Княжна из Преисподней

Font size: - +

Глава 22

(Криста)

Помня слова о Низших, я просканировала местность и чертыхнулась, за что получила неодобрительный взгляд от Филиппа. Порядочные девушки не ругаются. А кто вам сказал, что я порядочная? Я демон, и для меня это вполне нормально. Посланные шпионы вернулись тоже с плохими новостями. Весь город был нашпигован так называемой нечистью и тёмными магами. А вот о Низших ни духу. Я ясно чувствовала их присутствие, как и Тень. Но заклинания ничего не выявили. Тут нужно было хорошенько поднапрячься, да вот только меня отвлекли.

 — Эйв… Криста, будь добра, просвети тёмного человека, — я насмешливо посмотрела на Филиппа. Тот сначала просто замолчал, а когда до него дошёл смысл сказанных слов, усмехнулся.

 — Хорошо. Я, так уж и быть, просвещу тебя «тёмного», — ответила я. — Те, про кого мы говорим, и те, кого ты видел у академии — разные виды, — Филипп попытался что-то сказать, но я вовремя приложила палец к его губам и усмехнулась. — Молчи, когда старшие уму разуму учат. Я продолжаю. То были лишь низшие демоны. Иногда у народов иных миров, да и у нас, встречаются бесы. Иначе их называют черти. А мы с Эридой упоминали низших вампиров. Нечто среднее между летучей мышью и человеком. Причём от последних самое худшее взяли.

 — Не нравится мне эта затея, — сказал он, наконец-то, оглянувшись назад, на скрывавшийся в темноте Мёртвый лес. — Ты уверена, что это того стоит?

 — Струсил? — серьёзно посмотрела на мужчину. Естественно, после этого он приосанился и поправил ножны, всем видом показывая, что он не боится. Мой взгляд скользнул по его лицу и зацепился за белесую полосу, пересекающую щёку. — Когда это тебя?

 — На кладбище, — ответил тот, прикоснувшись к полосе шрама.

 — А убрать не смогли? — мужчина отмахнулся. Я пожала плечами. Ну и ладно. Не хочешь — не надо. Шрамы, как говорят, украшают мужчин. — Дай, пожалуйста, кольцо, — я кивнула на его перстень. Филипп напрягся. Его взгляд скользнул по моему лицу и переместился на кольцо. Он провёл пальцами по ободку и задумался. Я про себя усмехнулась и посмотрела на город. Не доверяет. Это и понятно. После всего-то. — Не бойся. Не украду. Я же его тебе вернула когда-то.

Филипп ничего не ответил. Только протянул мне перстень и всё. Он будто что-то для себя решил, но делиться со мной своими мыслями не стал. Я покрутила его в руках, коснулась прозрачного камешка. Приятные воспоминания всплыли перед глазами, и я улыбнулась. Хорошо, что мысленный оклик Эриды привёл меня в себя, и я сжала перстень между ладонями и прикрыла глаза. Голубое пламя окутало мои ладони и медленно стало подниматься выше по рукам, перетекая на волосы и покрывая всё тело. Цвет моих волос снова сменился на светлый, глаза стали голубыми, черты лица поплыли. И на месте Княжны снова стояла простая студентка академии магии.

Я расцепила руки и отдала артефакт Филиппу. На его немой вопрос кинула, чтобы он не снимал его, потому что в городе Тёмных его легко смогут заметить. А кольцо теперь сможет его скрыть от посторонних глаз. Но ненадолго. Кивнув брюнету следовать за мной, я стала спускать вниз по склону.

Как такового входа не существовало. Даже простеньких ворот не было. Просто практически у самого леса располагались домики до трёх этажей, полностью серые, лишённые каких-либо красок. Город встретил нас относительной тишиной. Жителей на улицах не было. Хотя я ощущала на себе напряжённые взгляды тысячи глаз. Они следили за нами. Запоминали каждый шаг. Каждый жест и поворот головы. Я невольно схватила за руку поравнявшегося со мной Филиппа, а встретив его удивлённый взгляд мужчины, резко отпустила. Мне страшно? Нет! Никогда! Просто он человек, и мало ли что может случиться!

Только один раз мы встретили уже не молодого мужчину, но ещё и не дедушку. Он преградил нам дорогу, когда мы собирались повернуть к невысокому зданию постоялого двора, и зыркнул так, что Эрида зарычала и вышла вперёд, оттесняя меня от него. Мужичок посмотрел на пантеру и ушёл. Я попыталась выпытать у Тени в чём дело, но она молчала. Только проводила взглядом мужчину и вошла за нами.

Ни город, ни постоялый двор приятных ощущений у нас не вызывал. Самое простое деревянное здание, но с виду довольно крепкое, служило своему хозяину уже не первый… век. Деревянные ставни, служившие дверями, скрипели, когда кто-то входил. Лавки, укрытые некогда красной тканью, сейчас выглядели потрепанными. Ткань истёрлась и потеряла свой цвет, а сами лавки почернели и начали потихоньку рассыпаться. Ещё не подходя к барной стойке и столам, я уже видела, что в столешницы въелись пятна жира и алкоголя, пропитав собой древесину. Но самое главное было не это…

Я, привыкшая к тьме, уже чувствовала себя неуютно. А вот Филипп, как представитель противоположной стороны, выглядел не очень. Он сильно побледнел, что его легко можно было выдать за вампира, а глаза постоянно бегали по залу. Я бы могла поделиться с ним тьмой, чтобы он смог чувствовать себя чуть лучше. Но не знала, как он отреагирует на это. Не каждый человек может выдержать Тьму, если раньше никогда с ней не контактировал напрямую.

Попросив у хозяина две простые комнаты, мы поднялись наверх. Отперев дверь, я прошла внутрь. Зная устрой Тёмной Империи и то, что все без исключения жители обладают магией, я не удивилась, что здесь отсутствовал свет. На стенах весели маленькие, старые на вид, керосиновые лампы. Было достаточно зажечь огненный шарик и направить его внутрь, чтобы комната осветилась светом. Не особо ярким, но для вечера перед отходом ко сну вполне достаточно. Из мебели присутствовала только одноместная кровать, тумбочка и стул. Шкаф, как таковой, отсутствовал. Зато вместо него стояла вешалка с восемью крючками на длинной ножке. Она пряталась за дверью, когда кто-то входил, и особой красоты в интерьер комнаты не добавляла. Кровать была застелена, как и полагается, белой простынёй не первой свежести и серым покрывалом. Подушка тоже должна была быть белой, но, если быть честной, была ближе к светло-серому.

Я скинула свои вещи на кровать и замерла у двери. Хотелось спуститься на первый этаж и сразу же разузнать об отце. Но когда я уже собралась открыть дверь, остановилась. Я не знаю, как он сейчас выглядит. Прошло слишком много времени с нашей последней встречи. Я знала, что дедушка лишил его бессмертия, и до этого момента была уверенна, что его уже нет в живых. Он вполне может быть стариком… Старик! Я резко обернулась к устроившейся на кровати пантере. Она поймала мою мысль и фыркнула. Да так, будто я только что открыла ей новый континент, о котором все знают уже не меньше тридцати лет. И что? Подумать уже нельзя?!

Я плюхнулась рядом с Эридой, распластавшись на кровати, и посмотрела на серый деревянный потолок.

 — Расскажи, как он выглядит, — тихо произнесла я. — Как он жил всё это время.

Пантера молчала. Я немного попрыгала на кровати. Та заскрипела, но кошка не отреагировала. Повернув голову, я обнаружила, что та уже заснула. Ну, или сделала вид, что уснула. В последнее мне верится больше. Мысленно я махнула на неё рукой и встала. Буду сама выпытывать, значит.

Я успела только дойти до двери и открыть её, чтобы в ту же секунду отойти назад. С занесённой рукой стоял Филипп. И его взгляд был не менее удивлённым, чем у меня. В горле пересохло. Филипп предстал передо мной в расстёгнутой у горла рубашке и был уже не таким напряжённым, как минут двадцать назад.

 — Что ты здесь делаешь? — спросила я.

 — Мимо проходил, — тут же ответил он. Ответ явно был заготовлен заранее.

 — А руку зачем поднял?

 — Хотел узнать, как ты устроилась.

 — Нам нужно поговорить. Но не здесь, — резко сказала я. Мужчина кивнул и собрался пройти в мою комнату. Я его остановила, положив руку на грудь, покачала головой и вышла, притворив за собой дверь. Когда замок щёлкнул, я спрятала ключ в карман и прошла к комнате Филиппа, которая располагалась через стенку от меня. Филипп не возражал. Когда он закрыл за собой дверь, я отошла к окну. На улице было всё так же серо и пусто. Ни единой души не было видно. На первый взгляд, можно даже подумать, что город вымер. Хотя на самом деле все сидят либо дома, либо в тавернах, ожидая чего-то или же кого-то.

Филипп молчал. Я знала, что он так и остался стоять у двери, потому что шагов я не слышала. Его взгляд прожигал мне спину. Долго этого терпеть я не могла. Резко обернувшись, я посмотрела на брюнета и решила расставить все точки над i. Так не могло больше продолжаться. Мучилась не только я, но и он в первую очередь. Нельзя было ничего вернуть, но чтобы Филипп мог начать новую жизнь, я должна была с ним объясниться.

 — Я знаю, что ты зол на меня, — мужчина фыркнул, точь-в-точь как Эрида недавно. — Очень зол. Я знаю за что и не отрицаю своей вины. Но ты должен понять, что мы в любом случае не могли быть вместе. Ты человек, я лэйкар. Демон. Я действительно использовала твою симпатию ко мне, как способ освоиться в новом мире. Мне нужен был способ свободно жить у вас. Любовь и прочая дребедень людей — это всего лишь чушь. Я не верю в это. У тебя есть способ начать всё заново. Ты будущий глава рода. Живи, люби, женись, в конце концов. Хватит бегать за прошлым.

Мужчина слушал меня внимательно, иногда кивая, иногда улыбаясь себе под нос. Но на середине моей речи он отлепился от двери и стал приближаться ко мне. Когда я закончила, он стоял уже напротив меня. Я даже сбилась и с трудом произнесла последние фразы, запинаясь и икая. Мне стало жарко. Одни. В пустой комнате. Рядом со мной стоял мужчина, которого я так и не смогла забыть. Я пыталась доказать ему, что он мне не интересен, но сама же продолжала активно реагировать на его столь близкое присутствие. И он это заметил.

Филипп не сводил с меня своего внимательного взгляда серых глаз. В этот момент мне захотелось сравнить их с грозовым небом, когда на улице идёт сильный ливень. Они завораживали. Даже гипнотизировали. Я так сильно погрузилась в них, что не успела среагировать, когда губы брюнета накрыли мои.

Возмутилась. Замахнулась. Попыталась стукнуть мужчину, но не смогла. Руки перехватили. Филипп, не отрываясь от меня, завёл одну руку мне за спину, а вторую продолжал удерживать за запястье на уровне наших лиц. Его поцелуй был настойчивым и даже жёстким. Я невольно вспомнила случай в кабинете Део. Что самое интересное, то во время поцелуя с вампиром я думала о Филиппе. А теперь наоборот. Я чувствовала, как колотится его сердце, хотя моё билось не менее быстро. Я знала, какие эмоции его одолевают, о чём он думает, и от этого мне становилось не по себе. И всё не потому, что мне было неприятно. Нет. Как раз наоборот. Я чувствовала то же самое и не хотела, чтобы этот момент прекратился.

В какой-то момент я расслабилась. Сама не заметила как, но я перестала сопротивляться и просто отдалась чувству. Филипп это заметил и мои руки отпустил. Он аккуратно, будто боялся, что я снова могу сорваться, притянул меня к себе, продолжая придерживать за спину, а вторая рука скользнула на мою шею. А может, ну его? Всё это проклятие, войну? Найти способ сделать Филиппа долгоживущим я смогу. Отец к тому же тут. Он нашёл его, но не успел помочь маме. Она просто отказалась. А Филипп не откажется… Я почему-то в этом уверена.

Наконец, отстранившись, мужчина тяжело дышал, но продолжал смотреть в мои глаза. В них плескалась смесь нескольких чувств, что и отрезвило меня в туже минуту. Я встрепенулась и ответила ему злым взглядом, стараясь показать, как я недовольна его действием, хотя на самом деле была смущена и взволнована.

Я ждала, что он отпустит меня в ту же секунду, но это не произошло. Я даже упёрлась руками в его грудь и попыталась отпихнуть. Но не тут-то было. Мне даже показалось, что эта сцена начала его забавлять.

Замахнувшись, я стукнула его ногой по колену. Филипп охнул, выпустил меня из объятий, согнувшись пополам, и схватился за больное место. Я хотела накричать на него, банально сорваться на простую женскую истерику, но крик застрял в горле, лишая воздуха. Сорвавшись с места, я вылетела из его комнаты, решив, что ничего хорошего в дальнейшем нашем разговоре не предвидится.

Я выбежала на улицу, оттолкнув двух мужчин, загородивших проход. На город опускались сумерки, но это меня не пугало. Я любила гулять ночью. Даже не смотря на то, что сам город был мне не знаком и не безопасен.

Город даже ближе к ночи не начинал наполняться жителями. Случайно забредя в какую-то паршивую таверну, я заказала какой-то шипучий и горький напиток и долго сидела за барной стойкой. Посетителей в этом месте особо не было. Да и те, кого я встретила, доброжелательностью не отличались. Они проводили меня подозрительными взглядами, когда я только вошла. И теперь, сидя практически в центре зала на виду у всех, я ощущала, как они изучают меня. Запоминают. Некоторые даже прощупывали меня на магическом уровне, чтобы узнать, что я могу. И кто я.

Подозвав к себе хозяина, который так и лучился поддельной улыбочкой, а у самого в голове витали мысли, как бы меня облапошить, спросила, не появлялся ли тут странный человек, желающий скрыться от всего мира и ищущий покинутый в этих краях дом.

 — Как не появлялся? — изумился мужичок с сальными волосами. Он провёл рукой по пышным усам и гадко улыбнулся, обнажая почерневшие зубы. Меня передёрнуло. — Появлялся. Лет триста назад. Он, как и вы, заглянул ко мне ближе к вечеру. Зимой. И спросил, сдают ли у нас в городе дом. Никто в тот момент, как и сейчас, домов и комнат не сдавал. А вот ненужных хоть отбавляй. Все в столицу рвутся.

 — А сейчас, где этот мужчина? — поинтересовалась я.

 — Так тут и живёт, — как-то весело отреагировал он и рассмеялся. — Отшельник он. Живёт на краю города в старом доме. Его легко узнать. Он единственный, кто хорошо сохранился до этих времён.

Оставив пару монет, я покинула это злачное заведение и направилась по озвученному хозяином таверны адресу. Дом находился на отшибе. Солнце, как таковое, в этом месте отсутствовало. Само небо было затянуто тучами. Поэтому и потемнело здесь значительно быстрее, чем случилось бы это в Орионе.

Проходя мимо одного одноэтажного домика с частично обвалившейся крышей, я услышала скрип. Остановившись, я сначала подумала, что мне показалось. Но скрип повторился, и я даже услышала плач. Женский. Тихий. Даже надрывный. Я поддалась. Осторожно ступая по заросшей тропинке, я подошла к дому и остановилась. Плач повторился. Толкнув дверь, я дождалась, пока та остановится, и прошла внутрь. Обстановка дома выглядела так, будто жильцы уехали совсем недавно. Но обвалившаяся крыша в области кухни рушила все представления. Половицы под ногами скрипели при каждом шаге. Плача или шорохов я больше не слышала. Обследовав дом, я не нашла ни девушки, ни женщины, которая могла бы плакать. Вот только ощущение присутствия чего-то злого и неприятного меня не покидало.

Я решила, что мне всё же это просто показалось, и собралась уходить, развернувшись к выходу, когда снова услышала скрежет. Нечто подобное я слышала, когда Эрида показательно для студентов точила свои когти о ножки стульев. Деревянные ножки. Я медленно обернулась и посмотрела на потолок, откуда и исходил шум. На деревянных брусьях, в самом углу уцелевшей комнаты, находилась девушка. Рыжие волосы кудрями свисали вниз. Светлая кожа обтягивала худое тело. Девушка была повёрнута ко мне спиной, и я даже видела полосу выпирающих позвонков на её теле.

Снова послышался скрежет. Шея девушки медленно вытянулась, и она откинула голову назад. Глубокие чёрные глаза уставились на меня. Я сглотнула. Раскрыв свою пасть, потому что назвать это ртом было очень трудно, она издала пронзительный неприятный крик, держащийся на самых высоких нотах, и Низшая переползла по балке к центру комнаты. Расправив крылья, она спикировала на пол и осталась на четвереньках. Её повадки были далеки от человеческих. Животное. Истинное, голодное животное. Даже не смотря на сходство с человеком. Будь она живой, то за ней бегало бы множество мужчин. Но она была давно мертва. Причём не просто «умерла своей смертью» — от болезни или ещё чего-то. Её убили. Причём жестоко. Те, кто не хотел покидать этот мир и стремился жить, заключали договор с Тьмой, и она возвращала их. Вот только людьми они больше никогда не будут. Да и до живых им тоже далеко. Низшие вампиры. Они питались только кровью и жизненной силой своих жертв. Боялись яркого света и солнечных лучей. Их навсегда лишали каких-либо чувств, присущих живым, и чтобы убить их — требовалось серебро или солнечный свет.

И то, и другое отсутствовало. Я осторожно продвигалась к выходу, не сводя напряжённого взгляда с Низшей. Резкие повороты головы девушки заставляли меня вздрагивать, готовясь в любой момент отразить нападение. Но та не двигалась. Она также, как и я, наблюдала, примеривалась, но не нападала. Только у самого порога я запнулась и чуть не упала. Низшая сорвалась с места и кинулась ко мне. Я не стала дожидаться, когда она доберётся до меня, и выбежала на улицу. Уже совсем стемнело, и спрятаться от Низшей я не смогла бы. Я резко обернулась и приняла боевую стойку. Ладони окутал голубой огонь, готовый в любой момент сорваться и достигнуть свою жертву.

Девушка достигла порога, но не вышла. Она билась об невидимую преграду, но не могла покинуть своего пристанища. Я расслабилась. Кто-то запер её в этой клетке, и она заманивала своих жертв в дом.

Я потушила огонь и, решив более не задерживаться возле злосчастной двери, двинулась к нужному дому. Мне уже не хотелось проверять, живёт ли тот отшельник в пустом доме или уже нет. Плевать мне было и на то, что им мог оказаться отец. Но ноги сами довели меня до порога, а рука потянулась к ручке. С виду это было старое заброшенное поместье. Тонкая ткань тюля кое-где была оборвана. Пыль устилала пол и поверхность мебели. Трудно было предположить, что здесь кто-то живёт.

Скинув свою маску, я прошла в центр холла уже в своём обычном облике. Где-то в углу мелькнула тень, заставившая меня напрячься. Если это ещё один Низший, я должна была быть готова отразить атаку. Но нет. Шеи коснулся холодный металл клинка, лишая меня возможности дёрнуться. Зато давая повод подумать, кем мог оказаться столь «гостеприимный» хозяин этого дома.



Дара Ворон

Edited: 08.09.2016

Add to Library


Complain




Books language: