс бывает только раз! Ты только подумай – какую жар-птицу поймать сможешь!

– Я не смогу, маменька! – кажется, Софи плачет. – А если всё откроется? Меня бросят в тюрьму за обман, за подлог!

Я не знаю, о чём они говорят, но напрягаюсь. Почти уверена, что это связано с полученным из Петербурга письмом.

– Да как же это может открыться? – увещевает ее тетушка. – Ни тебя, ни Натали в столице никто не знает.

Слышу свое имя и леденею. Так и есть – они говорят про отбор.

– Ах, маменька, там, наверно, такие невесты будут – сплошь из знатных и богатых родов! Куда мне до них!

Татьяна Андреевна хмыкает:

– Я вчера императорского фельдъегеря велела обедом накормить. И сама с ним за стол села. Он поначалу помалкивал, но после пары рюмок водки разговорился. Князь этот, для которого девиц собирают, без большой охоты женится – только потому, что император требует. И условие его сиятельство поставил – чтобы все невесты были из провинции, из числа не представленных ко двору. Ищет он барышню простую, не перечливую, чтобы в его дела не совалась. Сумеешь ему понравиться – считай, княгиней станешь.

Но Софи снова всхлипывает:

– Но если я понравлюсь князю, и он сделает мне предложение, я должна буду открыть ему правду. Не могу же я пойти под венец под Наташиным именем.

Тетушка отвечает не сразу.

– Не можешь, разумеется. Если князь решит жениться на графине Закревской, об этом сообщат и князю Бельскому, а уж он-то сумеет вас различить. Нет, если князь выберет тебя, ты сама признаешься ему в обмане. К тому времени он будет уже влюблен в тебя и простит тебе эту ложь.

– Но он не сможет на мне жениться! У нас слишком большая разница в положении!

Но Татьяна Андреевна легко парирует:

– У графа Закревского и сестры твоего папеньки тоже была большая разница в общественном положении. Но он увидел Евгению на улице, влюбился в нее с первого взгляда и женился на ней, несмотря на то, что против этого брака возражал сам император Александр. А князь Бельский и Настасья Константиновна – чем не пример?

– Ох, маменька! А про княжну-то мы забыли! Ты сама говорила, что гонец из Петербурга прежде нас заезжал к Бельским! А значит, Веру тоже пригласили на отбор!

– Не беспокойся об этом, Сонюшка! Княжна не поедет в столицу. Мне доподлинно известно, что она собирается в монастырь. Уже и договоренность с настоятельницей имеется.

– В монастырь? – ахает кузина.

– Именно так, – подтверждает тетушка. – Мне под большим секретом рассказала знакомая монастырская трудница.

Но у Сони есть и другие возражения:

– Но если я уеду, что вы скажете Наташе?

– Нашла о чем волноваться! Скажу, что ты поехала к нашей родне в соседнюю губернию. Ты, главное, сама до отъезда не проговорись! Знаю я вашу девичью болтливость. Ну, довольно об этом. Уже светает. Нужно хоть немного поспать.



Ольга Иконникова

Отредактировано: 04.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться