Княжна из Преисподней

Font size: - +

Глава 19

(Гедеон)

Когда меня, наконец-то, выпустили из больницы, я сразу же рванул к академии, но там мне сообщили, что та закрыта и посторонних пускать не велено. Вначале я сильно удивился. Как так? Что могло произойти за то время, что я провёл на больничной койке. Я уже собирался уходить, но тут сквозь кованые ворота я заметил две мужские фигуры. Когда оба обернулись, то я остолбенел. Это был тот самый Эшборн, но в двойном экземпляре. Оба герцога сейчас были на территории академии, а значит, Кристе сейчас нелегко. Теперь понятно, почему я не мог прочитать мысли этого… герцога. Они прятали их специально, чтобы не раскрыть присутствие второго. Но зачем?

В голове постепенно стали всплывать упоминания о том, что Эшборн приехал для охраны академии. Сам лично? Только для охраны? Не верю. За этой историей крылась другая тайна, но с ней можно было разобраться чуть позже. Сейчас было важнее предупредить Кристу! В течение последующих десяти минут я пытался добиться от стражников разрешения войти, но меня не слушали.

Я корил себя, что был слаб и не смог выстоять против своих противников. Что я не достоин и близко подходить к Кристе после случившегося. А наша недавняя ссора только подлила масла в огонь.

Последний раз, глянув на здание академии Ориониус, я рванул с места, используя всю свою скорость, чтобы незаметно для всех проскользнуть по улицам города и ворваться в кабинет таверны. Для обычных людей я не был даже заметен, а для иных был как размытая тень. Но это, конечно, смотря на их уровень силы.

Резкий взмах рукой, и стол перевернулся в воздухе и рухнул столешницей на мягкий ковёр. Книги, перья, листы чистой бумаги и чернильница украсили собой всю комнату. Я вынул из бара бутылку вина и бокал. Хотелось напиться. Банально и некрасиво. Чтобы и не вспомнить ни ссору с Риной, ни позор на площади. Поставив бокал на тумбу и наполнив его до краёв вином, я потёр ещё ноющую шею и усмехнулся.

 — Да ты самое настоящее ничтожество, Гедеон, — промолвил я, глядя на своё отражение в стекле дверцы. — Распускаешь нюни, когда ты нужен Княжне.

Я залпом осушил бокал и вышел. Встречающие меня работники таверны удивлялись, потому что не заметили моего появления, и здоровались. Некоторые даже спросили, всё ли со мной в порядке. Хорошо ли я себя чувствую, а то выгляжу взволнованным. Отмахиваясь, я попросил закрыть таверну на пару часов раньше и ушёл. Я затормозил только в зале, когда до моего слуха долетели разговоры о недавней стычке на площади. О монстрах, которые появились из ниоткуда, и о том, что директриса Мариса Ангориа закрыла академию для посещений. А мэр Ориона готовит объявить чрезвычайное положение в городе.

Не спеша я вышел на улицу и свернул в сторону. Жители спокойно прогуливались по улице, хотя и обсуждали то, что творилось на данный момент. Кто-то говорил, что скоро начнётся война между Андэллой и Тёмной Империей. Кто-то сетовал, что маги и не думают оберегать их, заперлись в своей академии и надеются пересидеть. А кто-то, что скоро в город прибудет армия из Столицы, чтобы охранять границу от вторжения.

Где-то через полтора часа моего бессмысленного блуждания по улицам города меня настиг оклик. Женский. И как не удивительно, очень знакомый. Я резко обернулся, чтобы увидеть, как ко мне быстро приближалась хрупкая фигурка Лэрри. Остановившись, девушка поздоровалась и приложила руку к груди. Её щёчки покраснели от бега, светлые волосы прилипли к взмокшему лицу, а грудь вздымалась от частого дыхания.

 — Я искала тебя в таверне, но мне сообщили, что ты ушёл, — сбивчиво заговорила девушка, когда частично восстановила дыхание.

 — Я захотел прогуляться, — честно ответил я. — Что ты здесь делаешь? Академия же закрыта.

 — Да, — кивок. Глаза девушка бегали из стороны в сторону, и она даже иногда оборачивалась. Будто боялась слежки или погони. — Охрану усилили, потому что те, кто охотятся за Кристой, нашли её. Мне с трудом удалось сбежать, чтобы встретиться с тобой.

 — Где она?! — я обхватил девушку за плечи и легонько тряхнул её. — С ней всё хорошо?!

 — Не знаю. Несколько дней назад она покинула академию, чтобы спасти брата и сестру. И больше мы ничего о ней не слышали, — голос нимфы дрогнул. Что-то случилось, если Рина не дала весточку. Хотя сейчас её легко могли бы перехватить. Я мысленно потянулся к Княжне, но наткнулся на тишину. Я попробовал ещё раз, но снова ничего. Да демон всех побери! Что происходит?!

 — Лэрри, — обратился я к погрустневшей девушке, — я уверен, с ней всё хорошо. Ты же знаешь эту засранку. Из любой ситуации она выйдет победительницей. Прогуляемся? Тебе нужно развеяться. А потом я провожу тебя к академии.

 — Хорошо, — она кивнула. Вид у неё был немного растерянным, поэтому я подумал, что её что-то тревожит. Но лезть в душу не стал. Мы прогуливались в относительной тишине, не обращая внимания на проходивших мимо людей. Я держал нимфу за руку, чтобы она не потерялась. Девушке было приятно, я это чувствовал. Но я же… Я на её месте хотел бы видеть абсолютно другую девушку.

Остановившись возле палатки с карамельными яблоками, я уже готов был протянуть пару монет, как замер. Сработавший инстинкт сообщал, что где-то неподалёку находится опасность. Определить точное местоположение я не мог. Либо это нечто передвигалось даже быстрее меня… Либо же опасность была в множественном числе. Я бросил монеты упитанной женщине и сделал знак, чтобы она спряталась под стол. Та возражать не стала, когда глянула на мою руку с отросшими когтями.

Лэрри, заметив манёвр продавщицы, обернулась ко мне. Она ничего не спрашивала. Ничего не говорила. За неё всё сказали глаза. Её взгляд был серьёзным, настороженным. Она с первой секунды поняла, что происходит, и была готова выполнять все мои распоряжения. Я кивнул, подтверждая её догадки. Резкий рывок и я притянул девушку к себе, устроив нимфу прямо перед собой. Она икнула от неожиданности, но не воспротивилась. Ноздри затрепетали, когда я вдохнул запах улицы. Слева от меня, на расстоянии полутора тысячи метров. Нет. Справа. Трое, значит! Ещё один в проулке. На двадцать пять градусов за палаткой с яблоками.

 — Будь готова прятаться, — прошептал я девушке в макушку.

 — Мне надоело прятаться. Я тоже кое-что умею, — так же тихо ответила нимфа. Вот упрямица! Хотя… Есть у кого учиться! Плохо на неё Рина влияет всё-таки.

 — Давай! — только и успел крикнуть я, надавливая Лэрри на плечи, чтобы она присела, и выставляя руку перед собой, блокируя удар меча. Нападающий оказался человеком. Простым человеком. Только одежда на нём была нетипичная для наших мест. Один из Тёмных солдат? Возможно.

Его удары были чёткими. Виделся хороший опыт и отличный учитель. Но парень был всего лишь человеком. И выстоять против вампира не мог. Выпустив когти, я полоснул того по груди, и он упал на землю, не подавая признаков жизни. Следующий напал со спины. Тоже человек. Подобрав где-то на земле обрубок деревянной палки, он попытался задушить меня. Идиот! Перекинув его через голову, я надавил на грудную клетку уже немолодого мужчины и улыбнулся. Тот трепыхался не долго. Впредь до того, пока не раздался тихий хруст, ознаменовавший смерть жертвы.

Мне быстро это надоело. Человечки нападали по одному или даже группами то на меня, то на других, вступивших в бой, но того, кто управлял, ими видно не было. Разозлившись, я расслабился, принимая истинную форму высшего вампира. Только когда людишки увидели, что им грозит, они отступили назад, и на поле вышла новая фигура.

Чёрные, прилизанные и зачёсанные назад волосы. Серьга в ухе, похожая на тонкое серебряное колечко. Раскосые глаза ярко-алого цвета. Длинный чёрный сюртук, застёгнутый на все пуговицы. Свободные брюки были заправлены в кожаные сапоги с пряжками. А на боку болтался меч из чёрной стали.

 — Высший вампир? Не ты ли тот самый мальчишка, что служит нашей Княжне? — глубоким басом спросил мужчина.

 — Вашей? И давно ли? — съязвил я, склоняя голову на бок. — Не ваши ли сородичи пытались от неё избавиться? — мой голос звучал громко. Он эхом отдавался от стёкол, вибрируя, и будто возвращался к тому месту, где находился я и лэйкар.

 — О, ну зачем так драматизировать? — наиграно обиженным голосом произнёс мужчина. — Подумаешь. Одной Княжной меньше, одной больше. История меняется, как меняются её создатели. Ничто не вечно.

 — Ты что, проповедовать пытаешься? — ошарашено глядя на брюнета, я чуть не подавился воздухом. Тот, будто издеваясь, вознёс ладони к затянувшемуся тучами небу… и рассмеялся. Раскатисто и пугающе.

 — Какие вы всё-таки интересные существа, смертные, — его голос был пропитан ядом, который мог спокойно убить всё живое вокруг, превращая их в ничто.

Сорвавшись с места, я сбил с ног противника, повалив его на землю, и навис сверху. Когти на руке удлинились ещё больше, и я готов был нанести удар. В крови бурлил адреналин. Чувства, которые я долго заглушал в себе, вернулись. Мой монстр жаждал крови, и сегодня я не собирался ему в этом отказывать. Я не знаю как, но, не прикасаясь ко мне, брюнет умудрился откинуть меня назад, ударив чем-то не видимым в грудь. Воздух выбился из лёгких. Я почувствовал сильную боль и услышал хруст. Приземлившись на землю, я проехался по брусчатке добрые несколько метров, пока не врезался в одну из палаток. Балки и ткани упали, закрывая обзор. Я успел выпутаться, когда чувство опасности снова охватило меня. Мой взгляд метнулся в сторону лэйкара. Тот, закончив создавать шар, сотканный из тьмы, улыбнулся, обнажив свои клыки, и запустил его в меня. Я так сильно желал заглушить в себе частицы того монстра, что жил во мне, что не только ослаб, но и замедлил регенерацию. Сломанные рёбра ныли. Я ощущал, как каждая косточка слишком медленно возвращается на своё место и ткани тянутся друг к другу, чтобы восстановиться. И сейчас, когда мне так нужны были мои способности к регенерации, я не мог пошевелиться, чтобы уйти от удара. Я заметил, как на лице брюнета мелькнула торжествующая улыбка, перед тем как он повернулся ко мне спиной. Готовый встретить свою смерть с открытыми глазами, я следил за быстрым приближением тёмного сгустка. Уже практически находясь в полуметре от моего лица, он просто исчез. Растворился, будто его и не было.

Некое провидение толкнуло меня посмотреть на то место, где недавно стоял лэйкар. Он оставался всё там же, только рядом с ним стояла фигура высокой брюнетки. Той, кого я не видел долгие годы. Она что-то прошептала ему на ухо, и тот рассыпался прямо у её ног.

 — Эй, лодырь! — крикнула брюнетка, переведя свой взгляд на меня. — Хватит отлёживаться. На это нет времени.

Она медленно приближалась ко мне. Где-то со стороны слышались звуки скрежета стали мечей и крики. Мне даже показалось, что я услышал свист стрел. Но кто в наше время ими пользуется? Только эльфы!

 — Гедеон, — оказавшись рядом, девушка протянула мне руку. Воспользовавшись помощью, я поднялся на ноги, кряхтя и пыхтя как девяностолетний человеческий мужчина.

 — Криста! — окрик нимфы оказался столь внезапным, что я даже сделал короткий шаг назад. Лэрри налетела на Рину как коршун, вцепившись в шею девушки, и зажмурилась. Рина рассмеялась. Одобрительно провела руками по спине нимфы и что-то ей сказала. — Где ты была? Я волновалась! В академии такое творится! Ангория и герцоги заперлись в библиотеки и долго оттуда не выходили. А потом ходили по саду и долго стояли у той двери.

 — Что они искали? — спросила Рина, отстранив нимфу. Сгустившийся неподалёку дым не вызвал в брюнетке никакой реакции, а вот я и Лэрри напряглись. — Успокойтесь. Это свои.

 — Отчасти, — ехидно произнёс мужской голос. Из двух чёрных туч образовались силуэты фигур. И только когда дым рассеялся, я разглядел потрясающей красоты девушку. Загорелая кожа, светлые волосы. Такие же раскосые глаза, как и у Рины, только алые. Платье девушки внешне очень походило на туалет для конных прогулок. А за спиной на широком кожаном ремне висел арбалет. Рядом с ней стоял высокий брюнет. Его волосы были зачёсаны назад и со спины закрывали шею. Его внешний вид ничем не отличался от того парня, которого убила Рина. Только вот сюртук его был расстёгнут, выставляя напоказ белую рубашку с расстёгнутыми на груди пуговицами, а на шее у него виднелся кожаный шнурок с непонятным камнем фиолетового оттенка и с алыми прожилками.

 — Эстель, побудь хорошим мальчиком, закрой ротик, — прошипела Рина.

Земля вздрогнула столь внезапно, что мы не устояли, сбитые воздушной волной. Жуткий вой пронизывал воздух, заставляя закрыть уши, чтобы не сойти с ума.

 — Гедеон! — сквозь шум окликнула меня Рина. — Отведи Лэрри в твердыню. Гроудан откроет тебе дверь. И оповести всех тёмных в Орионе и во всей Андэлле, если сможешь. Нам понадобится их помощь. Если они хотят вернуться к родным, кто остался в Тёмной Империи, им придётся нам помочь. Аннабель, проведи их. Я надеюсь на тебя.

 — Хорошо, — кивнула блондинка.

 — Что это? — спросил Эстель, поднимаясь с земли и помогая своим спутницам.

 — Это щит, — коротко ответила Рина, глядя в сторону, где должна была располагаться академия Ориониус. — Сильнейший защитный щит, установленный над академией госпожой Марисой Ангориа. И он лопнул. Как вы думаете, кто мог взломать так грубо щит самого сильного мага Союза? — вопрос, как и взгляд Рины, был направлен на двух лэйкаров. Те не ответили. Они поняли друг друга без слов. Хотя и я сам вполне понял, что произошло. Они уже здесь. И начать решили с самого защищённого места в городе.

(Криста)

Я летела к академии, как только могла. Сволочи! Они прибыли за мной, хотя сейчас, когда я сняла все щиты и защиты, могли ощутить, где я. И всё равно напали на академию. Решили начать с моего слабого места? Или они там по другой причине? Возможно ли, что нападение может быть связано с присутствием там Филиппа и Андре и с их странными манипуляциями с Марисой.

Всё было настолько запутанно, что я не могла собрать все ниточки воедино. Братья оказались в академии не только из-за защиты студентов. Здесь крылось что-то ещё, но что — я пока не знала. Именно этого звена и не хватало во всей цепочке событий.

Как только мы оказались возле ворот Ориониуса, Део подхватил Лэрри на руки, а Белль пристроилась рядом, чтобы в любой момент отразить атаку нападающих. Я кивнула. Кому, как не любимой сестре, я могла доверить то, что дорого мне как сама девушка. С одного удара Эстель снёс железные ворота, и мы разделились.

Когда только произошёл взрыв, я надеялась, что они отправили обычный поисковый отряд. Но оказавшись на главной парковой улочке, я замерла. Поисковый отряд зачистки… Не простые рядовые солдаты, а особый отряд, которого побаивался даже дедушка.

 — Какого демона?! — воскликнул Эстель. Я перевела взгляд на брата. Он выглядит не менее ошарашенным. Как сильно брат всё-таки изменился за эти годы. Отправляясь на их поиски, я надеялась вновь увидеть того заносчивого парня, что помогал мне сбегать когда-то. Но я не ожидала увидеть мужчину, который с горящими глазами уничтожает себе подобных только потому, что они попытались причинить боль его сестре. Скажи я ему тогда, шесть лет назад, что он будет защищать меня и Белль от преследователей, то он бы рассмеялся мне в лицо. Общая беда всегда объединяет даже врагов. — Только самоубийца мог выпустить их! Почувствовав вкус свободы, они не будут слушаться ни чьих приказов…

 — Я не понимаю, почему их до сих пор не уничтожили? — задала давно мучающий меня вопрос.

 — Всё не так просто, — уклончиво ответил мужчина. — Они не демоны. И даже не лэйкары. Они истинная Тьма. Князь Кирен как-то обмолвился, что их создание было волей случая. Один из наших предков при взаимодействии с тьмой создал четырёх созданий, имена которым так и не дал. Он решил, что это тот дар, с помощью которого он сможет поставить на колени все расы. Но эти создания в один момент перестали подчиняться приказам и просто уничтожили своего создателя. Ты же помнишь их взгляд? — Эстель посмотрел на меня. Я кивнула.

 — Голодные. Полные истинной злобы и ненависти ко всему живому, — тихо ответила я. Был случай в моей жизни, когда по неосторожности я забрела в место, скрытое от посторонних глаз. Как я туда попала, никто не знает. Но я была ребёнком. Мне было интересно. Ещё сыграло и то, что я только месяц как появилась в Преисподней и мне хотелось узнать место, где я теперь буду жить, получше. Они появились из ниоткуда. Четверо высоких мужчин, чьи глаза горели в темноте. Их улыбки больше были похожи на оскалы. А глаза… Это был не тот цвет, что я видела у всех живущих в Преисподней. Они были полны крови жертв, которых они убили. Если бы не дедушка, то я не стояла бы сейчас рядом с Эстелем.

 — Ты готова встретиться с ними снова?

 — Да, — ответила я. — Эрида! — кошка появилась по первому моему зову. Верно преклонив голову, она посмотрела на рядом стоящего Эстеля и повела ушами, выражая своё ожидание. — Приведи гончих, которых отец провёл в этот мир, — тень сначала воспротивилась, выражая своими стенаниями всю тяжесть того, как нелегко переправлять по их дороге что-то материальное. Но тут же замолкла, когда Эстель сделал к ней шаг. Ну, побаивается она его. Что поделаешь? Как только Эрида растворилась, мы рванули с места, обнажая при этом оружие. Никто не заметил, как мы появились на поле боя. Студенты и преподаватели использовали все свои силы, отбивая атаки нападавших. В гуще боя я заметила мелькнувшую фигуру Эшборна. Одного взгляда мне хватило, чтобы понять, кто это передо мной, и кинуться на помощь. Моё появление было для него неожиданностью. Вновь увидев дорогие глаза, я невольно улыбнулась. Врать ему я могла, а себе было бесполезно.

Сигнал от Эриды поступил практически сразу. Я спрятала парные клинки за спину и свистнула. Приятного для слуха мало, но по-другому они просто не будут слушать приказов хозяина. Он возник рядом со мной, постукивая копытами по земле и выдыхая клубы пара из ноздрей. Взобравшись в седло, я перевела взгляд на старых знакомых.

 — Эй, мальчики! — крикнула я, обращая внимание всех присутствующих на себя. Эрида метнулась ко мне и приняла боевую стойку, готовая защищать хозяйку. — Давно не виделись!

Всадники не сводили с меня внимательных взглядов. Светловолосый вышел вперёд и хищно улыбнулся. В его руках мелькнуло лезвие кинжала. Подготовился.

 — Мы нашли вас, милая Княжна! — произнёс он. — Вы готовы к смерти?

 — А ты уверен, что не наоборот? — спросила я, улыбаясь и обнажая клыки. Игра началась. Боковым зрением и внутренним чувством я ощутила, что Гедеон и Аннабель оказались неподалёку. Девушка быстро передвигалась и вскоре заняла позицию на крыше, а Део слился с толпой. Моя улыбка стала шире, когда количество тёмных личностей на территории академии увеличилось. А Део всё-таки молодец! И когда только успел-то?

 — Княжна, мы явились разобраться с главной проблемой. И вы думаете, мы не выполним приказа?

 — Что, уже стали цепными псами? — раз уж играем, то по чужим правилам. Хотите видеть во мне Княжну, её значит и получите. — Неужели вы так низко пали и нашли-таки достойного хозяина?

Всадник издал звук, похожий на рычание, но тот исходил из глубины его горла. Глаза полностью окрасились в алый, а черты лица утратили человечность. Вот она! Истинная сторона их облика! Звери! Настоящие звери!

 — Стоять! — воздух разрезал мужской голос. Я оглядела территорию, но никого не заметила. Только когда Всадники отошли назад, перед ними появился мужчина. Если мне не изменяет память, то это главный дознаватель. Имени я его не помню, потому что не особо интересовалась. Но морда его иногда мелькала в толпе на балах. — Нельзя же так с настоящей леди. Рад снова лицезреть ваш прекрасный облик, Княжна Кристарина.

 — Не могу сказать того же, — я стукнула своего коня по бокам и заставила его пройти немного вперёд.

 — Вы как всегда так жестоки, леди, — мужчина поклонился и бросил на меня такой красноречивый взгляд, что мне сразу захотелось удавиться. Это меня соблазняют или убивают взглядом?

 — Архарис! — прорычал знакомый голос. Эстель, до этого стоявший на каменных ступенях академии и скрытый заклинанием отвода глаз, тенью метнулся к дознавателю. Я заметила только камень из его жезла, мелькнувший в толпе. Студенты и Низшие, которых привели с собой Всадники, разлетелись от силового толчка. Ударив по земле, Эстель хотел одним ударом разобраться со своим врагом, как я поняла, но тот увернулся. Всадники хотели преградить ему дорогу, но Архарис остановил их.

Посох Эстеля заискрился. По нему пробежались голубоватые разряды вплоть до вершины, где располагался легендарный голубой хрустальный череп. В одном из миров, если верить описаниям в книгах из библиотеки Кирена, их осталось всего тринадцать. И Эстель, будучи уже взрослым, нарушил приказ и проник в тот мир, воспользовавшись воронкой. Я не знаю точно, какое наказание он за это получил, но отобрать у него законно приобретённый артефакт не смог никто. У королевского оружейника брат заказал основание, а с помощью ювелира смог прикрепить к основанию череп.

Лишь единожды я видела его в действии. И этот день я запомнила на всю жизнь. Одного удара направленной силы хватило, чтобы разнести землю в радиусе нескольких километров и оставить после себя огромный котлован. Если брат задумал сделать то же самое, то от города и от его жителей ничего не останется…

Он наносил ему поток нескончаемых ударов, но дознаватель умело их блокировал или отбивал. Тут уж можно было восхититься умениями Архариса. Потому что каждый из Княжичей получал лучшее образование в фехтовании. И то, что какой-то рядовой солдат способен противостоять Княжичу, уже удивительно.

Увернувшись от очередного удара Эстеля, дознаватель пригнулся и ударил его сгустком силы. Брат проехался на ногах назад, но удержался. Повисла тишина. Я даже услышала, как шумит поднявшийся ветер. Рука Эстеля покрепче перехватила рукоять посоха. Когда же тьма стала покрывать его руки, я ужаснулась. То, что мне не дано, как полукровке, сейчас овладевало Эстелем, и это грозило большей катастрофой, чем его оружие. Мы дети Тьмы, а это значило, что мы полностью подчиняемся её воле. Глаз Эстеля я не видела, но могла догадываться, что сейчас они стали полностью красными, как у вампиров, а сверху их поглотил чёрный, оставляя видным только алый зрачок и прожилки.

Силуэт Эстеля растворился. Для обычного глаза его было не видно. Просто некий сгусток дыма, который хочется разогнать, чтобы не мешал. Но я и Белль видели, как брат метнулся в сторону Архариса. Как раскрытая ладонь с выставленными когтями врезалась в его грудь. Как дознаватель отлетел наземь, подняв столб пыли. Как, придерживая руку на месте удара, он кривился и сплёвывал слюну. А уголок его рта окрасился в алый. Тьма никогда не наносила внешних повреждений. Жертва могла вполне оставаться невредимой. А вот частички, проникавшие в тело, разрушали его. И понять, от чего именно умерла жертва, будет трудно. Если не знать, чем нанесён удар.

Я видела, что Эстель был готов убить дознавателя одним ударом, и я не могла позволить ему это сделать. Пришпорив коня, я ломанулась туда и чудом успела преградить ему путь. Эстель смотрел на меня снизу-вверх, и его глаза горели. От ненависти. От лютой ненависти к этому демону. Только я так и не могла понять, почему Эстель так желает ему смерти.

 — Успокойся! — прокричала я, спрыгивая на землю и подходя ближе к брату. — Что ты творишь?!

 — Отойди! — прорычал брюнет, смотря на того, кто стоял за моей спиной.

 — Эстель, не делай этого.

 — На что ты рассчитывала, Кристарина? Ты думала, что явишься и они падут ниц к твоим ногам? — съехидничал брат. — Ты должна была понимать, что нам придётся их убивать.

 — Но не здесь! — прошипела я. — Если вы завяжете настоящий бой, а не это, — я обвела вокруг руками, — то от Ориона не останется и следа!

 — Мне плевать на этот город и на всех, кто здесь живёт, — голос Эстеля звучал безэмоционально. Мне показалось, что это уже не мой брат. А пустая оболочка. Кукла.

 — Мне не всё равно. Это мой город! Мои жители! — прокричала я. — Не опускайся до их уровня, Эстель! Ты Князь, а не убийца! Кирен всегда говорил, что истинного правителя отличает от остальных его восприятие мира и душа! Раньше ты был другим. Я видела в тебе соперника. Среди других претендентов ты всегда имел самый высокий шанс занять место Князя. А сейчас — нет! Убийца не достоин занять место правителя. Огонь больше не примет тебя, если ты продолжишь это. Никогда, слышишь меня, никогда я не позволю тебе занять место Кирена, если сейчас ты убьёшь этого ублюдка. Я сама убью тебя! Этими самыми руками. И тогда уже ни за что бороться не придётся. Ты сам знаешь правила. Когда остаётся один наследник, камень сам решает, достоин он или нет. И если поставлена метка, то решения изменить не в силе никто!

Эстель молчал. Его взгляд был направлен куда-то в сторону. Понять, о чём он думал, я не имела возможности. Я продолжала держать руку у него на груди, чтобы он, не дай бог, не сорвался и не кинулся убивать Архариса. Посмотрев на крышу академии, я заметила, что Белль уже готова бежать сюда, чтобы помочь. Но я отрицательно покачала головой, останавливая её. Лучше будет, если Аннабель останется на самой удачной позиции. И если что, она сможет помешать каким-либо образом действиям наших противников.

Что самое интересное, так это то, что никто не двигался. Даже всадники замерли на месте, не смея сделать и шаг. Это было странно. И то, что они вдруг начали кому-то подчиняться. И то, что не пытаются ввязаться в бой.

Дав Эриде сигнал убрать Гончего, я сделала шаг назад и встала так, чтобы меня видели все присутствующие. Эстель продолжал смотреть в сторону, не обращая внимания на мои телодвижения.

 — Эстель, — позвала его, обращая внимание брата на себя. Тот не поднял глаз, зато его плечи дёрнулись. Я улыбнулась. — При свидетелях Света и Тьмы. При детях дня и ночи. — Эстель вздрогнул, услышав древние слова, и резко поднял взгляд. Он ошарашено таращился на меня, прекрасно понимая, что я творю, но не веря в это. Какой дурак решится на это по своей воле? Только я и мне подобные! — Я, Кристарина Маран Валесска Венмар, дочь старшего Княжича Преисподней и последняя из Наследников, этим днём и этим временем клянусь на крови и силе моего рода…

 — Рина, — прошептал Эстель. Я улыбнулась ещё шире. Магия вокруг нас заискрилась, образуя круг и ограждая от постороннего вмешательства.

-… Клянусь моей жизнью и жизнью моих потомков, и если когда-нибудь я нарушу данную клятву, то понесу заслуженное наказание, — я вытащила из-за пояса маленький кинжальчик и прошлась по раскрытой ладони. Капли крови упали на землю и зашипели. — Эстель Майлон Айбар Венмар с этого дня и до скончания веков я признаю тебя единственным правителем Преисподней и своим Повелителем. Моё слово нерушимо, ибо дала я его по доброй воле. И да, если у кого-то появятся возражения по поводу моего решения, — я вытащила из-за спины свои парные клинки и перекрестила их перед Эстелем, — я готова скрестить с ним оружие и отстоять свою волю, как волю самой Тьмы. С этого дня и до скончания веков, — я опустилась на колено и преклонила голову. Последние слова я произнесла почти шёпотом, но меня слышали все. Ветер, поднявшийся на территории академии, эхом разносил их по земле, оповещая всех, что с этого момента остался только один наследник, готовый занять место Князя.

Эстель зашипел. И когда тьма с его левой руки сошла, он замер. На его запястье с внутренней стороны должна была появиться метка. Та самая, которая подтверждала, что он победил. Теперь его судьбу решал уже не поединок, а истинная сила. Аннабель появилась рядом с нами столь внезапно, что этого не ожидала даже я. С улыбкой на лице она повторила мои слова, заменяя лишь свое имя, и достала из-за спины арбалет. Я думала, что это будет конец, и брат, наконец-то, придёт в себя, но то, что случилось дальше, поразило даже меня.

Четверо всадников, которые ранее не имели хозяина, дали клятву верности и пообещали служить роду правителей вечно. За ними это действие повторили и все наши тёмные союзники, что находились на территории академии. Когда и Мариса преклонила колено, я удивлённо воззрилась на неё, но та лишь улыбнулась и кивнула. Долго колеблясь, за ней повторили и преподаватели со студентами. Если последние несильно понимали, что происходит, то преподавательский состав отлично знал, что означает эта часть обряда. Мы с Белль даже поднялись, пытаясь осознать, что только что случилось. Эрида наматывала круги вокруг и млела.

«У нашего мальчика появилась своя свита, » — промурлыкала Тень. — «Теперь никто не посмеет и слова ему поперёк сказать. Ты признала в нём сильнейшего и отказалась от права наследования. Причём не только себе, но и своим детям. Ты фактически перекрыла своим потомкам доступ к царствованию.»

«Ну и пусть. Так даже лучше, » — ответила я.

«Но ладно ты, дурында белобрысая, но Белль повторила это за тобой, » — ответила Эрида, да с такой интонацией, будто это всё решало. Пройдя чуть дальше, она обернулась человеком и уставилась на меня.

 — И что это значит? — спросила я, ожидая объяснений.

 — А то, — как можно громче сказала Тень, — что инициация Эстеля закончена, — все недоуменно уставились на Эриду. — Перед камнем и истинной силой представители старшего и младшего рода должными были пролить свою кровь и подтвердить его право наследования. Если бы вы просто приняли его как Наследника, то решение можно было бы ещё оспорить. Но кое-кто, — насмешливый взгляд кошки упал на меня, — внёс изменения в первоначальный вид клятвы. И теперь ему не отвертеться. Так или иначе, но княжеские регалии по праву принадлежат ему. Признание светлой же стороны только закрепило эффект.

Я думала, что это уже конец и теперь нам нечего опасаться. Ощутив холодок, пробежавший по спине, я резко обернулась. Что произошло, не понял никто, только перекошенное от страха лицо Архалиса и чёрный клинок в его руке, застывший всего в нескольких сантиметрах от меня, могли говорить об одном — он попытался меня убить. Только ему что-то помешало.

 — Элердер, — прошептала я. За спиной Архалиса сгустилась тьма. Высокая фигура в плотном плаще, похожим на монашеское одеяние, парила в воздухе, а его костяная рука сжимала горло дознавателя. Лицо того покрылось мелкими венками, а глаза закатились. Подняв его над землёй на уровне своего «лица», он приблизился и прошипел что-то на непонятном нам языке. Рот Архариса открылся, словно в крике, но тот не издал ни звука. Только лёгкий свет отделился от его фигуры и слился с тьмой Эля.

 — Он съел его душу, — сказала Эрида, подходя ко мне. Эл плавно обернулся и подплыл ко мне. Полы его плаща разлетались, но он и не думал, что своим видом может испугать окружающих. Его костяная рука коснулась моих волос и щеки, а голова, скрытая под капюшоном, пригнулась в поклоне. — Ради тебя, кстати.

 — Спасибо, — прошептала я в ответ.

Я обернулась к брату, который сейчас уже был похож на себя. Тот криво улыбнулся и подошёл ближе.

 — Ну что, Княжич, готов создавать новую историю? — спросила я, когда наши руки сомкнулись в дружеском рукопожатии.

 — Куда я денусь после такого подарочка.

 — Дамы и господа, — воскликнула я, когда поднялась к всадникам. Мой взгляд скользнул по застывшим фигурам. — Не знаю, обрадует ли вас эта новость или нет, но с этого дня начинается наша война между Тёмной Империей и Андэллой. Избежать её не получится. Первый ход уже сделан. Тёмные показали нам свои намерения. Но теперь преимущество на нашей стороне. Впервые за всю историю сотворения этого мира на стороне света выступают дети тьмы! И можете нам поверить, они сильно пожалеют о том дне, когда решили развязать с Андэллой войну.



Дара Ворон

Edited: 08.09.2016

Add to Library


Complain




Books language: