Княжна из Преисподней

Font size: - +

Глава 9

(Криста)

      Когда Део ушёл, прикрыв за собой дверь, я устало опустилась на стоящий неподалёку стул. Как бы мне не хотелось впутывать в это Гедеона… и Лэрри… Но, кажется, выхода у меня не будет. Гедеон не откажется и не послушается меня. Чувство долга будет сильнее. А Лэрри… Эта упрямая ослица просто не сможет стоять в стороне. Даже не смотря на то, что в бою она может помочь только целительством.

      Я не знаю, сколько времени осталось до их удара, но я точно уверена, что эта битва заденет не только меня, но и всю Андэллу. Неспроста по городу гуляет слух об активизации войск у границы с Тёмной Империей. И странное поведение Белль. Оба случая связаны, но если Преисподня в сговоре с тёмными, значит, что-то случилось. Дедушка никогда бы не решился на такой безрассудный шаг, как война со смертными. Нет смысла их уничтожать. А объединение с тёмными… Возможно, Кирен один из самых жестоких Князей, он всегда следует правилам и законам. А нарушить запрет на общение с изгнанным родом он никогда не смог бы… Что-то произошло в самой Преисподней. Что-либо узнать у Белль я не смогу. Скорее всего, она не скажет. Эстель… Бесполезно! Этот не захочет говорить, даже не смотря на то, что помог мне. Остаётся Элердер.

      – Эл! – тихо позвала я. Хоть Посланников и не принято называть укороченными именами, я имею право делать, что хочу. Имя ведь я давала! Да и сам Элердер не против… Вроде бы. – Элердер!

      На мой зов никто не откликался. В комнате только ощутимо похолодало, но ни единого указания на присутствие Посланника не было. Я заволновалась. Поднявшись на ноги, я обернулась вокруг своей оси в надежде, что он мог оставаться в тени, на всякий случай, чтобы не пугать смертных. Но никого не было.

      – Элердер! – крикнула я, но в ответ снова получила тишину.

      – Да не кричи ты так, – на подоконнике показалась чёрная тень, из которой материализовалась чёрная кошка. Выгнувшись, она уселась, вытянув спинку и обвив лапки длинным чёрным хвостом. Её глаза-хамелеоны, менявшие цвет от настроения были ясного голубого цвета, что на чёрном фоне смотрелось великолепно. – Он выполняет мою просьбу.

      – Твою? – я недоверчиво приподняла бровь и сложила руки на груди. – Посланник Смерти, Ангел, несущий смерть всему живому, исполняет просьбу Тени?

      – Просьбу, – Эрида сделала ударение на слове и отвернулась, – а не приказ. У нас, знаешь ли, вполне дружеские отношения. Его не будет несколько дней.

      – Хорошо, – я вздохнула с облегчением. Терять такого охранника не хотелось. И хоть он не мог говорить, я его понимала, как и он меня. Эл был первым, кто помог мне пережить трудные моменты в жизни. – Как увидишь его, передай, чтобы он спустился вниз и узнал, что там происходит. – Эрида зажмурила глаза и потянулась. Понять, услышала ли она мою просьбу или нет, я не смогла.

      Уже выйдя из отведённой нам с Лэрри комнаты, я столкнулась с нимфой. Извинившись за то, что она задержалась, Лэрри всучила мне в руки стакан с непонятной жидкостью зелёно-голубого цвета и сказала, что это поможет мне расслабиться и не нервничать.

      Могла ли моя любимая подружка что-то подлить в этот… коктейль, что бы я «расслабилась» - вполне возможно. Но не со зла. Натянуто улыбнувшись, я кивнула подруге в знак благодарности. Крепко сжимая стаканы в руках, мы спустились к собравшимся в зале таверны посетителям и, дождавшись, когда Лэрри повернется ко мне спиной, отдала стакан проходившей мимо раздатчице. Ну, а что? Я, конечно, люблю эту бойкую нимфочку, но иногда боюсь. После того, как она нашу соседку за стенкой попросила полюбоваться новым видом цветочка, девочка ещё несколько месяцев икала и обходила нашу дверь у стеночки. Просто, когда она решила его понюхать, он сказал «Привееееет» и попытался куснуть её за нос непонятно откуда взявшимися зубками. В четыре ряда и точь-в-точь как у пираньи – такие же маленькие и острые. Мне-то смешно, а девочку жалко было. Это чудо природы до сих пор живёт… Но не у нас, а в медкабинете. Уж очень оно пригляделось госпоже Флоре. Особенно, когда клиент несговорчивый. Выставил перед ним цветок и всё. Клиент готов. Главное в этот момент иметь под рукой спирт.

      В таверне царил хаос, но в хорошем смысле этого слова. Представители различных расс пели и пили, а завидев нас, приглашали за свои столики. Вежливо отказываясь, мы подошли к стойке и сквозь шум голосов спросили, где Део. Стоявший в тот момент паренёк лет двадцати сказал, что хозяин ещё пару минут был в зале, а потом вышел во двор. Мы синхронно с Лэрри пожали плечами и развернулись лицом к залу.

      Смотря на улыбающиеся лица посетителей, я тоже заулыбалась. Как всё-таки сильно отличается Преисподняя от Андэллы. Улыбки? Веселье? Такого у нас никогда не было. Лэйкары чересчур жестоки для этого. Они скорее рассмеются тебе в лицо. Я до сих пор не могу понять, почему мой отец так отличается от них. А Белль? Почему появляются демоны, которым чуждо это общество? Я на половину человек, и этим всё сказано. А отец и Белль чистокровные. Неужели это свидетельствует о вырождении нашей расы? Или это новый виток нашей истории, жизни? Может, для того, чтобы нас наконец-то приняли, мы должны измениться?

      От воспоминаний об отце в груди похолодело, и я невольно потёрла плечи, как бы пытаясь согреться. С момента, как он ушел, прошло уже очень много лет и никакого упоминания… Я ничего о нём не знаю. Ни где он, ни жив ли ещё. Даже не смотря на то, что он бросил меня в том аду одну, я хочу его увидеть…

      Из грустных раздумий меня вырвал до ужаса весёлый Део, вынырнувший из ни откуда. Улыбнувшись нам и отвесив шуточный поклон, он протянул нам руки, и только сейчас я заметила три цветка лилии на его ладонях – символ бессмертия души. Зачарованные от увядания и окружённые магическим светом они выглядели великолепно. Цветок полностью закрывал собой ладони, сложенные лодочкой. А когда его мягкие, шелковистые лепестки касались кожи, по ним пробегал маленький огонёк и скрывался в сердцевине.

      Держа цветы перед собой, мы должны будем пройти по улице вплоть до площади Союзов и возложить их вокруг волшебного огня. Вечное пламя, как его здесь называли, зажигалось всего один раз в году. Само. Народ только освобождал место в центре и укладывал сушёные ветки плакучей ивы, а ближе к полуночи зажигается огонь и начинается праздник. Люди говорят, что огонь им подарили Боги. После заключения союза в центр площади ударила молния, оставив там след – неровный круг с исходившими от него, волнистыми лучами. Из интереса люди подошли ближе, а когда в небе послышался раскат грома, побросали всё, что у них было в руках, и разбежались. Кучка из разных палок и остатков домашней утвари вспыхнула огнём, и это при том, что второй раз в то место молния не била. Народ решил, что огонь священный и это послание Богов. Их благословение на счастливый союз. Проверенный магами огонь не жёг, и власти решили отмечать праздник Единства именно здесь и в этот день.

      Я не знала верить в это или нет, но каждый год огонь действительно загорался сам собой. Не было никаких колебаний и остаточной магии. Поэтому доказать, хотя бы самой себе, что это дело рук местного мага, я не могла. Но и поверить в силу Богов тоже. Где вы видели демона, верящего в божественное благословение? Правильно, нигде! Единственным покровителем лэйкаров является наш отец – Князь. И никто другой. По крайней мере, так заявляют каждому ребёнку и вдалбливают это в их маленькие головки.

      Мы вышли ровно за пятнадцать минут до полуночи. Гедеон, как кавалер, шёл между нами и отпугивал каждого, кто пытался предложить нам свою кандидатуру на ближайшую ночь. Ему было достаточно просто улыбнуться, обнажив свои клыки, чтобы претенденты вмиг разбежались в разные стороны и больше не приближались.

      Мы не спеша продвигались в потоке людей, стремящихся по быстрей оказаться на главной площади города. Фестиваль Единства для местных был чем-то вроде дня перерождения. В этот день родственники забывали старые обиды и мирились, а заключённым бракам и союзам сопутствовала удача, а дети, рождённые в этот день, редко болели и вырастали довольно талантливыми.

      Но мне всегда казалось, что всё зависело от веры самих людей. Они наполняли этот день таинственной атмосферой. Каждый из них верил, что этот день принесёт им нечто удивительное и исполнит их мечты. Не замечая этого, они сами создавали своё счастливое будущие.

      Когда мы оказались на площади, протолкнуться было не возможно. Нам пришлось чуть ли не распихивать горожан, чтобы пробраться к огню и положить лилии на камень, окружавший будущее пламя. Аккуратно возложив лилию, я выпрямилась и обернулась… И в этот момент мне показалось, что я увидела знакомое лицо в толпе. Хотя, я тут уже не первый год, и вполне возможно, что здесь есть мои хорошие знакомые.

      Когда моего запястья коснулись горячие маленькие ручки, я не испугалась. Просто обречённо вздохнула и обернулась. Рядом стояла запыхавшаяся, но довольная Олета. Точно в таком же костюме, как я, но с закрученной на манер короны косой и украшенной лентой, и с раскрасневшимися щеками.

      – Я тебя по всей площади искала, – отдышавшись, сказала девушка. – Скоро наш выход.

      – Может, всё-таки не надо? – в надежде образумить девушку сказала я. Та, посмотрев на меня, как удав на мышь, перехватила мою руку и потащила куда-то в сторону. Только через некоторое время я заметила, что в стороне стояли девушки в таких же костюмах. Они весело о чём-то переговаривались, кто-то помогал подруге с причёской, а остальные следили за толпой.

      Оказавшись возле группки девушек, я невольно растерялась, когда восемь пар глаз резко уставились на меня. Я, может, и привыкла к повышенному вниманию. Но в этот момент мне действительно стало немного… страшно. Женщина в гневе – вещь страшная, а когда их восемь и у них общий враг – ещё страшнее.

      – Девочки, это Криста. Я вам о ней говорила, – начала Олета, а я слегка передёрнула плечами. Если вдруг они ополчатся против меня, надо быть готовой. Мало ли… Хотя, почему я думаю о плохом, я не знаю, но готовой надо быть в любом случае. Мне ещё потом смываться придётся, пока Олета ещё чего-нибудь не придумала. – Она маг из Ориониуса, и сегодня она в нашей команде. Любить и не обижать. Я прослежу, – девушка пригрозила пальчиком и обернулась ко мне. – Наш выход через десять минут. Не волнуйся, всё будет хорошо. Движениям я тебя научила. Они же нетрудные. А там просто начнёшь вытягивать народ в центр. Остальные сами подтянуться, когда начнётся пляска.

      Я неуверенно улыбнулась и кивнула девушке. А что я ещё могу сделать?! Только повиноваться и исполнять.

      К мою великому счастью, реальность оказалась не такой страшной, как ожидание. Когда Олета подхватила меня под руку и повела к центру площади, туда, где располагалось пламя, заиграла музыка. Нам предстояло станцевать вокруг костра до момента, пока то не сменит свой цвет на голубой, а потом и белый.

      Скрипка, как хрупкая девушка, создавала своей партией в воздухе ощущение полёта, а подыгрывающая ей гитара выступала в роли сильного партнёра, поддерживая её. Мы танцевали в парах, отбивая стук подошвой туфель о камни и держа руки на поясе. Разворот вокруг своей оси и мы с Олетой меняемся местами. Я не знаю, когда именно на моём лицо расцвела улыбка, и, глядя на весёлую подругу, мне хотелось смеяться. Высоко поднимая колени, мы невольно приподнимали края юбок, благо, те были достаточно длинными, чтобы не показать ничего лишнего. Когда вступила волтана, аналог заморской волынки, только с тремя трубками и меньше размером, началось истинное веселье. Новый поворот, мы с Олетой лицом к лицу, взявшись за руки, продолжаем танцевать. Новый поворот. Я и ещё три девушки поднимаем руки вверх и проворачиваемся раз пять, пока не останавливаемся и не начинаем вытаскивать в центр весело хлопающих зевак. К этому моменту я замечаю, что вместе с нами уже танцевало несколько горожан.

      Мотивы сменяются один за другим, давая людям насладиться моментом. В этом пропитанном жаром человеческих тел воздухе уже не было различий между людьми. Практически возле костра танцевала пара – молодого булочника и феи. И, по всей видимости, парня не смущали полупрозрачные крылышки за спиной его партнёрши и то, что, затанцевавшись, она могла взмыть над землёй на несколько сантиметров. Или же аристократ до мозга костей в n-поколении с простой крестьянкой. Думаете, раньше бы он обратил на неё внимание? Нет. А здесь и сейчас границы между сословиями были стёрты. Сейчас мы просто жители одной страны, ради которой наши предки проливали кровь, чтобы подарить и обеспечить нам счастливое будущее.

      Со сколькими партнёрами я танцевала, я уже и не вспомню. Да и какая разница? Важно-то не это. Музыка, исполненная искусными музыкантами, пронизывала насквозь. Она дарила лёгкость и покой, она завораживала и пленяла, лишая возможности уйти от неё.

      Кое-как распрощавшись с очередным партнёром, глубоко дыша я отошла в сторону. Всё тело горело, волосы прилипли к лицу, но мне хотелось ещё танцевать. В прошлые годы я не особо участвовала в гуляньях, отсиживаясь где-то в сторонке. А сейчас я поняла, как много я потеряла.

      – Хороший праздник, – раздалось над ухом, заставив меня резко обернуться и чуть не упасть, столкнувшись нос к носу с Андре. Одно хорошо, что мужчина вовремя сообразил и поймал меня, притянув к себе. – Надо быть аккуратней, госпожа Джексон. Или сегодня можно называть вас исключительно – Криста?

      – Так вам вроде и не запрещалось, – я пожала плечами и осторожно высвободилась из объятий брюнета. Андре заметил мой манёвр, но сделал вид, что это не так важно.

      – Я видел, как вы танцевали. Честно, не ожидал вас там увидеть, – мужчина улыбнулся и слегка прищурил глаза. Возможно, у меня уже развилась паранойя, но меня снова преследовало чувство, что я ошиблась. Банально ошиблась, и сейчас передо мной стоит другой брат! Они близнецы! И вполне вероятно же, что они могли поменяться местами. Вот только вопрос «Зачем?» или, как говорят мои сокурсники, «На кой?» так и остаётся открытым. Тогда в гостевой комнате был Филипп. Это точно. А в кабинете директора его брат, Андре. Я уверенна в этом! Ай, Криста, очнись, к тебе тут обращаются, а ты о ерунде думаешь! – Криста!

      – Что? – я встряхнула головой и сфокусировала взгляд на мужчине. Он удивлённо приподнял бровь, но промолчал. Видимо, не один и не два раза меня звали.

      – Вернитесь к нам, – насмешливо произнёс тот.

      – Вы сегодня какой-то другой, – пропуская мимо ушей его фразу, выпалила я. Мужчина будто напрягся. Он сделал шаг назад и внимательно посмотрел на меня. Я передёрнула плечами. Взгляд брюнета мне не понравился.

      – Я не выспался, – коротко ответил он. Я хотела возразить, но была перебита. – Не откажите мне в танце? – Спрятав одну руку за спиной, он протянул мне вторую ладонью вверх и выжидающе на меня посмотрел.

      Отказаться? Не выйдет! Если я откажусь, значит, нанесу ему оскорбление. И даже не смотря на то, что я маг, а для нас этикет не писан, репутацию подпорчу основательно.

      Улыбнувшись, я кивнула и вложила свою руку в его…

      Так легко и свободно я чувствовала себя только один раз – на балу в загородном доме Эшборнов в честь дня рождения госпожи Аманды, матери близнецов. Чувство полёта обволакивало мою душу, как кокон, возвращая меня в дни минувшего прошлого.

      Когда его рука оказалась на моей талии, я невольно вздрогнула. Но, кажется, он этого и не заметил. Мы кружились в весёлом танце, не особо отличавшемся по ритму от предыдущего, и с наших лиц не сходили улыбки.

      Я чувствовала, что спину прожигает чей-то взгляд, и во время очередного поворота наткнулась на внимательный взгляд Део. На меня он смотрел немного встревожено, а на Андре – настороженно.

      «Осторожней!» – пронеслось в голове. Услышав голос друга, я даже сбилась с шага.

      «Уйди, голос в моей голове! Не мог более удачный момент найти?» – ответила я. Всё-таки не очень удобно улыбаться, танцевать, ещё и дискуссии с противным вампиром разводить.

      «Он мне не нравится, Рина» – прошипел мужчина.

      «Я бы больше удивилась, если бы ты сказал обратное!» – съязвила я.

      «Рина!» – воскликнул тот, заставив меня рассмеяться и заодно получить немного удивлённый взгляд от партнёра по танцу.

      «Не шипи! В чём проблема?»

      «В его мыслях»

      «И? Неужели наш герцог думает о чём-то непотребном?» – наигранно ужаснулась я.

      «Нет. Я вообще не знаю, о чём он думает. И это не блок» – опередив мой вопрос, ответил Део. – «Там пустота. Будто он и не думает вообще. А ты сама знаешь, не думать не получается»

      «Хорошо,» – только и ответила я, закрывая свой разум от постороннего вмешательства. Его Величество решил защитить своих племянников? Интересно, а есть от кого?

      – Криста, я всё же хотел узнать истинную причину вашего отказа, – приблизившись, сказал мужчина. Если смотреть со стороны, то его действие не вписывалось в каноны этикета. Ну не позволительно, чтобы непомолвленные мужчина и женщина практически соприкасались щеками.

      – Я, кажется, вам уже ответила. У меня есть человек, которому я поклялась в верности и нарушать эту клятву не намерена, – немного жёстко ответила я. И ведь не соврала. Мы давали клятвы, только вопрос заключается в другом – соблюдает ли он её. Хотя это уже и не важно. Только от мысли, что у Филиппа может быть невеста или даже жена, на душе становится тяжело и неприятно.

      – Вы так любите своего… возлюбленного? – спросил мужчина, не сводя с меня своего взгляда.

      – Люблю, – грустно ответила я.

      – И всё же, – продолжал допрос Андре. Мне, кажется, или раньше он не был таким упрямым? Хотя нет, был. И пока ему не ответишь, он не успокоится.

      – Вы не отстанете, пока я вам не отвечу? – герцог улыбнулся и кивнул. – Хорошо. У нас есть слух-легенда. Не знаю, как её назвать… Примета. Если девушка согласится на приглашение не обремененного отношениями мужчины на фестиваль, то это значит, что она принимает его чувства и отвечает взаимностью.

      – Но вы же пошли вместе с вашим другом, вампиром, который уже несколько минут пытается сжечь меня взглядом, – насмешливо произнёс тот. Возразить было не чем. Хотя…

      – Гедеон влюблён, поэтому для меня он не представляет опасности. Его больше привлекают блондинки, – начала я и осеклась. Я тоже блондинка! Сейчас! Выход нашёлся очень быстро, - с острыми ушками. Как Лэрри, например.

      – Вампир влюблённый в нимфу? – в этом вопросе было столько удивления, что мне захотелось возмутиться. Расизмом попахивает, дорогой герцог!

      – А что в этом такого странного? Вы имеете что-то против? У нас свободная союзная страна! – я вырвалась из объятий мужчины и сделала шаг назад. – Спасибо за вечер, герцог, но мне пора.

      Развернувшись, я стала проталкиваться сквозь толпу народа по направлению к таверне Део.

      – Криста, – окликнули меня и преградили путь. Андре выглядел взволновано. – Извините, если обидел вас.

      – Вы меня не обидели, – спокойно ответила я. – Только не затрагивайте больше эту тему. И не забудьте. Завтра вы сопровождаете меня на кладбище. Рано утром я буду ждать вас у входа в таверну Гедеона.

      Обойдя мужчину, нечаянно задев его плечом, я на автомате дошла до таверны Део и поднялась в предоставленную нам комнату.

      Погружённая в полумрак она встретила меня тишиной. Обессиленная, я распустила волосы, подошла к кровати и фактически упала на неё. Волосы веером разлетелись вокруг головы, ленты ещё на подходе к кровати упали на пол. Прикрыв глаза, я вспоминала тот день, когда приблизилась к статусу герцогини.

      «Эйвелин, я обещаю тебе, я сделаю всё, чтобы ты была счастлива. Даже если мне придётся вызвать на дуэль твоего жениха из прошлой жизни. Меня не волнует то, чем ты жила раньше. Всё в прошлом. Я люблю тебя, моя дорогая герцогиня Эшборн. И буду любить, пока смерть не разлучит нас…»



Дара Ворон

Edited: 08.09.2016

Add to Library


Complain




Books language: