Княжна из Преисподней

Font size: - +

Глава 20

(Криста)

Когда показательная, как я её про себя назвала, сцена закончилась, Мариса подошла к нам и предложила подняться к ней в кабинет, чтобы поговорить. Отказываться никто из нас не стал. Только Эстель немного помедлил. Он позвал своих новых подданных в сторону и что-то им сказал. Я и Белль пытались подслушать, о чём же они говорят, но то ли Эстель поставил какой-то блок, то ли сами всадники что-то сделали. Но после того, как они поклонились новому правителю, исчезли.

Я попыталась выпытать у брата, о чём он говорил с Всадниками, но тот лишь хитро улыбнулся и сказал, что пока что мне вредно знать. Подавившись воздухом, я замерла на лестнице и не смогла сделать и шага. Нет, это нормально? Я ему тут помогаю. Вон, даже свиту собрала. И мне ещё вредно знать, о чём он с ними говорил?!

Эстель тоже остановился на несколько ступенек выше меня и обернулся.

 — Потом узнаешь. Сначала надо закончить наши дела здесь, — серьёзно ответил брат. Я задумалась. Здесь? В Андэлле или на Поверхности? — Пойдёмте. Нас ждут.

И, правда. Когда мы вошли в кабинет Марисы, оба Эшборна и директриса уже ждали нас. Братья расселись по креслам. Ангориа сидела за своим столом, и, положив руки на подлокотники, смотрела на пламя огня в камине, и о чём-то думала. На открывшиеся двери она отреагировала быстро. Подтянулась и посмотрела на нас.

 — Господа, — Мариса поднялась со своего места и кивнула.

 — Миледи, — ответил ей поклоном Эстель. — Позвольте представиться лично, — уточнил тот. — Эстель Майлон Айбар Венмар, наследный Княжич Преисподней. Кристарину вы знаете хорошо, — Ангориа кивнула. — А это, — он протянул руку Белль, и та вложила свою ладошку в его, выходя вперёд и кланяясь, — Аннабель Эроса Инварас Венмар. Наша младшая сестра. Хочу попросить у вас прощения.

 — За что? — немного опешила Ангориа.

 — За все, что творится на ваших землях, — Эстель приложил руку к груди и прикрыл глаза. Таким я его видела впервые. Серьёзный, сосредоточенный, решительный. Его умиротворённое лицо вызывало восхищение. Неужели он и таким может быть? Странно, что я этого раньше не замечала. — Если бы не тот переворот и свержение нашего деда, ничего бы не было. Мы пригрели змею на своей груди, за что и поплатились. Но втягивать вас мы не хотели. Чтобы вы не думали обо мне или моей семье в Преисподней, мы всегда придерживались доктрин нашего Князя. Никому не нужна была война с Поверхностью. А на общение с нашими дальними родственниками из Империи стоял запрет. Я надеюсь на наше сотрудничество и на мирное урегулирование данного вопроса. Конечно, только после того, как будут повержены наши общие враги и снова установлен мир в обоих государствах.

 — Эк, как закрутил, политик блин! — воскликнула я, поражённая его речью.

 — Нужно было чаще посещать уроки политологии, а не сбегать из дворца и шастать по округе в сопровождении Тени и своего Ангела, — не оборачиваясь, пояснил брат. Я пнула Эстеля в ногу, но тот промолчал. Только усмехнулся.

Пройдя вглубь кабинета, мы устроились за круглым столом, чтобы было удобнее проводить разговор. Эстель вначале лишь мазнул взглядом по зеркалу, которое так и стояло на том же месте, не прикрытое какой-либо тканью. А потом вытянулся и улыбнулся. Он посмотрел на меня, я кивнула.

«Адское зеркало? Настоящее?»

«Да. Третье. Одно стоит у меня. А последнее находится в Империи. Есть возможность вернуть оригинальные зеркала в Преисподнюю»

 — Господин Венмар, можете рассказать нам, что произошло? С чего всё началось? — спросила Ангориа. — Нам нужна полная информация, чтобы выработать план действий. При встрече члены Союза захотят выяснить, что мы можем предпринять, и я должна знать, что могу говорить.

 — Госпожа Мариса, — произнесла я, не давая брату и слова сказать, — мы должны присутствовать на совете двенадцати. Хотя бы один из нас. Он сможет объяснить всё сам, и члены совета смогут убедиться в правоте сказанных слов.

 — Хорошо. Это верное решение, — подтвердила Мариса. — Я думаю, мне удастся уговорить совет.

 — Эстель, — позвала я брюнета, который всё своё внимание сфокусировал на зеркале.

Мужчина отреагировал почти сразу. Он провёл взглядом по комнате и кивнул.

 — Шесть лет назад, когда Криста сбежала из Преисподней, Князь Кирен поднял всех, пуская на её поиски. Я старался, как мог, мешая им и путая все сигналы, которые они находили, — начал Эстель, поднимая глаза к потолку и погружаясь в воспоминания. — Именно тогда всё и началось. Лажбор начал строить нить заговора, подбирая именно тех, кто меньше всего хотел видеть Кирена Князем. По большей части на его уговоры как раз поддались представители младших семей. Те, кто был лишён возможности претендовать на это место по праву рождения. Старшие семьи, имевшие дань уважения к нашему Повелителю, отказывались. Моим родителям тоже было сделано подобное предложение. За то, что они примут участие в их заговоре, им обещали, что я стану единственным наследником. Но мы отказались. Уж лучше проиграть в честной схватке, чем получить желаемое таким путём. Кирен знал о заговоре, но ничего не предпринимал. Кристарина, как дочь старшего сына Кирена, имела больше возможностей занять место Княгини, даже не смотря на…

 — На нечистую кровь. Говори прямо. Тайны в этом нет, — усмехнувшись, ответила я. Эстель расслабился. О как! Ему неудобно говорить об этом при мне? Кажется, я плохо его знаю…

 — Они хотели начать с неё. Поэтому напрямую связываться или забирать её обратно никто не решался, — продолжил брат. — Уже тогда он был точно уверен, что Криста и я останемся единственными, кто сможет пережить этот бой. Остальные наследники были сильны и не менее ловки, но они не смогли бы выдержать натиск той силы. Прекратив поиски, Князь разрушил план заговорщиков, и они стали действовать по-другому. Все эти годы они вели переговоры с Империей. Насколько я знаю, нынешний правитель долго не соглашался сотрудничать с Лажбором. Он считал, что его пытаются обдурить и забрать трон. Но всё-таки он сдался. Полгода назад Кирен сильно ослаб. У него стало не хватать сил удерживать давление княжеских регалий и Тьмы. Именно этим они и воспользовались. Оружие… Клинок они взяли у Тёмной Империи. Только там находится оригинальное творение магии и огня. Они попытались скинуть всё на меня. Будто это я избавился от Кристарины и убрал деда, чтобы добраться до трона. Они видели нас, — сказал он мне. Я сначала не поняла, о чём говорит Эстель, а потом вспомнила. Брюнет заметил это и кивнул. — Тогда, в холле. Перед твоим побегом. Они поставили всё так, что это я убил тебя, — Эстель отвернулся и взглянул на зеркало. — Наш дом обыскали. Мои родители вскоре были заключены под арест и казнены. Как предатели. Мне пришлось бежать. Скрываться. Зато за это время я узнал много нового. В темнице Тёмной Империи они содержат сына своего Повелителя. Но не того, что правит сейчас. Десять лет назад один брат решил, что старший уже поправил и решил занять его место. Всё произошло по той же схеме. Убийство, внезапное решение проблемы в виде козла отпущения, он же предатель. Министра, само собой, казнили. А вот сына этого Князя объявили погибшим. Хотя, на самом деле, они его просто спрятали в подземелье. Нынешний Князь Империи надеется, что получит весь континент благодаря помощи Преисподней. Но Лажбор думает по-другому. Он хочет с его помощью захватить Верхний мир и только потом объявить лэйкаров господствующей расой. И Тёмная Империя, и Андэлла, и Преисподняя будут принадлежать ему.

 — А если попытаться вытащить этого мальчишку? — предложила Белль, когда затянувшаяся тишина и молчание начали давить на нервы. Конечно, история не самая приятная. И это если выходить из того, что Лажбор когда-то был близким другом Кирена. Не зря он назначил его своим советником. — Он же наш кузен.

 — Он из изгнанного рода, — уточнил Эстель, глядя на Белль.

 — А я полукровка и дочь сбежавшего старшего Княжича, — напомнила я с улыбкой на лице. — И ничего. Как ты знаешь, меня пытались заставить стать Княжной. Он такая же пострадавшая сторона, как и мы. Если у нас получится втереться ему в доверие и посадить его на трон Империи, то это может сыграть большую роль в нынешнем положении. Их род ничего не сделал нам. Всего лишь когда-то они воспротивились вековым законам, и их выгнали. Тебе не кажется эта история знакомой? — я поднялась со своего места и встала перед Эстелем. Брюнет смотрел на меня непроницаемым взглядом и ничего не говорил. — Я не знаю, что ты решишь, но я согласна с Белль. И намерена вытащить этого мальчишку, кем бы он не оказался. Темница способна изменить даже лэйкара, будь он хоть трижды нечистокровным. Если смотреть с этой стороны, он ближе мне по духу. И знаешь что? Я думаю, будь Кирен здесь, он бы меня поддержал. Запреты созданы, чтобы им следовать, но никто не говорил, что их нельзя нарушать.

 — Ты не сможешь туда попасть одна, — съехидничал Эстель, поднимаясь на ноги. — Будь ты трижды лэйкаром. Темница тщательно охраняется. Даже их казна не под таким повышенным вниманием.

 — Я знаю того, кто мне поможет пробраться в Тёмную Империю незамеченной, — выпалила я и задумалась. — Если бы я только знала, где он, — Эстель непонимающе нахмурился. — Мой отец бывал там, когда первый раз попал на Поверхность. И общался со своим кузеном. Они не такие, как нам рассказывали. А в этом мальчишке ещё больше от человека, чем от демона. Если бы я была уверенна, что отец жив, и знала бы, где он, мы могли бы попросить его помочь нам. Не думаю, что в такой момент ему будет безразлична судьба нашего мира.

 — Я знаю, где он, — сообщила Тень, вновь принимая человеческий облик. Она устроилась на подоконнике, закинув ногу на ногу, и смотрела на нас. Ох, как ей это понравилось. Конечно. После шести лет воздержания снова получить свободу в действиях. — Я не единожды навещала его. И выполняла поручения, — Эрида посмотрела на меня… и смутилась. — Я докладывала ему о тебе. Где ты, что делаешь и как живёшь.

 — Ваши с Элем исчезновения связанны именно с этим? — уточнила я. Тень кивнула. — Хорошо. Тогда для него не будет сюрпризом моё появление, — металлические нотки, появившиеся в моём голосе, не остались незамеченными.

 — Остаётся только одна проблема, — внезапно произнёс Филипп. Я вздрогнула, услышав его голос. Если честно, я даже забыла, что он вообще здесь. Он и его брат сидели так тихо, что я просто перестала ощущать напряжение в воздухе. Я перестала его замечать. Не могу сказать — плохо это или хорошо. Это никак. В памяти ещё свежа наша недавняя ссора. Я помню, как обуял меня непонятный гнев, когда он остановил меня. Я не понимаю, почему я разозлилась. Да и те слова, что я наговорила ему. Если бы я встала перед выбором — он или Белль… Я не знаю, что бы выбрала. Это то же самое, что выбирать, кого я любила больше — мать или отца. Все обратили внимание на Филиппа, которому, казалось, всё, что происходило до этого, было безразлично. — Мы так и не нашли книгу.

 — Какую книгу? — заинтересовалась Белль.

 — В столице брат нашёл записи по поводу Книги Тайных, — пояснил Андре. Наши лица вытянулись. Я удивлённо захлопала ресницами. — Все ниточки ведут сюда. Но она хранилась в старом крыле, которое снесли. Точнее, в старой библиотеке. И где сейчас она, мы не знаем. Мы решили, что к ней вёл некий портал, соединяемый с дверью, — Андре сделал ударение на последнем слове и глянул на меня. — Но открыть его мы не смогли.

 — Так вот что вы тут искали? — как бы невзначай спросила я. Оба мужчины уставились на меня. — А я-то думала, что вы тут забыли. В россказни о защите академии я не поверила. Слишком это просто и неправдоподобно, уж извините.

 — Ты знаешь, как открыть портал к библиотеке? — напрямую спросил Филипп.

 — Знаю, — кивнула. — Я же сама его взламывала, когда только наткнулась на ту дверь.

 — И ты сможешь её открыть? — не унимался Филипп.

 — Смогу, — улыбнулась я. — А тебе зачем?

 — Книга. Она может помочь решить многие проблемы, — брюнет начинал злиться. И это мне жутко нравилось.

 — Ну, помочь она вам ничем не сможет, — я развела руки в стороны. — Это вы мне можете поверить. А книги там нет. Я её ещё в первый год обучения в Твердыню перенесла. Не место столь ценной реликвии моего народа храниться в потерянной библиотеке.

 — И ты молчала?! — возмутился Филипп. Андре попытался успокоить братца, но не тут-то было. Тот явно загорелся и собирался наконец-то излить на меня накопившийся гнев. Я не возражала. Надо — значит, надо. У всех бывает момент, когда нужно избавиться от ненужных эмоций.

 — А ты и не спрашивал! — произнесла я свою любимую фразу. — Там нет ничего столь важного, чтобы искать её. Наш предок оставил крупицы того, что вы должны были знать о нас. И из этих сведений создали легенды, которыми вас и напичкали. Всё, что вас может интересовать, вы можете смело спросить у нас. Вот мы-то как раз для вас сейчас самый достоверный источник.

 — Я не хочу вам мешать выяснять отношения, — вклинился в разговор Эстель, — но время идёт. И с каждой минутой его всё меньше и меньше. Они и так начали нападение раньше запланированного срока. Как дела потекут дальше, я не знаю. И, кстати, Рина, ты не права. Всё не так просто. Там есть одна глава, в которой зашифровано, где можно найти чёрный клинок. Он как раз нам и пригодится.

 — Хорошо. Эрида, сможешь создать связь, чтобы они могли беспрепятственно попадать в Твердыню? — Тень усмехнулась и кивнула. — Отлично. Тогда я отправляюсь собирать вещи и искать отца. Эстель, — я посмотрела на брата, — Гроудан отдаст тебе книгу, как ты появишься. Прятал её он. Без него искать книгу бесполезно. За это я люблю этого чёртика.

 — Как обычно, — прошептал лэйкар. — Тень, Ангел смерти, высший вампир и низший демон. Чего ещё можно ожидать от тебя? Твоё окружение всегда очень странное, не находишь?

 — Так жить интересней! — воскликнула я.

 — Мне отправиться с тобой? — спросила Белль. Я обернулась. Девушка стояла недалеко от меня и обеспокоенно смотрела в глаза. Аннабель единственная, кто знал, как тяжело мне всегда даются мысли об отце. И её предложение не оказалось для меня неожиданностью.

 — Я сама. Со мной будет Эрида и Эль.

 — Я отправлюсь с тобой. И это не обсуждается, — воскликнул Филипп. А вот это уже наглость.

 — Не думаю, что простому человеку будет удобно путешествовать по Тёмной Империи. Одно дело, если бы ты был магом. А твой меч для них, как зубочистка для дракона, — съязвила я.

 — Рина, тебе, действительно, нужен сопровождающий, — внезапно произнёс Эстель. — И тебе придётся выбрать либо вот этот молодой человек, либо твой вампир. Одну туда я тебя не отпущу, — я собралась возмутиться, но последующие слова брата меня поразили. — Это приказ. И он не обсуждается.

Всё! Обломали! Делай после этого добро! И что самое обидное, у меня нет выбора. Явись Гедеон на территорию Тёмной Империи, и его тут же схватят. И меня в придачу. Ох, что же ты, Матушка Судьба, задумала? Не обернётся ли для меня твой план ещё большей проблемой, чем есть?



Дара Ворон

Edited: 08.09.2016

Add to Library


Complain




Books language: