Княжна

Размер шрифта: - +

Глава 16

Кипр грабить не стали. По одной простой причине. Оказывается Кипр в то время находился в совместном управлении Константинополя и халифата, на основании договора от 677 года заключённого между императором и халифом. Там действовали как суды Византийской империи, так и суды арабов. Очень занятная ситуация. А грабить ромеев я пока не планировал. Иначе они могли запереть для меня проливы. Поэтому на Кипре мы только затарились свежей питьевой водой и продовольствием. После чего нападению подверглась Антиохия на Оронте. Ей на тот момент владели арабы. Действовали по отработанной схеме. Городские укрепления подверглись бомбардировке с каррак и каравелл. Началась паника. Артиллерия разнесла в дребезги ворота, через которые с пристани люди и товары попадали в город. Так же были повреждены башни и уничтожены крепостные баллисты. Древний город основанный ещё до нашей эры Селевком Первым, был разделён рекой Оронт , которая впадала в Средиземное море на две неравномерные части. Если подниматься по ней вверх, то с левой стороны была меньшая часть города, с правой большая часть, где находился дворец наместника, в прошлом Капитолий по-римски. Поэтому карраки и каравеллы стреляли с обоих бортов полным залпом.

В настоящий момент халифатом правила династия Аббасидов, основатель которой уничтожил сто лет назад первую династию халифов – Омейядов. Единственный спасшийся представитель которой сумел бежать в Испанию и основал там Кордовский эмират. Халифат не был уже так силён как при Омейядах. Были потеряны Испания, и большая часть Северной Африки. Но это не значило, что в халифате нечем было поживиться. Они столетиями грабили покоренные народы. И вот теперь пришло время им самим платить, как до этого нам заплатил хузарский каганат. Конечно нам попытались оказать сопротивление, но оно жестоко подавлялась. Банда пришедшая с моря ни с кем не церемонилась. Сначала расстреливали из легких полевых пушек, потом добавляли мушкетёры, а дальше довершали резню нурманы и русичи вкупе с хузарами и печенегами. Антиохия горела. Первыми до дворца наместника добрались викинги Гуннульва. Они же и захватили гарем. Наместника походя просто рубанул кто-то из северных отморозков секирой, фактически развалив араба на двое. Грабёж шел четыре дня. Хозяйственные славяне, черемисы и мордва, особенно из вновь присоединившихся к нам, впервые видели такое богатство. Тащили всё, что попадалось под руку. Половину барахла приходилась выкидывать. Стоял ор и ругань. Но мы не могли всё погрузить, у нас просто не было столько транспорта, несмотря на трофейные суда. Брали самое ценное – золото, серебро, драгоценные камни, дорогие ткани, пряности, дорогое и качественные оружие из индийской или дамасской стали. Так же грузили стальные слитки, медь, олово, бронзу, дорогую одежду, изделия из слоновой кости. Отбирали мастеров – оружейников, ювелиров, ткачей, строителей и врачей. Что не говори, а у арабов тогда медицина была на высшем уровне. Европа и рядом не стояла. Конечно же молодых красивых женщин и девушек. На второй день грабежа стал свидетелем забавного происшествия. Молодой дружинник из древлян, парню было лет семнадцать – восемнадцать, притащил к пристани, где шла загрузка награбленного пятерых девушек, почти девчонок. Отдавать их никому не желал. Ругался, плевался и грозил мечом. Орал, что это его женщины и он их никому не отдаст. Чуть не изрубил в куски грека-работорговца сунувшегося к нему. Эти нарисовались моментально после захвата Антиохии, причём уже тогда, когда бои в городе ещё шли и кровь лилась рекой. Другие воины ржали над юным древляниным.

- Эй молокосос! – Смеясь говорил ему один из викингов. – Отдай их работорговцам, тебе серебром заплатят. Куда ты их потащишь? У нас впереди ещё много добычи. Других найдёшь.

Но парень упёрся! Что самое удивительно все пять девчонок вцепились в парня, глядя с ужасом в глазах на озверевших воинов – викингов и славян. Умоляли парня не отдавать их. Молокососу явно это нравилось и он уже чувствовал себя господином небольшого гарема! В конце концов махнули на это дело и выделили ему с девками небольшое место на одном из коггов. Я потом наблюдал за ним. Парень вернулся из похода живым, сохранив всех своих пятерых жен, как он сам сказал. Таскал им свою добычу, которую они ловко упаковывали. Девушки поняли, что в данном случае им повезло. Их не продали как овец работорговцам и даже назвали жёнами, а не наложницами и рабынями. Они быстро поделили между собой обязанности. Единственное, это в Италии он притащил ещё одну девушку. Итого парень из похода привёз шесть жён! Он стал объектом шуток среди воинов. Но ему было наплевать. Своих женщин он ревностно оберегал и защищал. Вот хапнул так хапнул. Кстати, стоит отметить, губа у парня была не дура. Все шесть девушек были достаточно красивы.

Вывезли казну наместника. Вообще они тут кучеряво жили. Помимо казны и приготовленных для отправки в столицу халифата денежных отчислений, во дворце ободрали всё, что только можно, особенно народу понравились персидские и хорасанские ковры.

Я в сопровождении охраны побродил по дворцу. Помимо десятка закованных в железо кметей, со мной неотлучно были Этна с саблями наголо и Вторуша с карабином.

После Антиохии, захвату и грабежу подверглись Тарабулус, Сайда, Тиннис и Александрия. Возле Сайды нас попытался перехватить арабский флот. Порядка пятидесяти боевых судов – дормунта, галеры гураб, шини и даже мусаттахи с высокими палубами. На дармунтах были сифоны для метания огненной смеси, позаимствованные у ромеев. На некотрых судах имелись баллисты и «скорпионы».

В бой мы вступили сходу. Первыми шли карраки и каравеллы. Тогда мы впервые применили книппеля – два ядра соединённые цепью. Они нужны были для повреждения такелажа кораблей. Ломали мачты, рвали снасти и паруса. Кроме этого если книппеля врубались в воинов на палубе, то работали как циркуляка, вырубая целые просеки, разбрасывая в стороны части разорванных тел. Это была жесть. Бомбы проламывали не очень толстые деревянные борта кораблей и взрывались внутри, нанося катастрофические повреждения. Мушкетёры стреляли из своих ружей с бортов, выбивая живую силу противника. В первые полтора - два часа боя, больше десятка арабских боевых судов были утоплены. Столько же было серьёзно повреждено и они вываливались из боя спеша к берегу. Викинги кружившие неподалеку словно стая волков, в конце концов бросились на оставшихся. Они были ещё теми абордажниками. От нас сумело убежать меньше десятка кораблей. Всё верно. Обладание огнестрельным оружием ставило нас на несколько порядков выше над нашими противниками. Это закономерно. Европейские колонизаторы обладая огнестрельным оружием на заре захвата колоний в Новом Свете и в Азии, при этом имея меньший численный состав одерживали вверх над местными аборигенами вооружёнными копьями и стрелами. Отряд Кортеса разгромил и обратил в бегство армию индейцев раз в десять превосходивший их численно.



Олег Ростов, Аника Лиин

Отредактировано: 23.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться