Княжеский отбор для ведьмы-дебютантки

Размер шрифта: - +

33. Правда

Князь бледен, и теперь уже руки дрожат не у меня, а у него. Антип благоразумно возвращается к экипажу и уводит Арину с собой.

Я сажусь на корточки, касаюсь ладонью волчьей головы. Не знаю, как проявляется действие этого амулета, и для каких целей он используется, но ощущения у меня возникают не самые приятные. Возможно, это потому, что из-за этого амулета погиб мой отец. Хотя, разумеется, сам волк здесь совершенно ни при чем.

Князь не наклоняется, чтобы подобрать выпавшие из шкатулки вещи. Его, похоже, не интересуют пока ни бумаги, ни золотой браслет.

– Вера Александровна, вы, кажется, не удивлены нашей находкой? – в голосе его звучит обвинение.

Я поднимаюсь и смотрю Елагину прямо в глаза.

– Да, Константин Николаевич, я была уверена, что мы найдем этот амулет в Елагинском.

– Вот как? – цедит он сквозь зубы. – Потрудитесь объяснить!

Его слова бесцеремонны, даже грубы, но я понимаю, в каком состоянии он сейчас находится.

– Хорошо, я постараюсь. Видите ли, ваше сиятельство, я знаю историю графа Закревского несколько с другой стороны. В ней тоже фигурирует амулет, но подкупили им вовсе не графа, а вашего дядю. Граф сам рассказал об этом князю Бельскому.

Я оговариваюсь, забыв назвать князя Бельского своим отцом, но Елагин не замечает этого.

Он мотает головой, прикладывает руки к вискам.

– Не понимаю, Вера Александровна! Вы хотите сказать, что предателем был мой дядя? Но если ваше обвинение основано только на словах графа Закревского, о которых вы знаете со слов вашего отца, то это недостаточно убедительные доказательства.

– Возможно, – соглашаюсь я. – Но всё-таки позвольте мне озвучить свою версию тех событий.

И я рассказываю ему – и про заговор, в котором участвовали трое вельмож, и про попытку подкупа графа (я всё еще не решаюсь назвать его своим отцом), и про то, что граф видел амулет как раз в доме старого князя Елагина.

– Значит, по-вашему, мой дядя обвинил графа в предательстве, чтобы отвести подозрения от себя самого?

Я киваю.

– Послушайте, ваше сиятельство. Если бы амулет действительно был у Закревского, то как бы он смог оказаться здесь, в шкатулке князя?

– Мой дядя мог найти его при обыске особняка графа, а потом поддаться искушению и скрыть его от императора. Не забывайте – он тоже был магом и понимал, какую ценность имеет эта вещица.

Я стараюсь хотя бы внешне оставаться спокойной, хотя внутри меня уже клокочет возмущение.

– Ваше право думать так, Константин Николаевич. Но вы сами однажды сказали, что знали графа Закревского как честного и благородного человека. Я понимаю, вам неприятно об этом говорить, но скажите – а был ли таковым и ваш дядя?

Он отвечает не сразу. Но отвечает то, от чего кровь начинает сильнее стучать у меня в висках.

– Нет, Вера Александровна, мой дядя не был благородным человеком. Я мог бы сказать вам неправду, но в этой истории и так уже много лжи. Я знаю о некоторых поступках дяди, которые характеризуют его не с самой лучшей стороны. Я благодарен ему за то, что он вырастил и воспитал меня, но я помню и о том, как дурно он поступил с моей матерью. Он был против брака моих родителей, и когда моя мать всё-таки вышла замуж за моего отца, он вычеркнул ее из своей жизни. Мой отец умер, когда я был совсем маленьким, и мать ради меня забыла о разногласиях с братом и обратилась к нему за помощью. Но дядя остался глух к ее мольбам. Мы жили в нищете, мать заболела чахоткой. Ее, быть может, можно было бы спасти, если бы у нас были деньги на лечение. Когда она умерла, дядя всё-таки забрал меня в Елагинское. Думаю, если бы у него были собственные дети, он не сделал бы этого, но ему нужен был наследник, а у меня уже тогда проявлялись некоторые магические способности.

Он так расстроен, что мне хочется приласкать его как ребенка.

– А став взрослым, вы не спрашивали дядю, почему он поступил так со своей сестрой?

– О, – усмехается Елагин, – он сам охотно рассказывал об этом. Он считал себя правым. Полагал, что мать нарушила обязательства перед семьей, растратила свой магический дар. Уверяю вас, Вера Александровна, совесть по этому поводу его не мучила. Так что я знаю – мой дядя был жестоким человеком. У него были принципы, которых он старался придерживаться неукоснительно. Но, боюсь, эти принципы были далеки от общепринятой морали. Он всегда полагал, что цель оправдывает средства.

Он всё-таки опускается на колени, поднимает шкатулку, складывает в нее и бумаги, и амулеты.

– Простите, Вера Александровна, но мне сейчас нужно многое обдумать. Давайте вернемся к этому разговору вечером. Экипаж в вашем распоряжении. Я вернусь домой пешком.

Я не спорю. Мы возвращаемся в особняк втроем. Я оборачиваюсь на повороте – князь, понурый, будто разом постаревший, медленно бредет по траве, прижимая к груди шкатулку.

– Ах, милочка, и что вам вздумалось отправиться на прогулку так рано? – встречает меня на крыльце Дубровина. – На улице еще слишком свежо.

Интересно, что она сказала бы, если бы в бричке вместе с нами вернулся и князь?

Елагин не выходит к обеду, и за столом царит уныние.

– Знаете, Верочка, – Китти обращается ко мне, но ее слышно на всю столовую, – мне кажется, его сиятельству не понравилась ни одна из невест. Иначе он давно уже сделал бы свой выбор. Не знаю, как вы, а мы уезжаем сразу же после обеда. К чему тешить себя несбыточными мечтами?

Кто-то из девиц шмыгает носом. Настасья Павловна обычно терпеть не может Киттти, но сегодня соглашается с ней:

– Думаю, так оно и есть. Мы тоже едем в Петербург. Только завтра с самого утра. Не хочу выезжать на ночь глядя. Можно было бы и сегодня уже утром выехать, да ведь вам гулять вздумалось.



Ольга Иконникова

Отредактировано: 04.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться