Княжна из Преисподней

Font size: - +

Глава 12

(Криста)

Шесть лет назад, когда я оказалась в тёмном и абсолютно тихом лесу, я вначале подумала, что всё провалилось. Возможно, защитный барьер откинул меня на несколько миль от колодца, и сейчас я всё ещё нахожусь в Преисподней. Но когда я вышла из гущи леса на вполне просторную поляну, то поняла, что ошиблась. Огромная серебристая луна, возвышавшаяся над кронами деревьев, выглянула из-за тучи и залила всё вокруг своим светом, позволяя рассмотреть место, куда я всё-таки попала.

Когда откуда-то сбоку я услышала хруст веток и обернулась, мой внутренний демон активизировался. Вокруг меня закружилось голубое пламя, готовое в любой момент кинуться на своего врага. Появившийся из тени дерева мужчина заставил меня невольно отступить назад. Его стальные глаза заставляли чувствовать себя загнанным хищником животным. Но добродушная и искренняя улыбка успокаивала.

Тогда он показался мне немного странным. Что нормальный человек может делать посреди леса глубокой ночью? Я — не в счёт. Я человек только наполовину.

 — Леди, не волнуйтесь, — произнёс он, держа руку на сердце. — Я не причиню вам вреда. Как вы здесь очутились?

 — Я, — начала я после недолгого молчания и задумалась. А что я могу ему сказать? Не расскажу же я, кто я на самом деле? Хороша была бы конспирация. — Я не знаю, — придав своему лицу растерянный и испуганный вид, я убрала огонь и обняла себя за плечи. — Я очнулась на земле у дерева. Одна. Вокруг было темно, и я очень испугалась, — остановившись, я прикрыла лицо руками, пряча несуществующие слёзы. Я дрожала от холода, но со стороны это выглядело, будто я плачу. И это было мне на руку.

Когда мои плечи накрыла плотная ткань сюртука, я подняла на мужчину «испуганные» глаза. Мужчина выглядел обеспокоенно, а его взгляд был полон решимости помочь бедной девочке, то есть мне. Я про себя усмехнулась. Это была моя возможность зацепиться в этом мире и спрятаться от поискового отряда, и я намерена им воспользоваться.

Если бы я тогда знала, чем для меня обернётся эта история, то сбежала бы. Не важно куда! Я бежала бы стремглав от него и никогда не согласилась бы посетить поместье его семьи. Но природа не одарила меня силой предвидения, и я просто следовала по пути, который предоставила мне Судьба.
 

***


Когда, приобнимая меня за плечи, мужчина, представившийся мне Андре Эшборном, вывел меня к дороге, пролегающей через этот самый лес, я увидела карету. Несколько человек столпились у заднего колеса и о чём-то громко спорили, но при нашем приближении затихли и обернулись.

Пока мой сопровождающий беседовал с мужчинами о состоянии кареты, я решила осмотреть её.

С того момента, как я последний раз видела земное средство передвижения, прошло не мало лет, и я успела подзабыть их устройство.

Оббитая чёрно-синим бархатом и запряжённая четвёркой вороных коней она ясно давала понять, что её хозяин достаточно богатый человек. Шпили на крыше кареты и герб в форме четырёхлистного клевера с короной были выполнены явно из чистого серебра. И хоть я плохо помнила гербы знати Андэллы, я точно могла сказать, что клевер и корона — это отличительные знаки королевского дома. Тут мне следовало бы подумать об этом, но я решила, что поддержка королевского дома мне не повредит.

 — Прошу, — произнёс Андре, открывая передо мной дверь кареты. С заправленной за ухо прядью тёмных волос мужчина выглядел очень юно. Но меня заинтересовало не это. В лунном свете у мочки его уха что-то блеснуло, и я присмотрелась. Это оказалась серьга с подвеской, что немало меня удивило. Моряк? Редкое явление среди аристократов. Не в том смысле, что они не выходят в море на кораблях. Чаще всего аристократы выступают в роли капитанов. А подвеска у Андре свидетельствовала о том, что он работал наравне с обычными моряками. И его приняли. Поблагодарив его кивком, я воспользовалась предоставленной мне рукой для поддержки. Обивка салона тоже была из голубого бархата, а мягкие подушечки на сидениях добавляли капельку уюта. Забравшись вслед за мной в салон, Андре уселся на соседнее сидение. Он молча смотрел на меня, пока карета не сдвинулась с места, и продолжал молчать ещё на протяжении какого-то времени. Видимо, собирался с мыслями или подбирал слова. — Я так и не спросил, как вас зовут, — произнёс он, вздохнув.

 — Ааа, — протянула я, задумавшись. Мысли разбегались. Я перебирала все знакомые мне земные имена, пока меня не осенило. — Эйвелин. Я помню это имя.

 — Об имени рода я могу вас не спрашивать? — с грустью в голосе спросил мужчина. Я кивнула. Умный мальчик. Врать много не надо, он сам всё придумает. — Вы не волнуйтесь. Я обещаю Вам, что найду тех, кто напал на вас, и помогу найти родных. Уверен, увидев их, вы всё вспомните.

Я благодарственно улыбнулась и, отодвинув шторку, выглянула наружу. Мимо проплывали деревья и кусты. Заметив мелькнувшую тень за первым рядом деревьев, я облегчённо вздохнула. Когда мне на плечи легла ткань сюртука Андре, я почувствовала, как Эрида, перебирая лапками, спустилась по моей спине и скрылась в траве. Я знала, что она была где-то рядом, но, когда увидела бегущую за каретой пантеру, на душе стало легче. Всё же я привыкла к её присутствию в своей жизни и не видела её без Эриды.

Мы в полнейшей тишине доехали до поместья семьи Андре и нарушили молчание, только оказавшись в доме. Во время поездки я ловила на себе заинтересованные взгляды, но мужчина ни разу ни о чём не заикнулся.

Когда карета остановилась и стих цокот копыт, я услышала стук каблуков, и дверь распахнулась. Кивнув мне, Андре вышел первым и кого-то поприветствовал. Я не особо тогда обратила внимание на разговоры челяди. Воспользовавшись поданной рукой Андре, я приподняла подол платья и, аккуратно ступая по ступенькам, вышла. Семейное поместье Эшборнов завораживало. Величественное здание из серого камня, фасад которого был увит стеблями непонятного фиолетово-алого растения с маленькими беленькими цветочками.

Мы поднялись по широким мраморным ступенькам, обогнув колонны, и вошли в здание, двери которого уже успели открыть. В холле нас встретил невысокий седовласый мужчина в чёрном костюме и в белоснежных перчатках. Первая мысль, которая меня посетила в тот момент — дворецкий. И я не ошиблась. Низко поклонившись, мужчина попросил следовать за ним. Андре тогда успокаивающе мне улыбнулся и сжал мою руку, сообщая, что он рядом и мне нечего бояться.

Я ему поверила. Но всё-таки мне было неуютно под внимательным взглядом госпожи Эшборн. Высокая стройная женщина сидела в кресле у камина, укрытая шерстяным пледом, и, когда мы вошли в зал, она поднялась на ноги, отложив плед на подлокотник. С первой секунды знакомства с этой женщиной я почувствовала, что с ней нужно быть осторожней. Она была магом. Возможно, несильным. Но она вполне могла заметить некие отличия в моей ауре. Всполохи голубого пламени, которое всю нашу жизнь окружает нас, как кокон, с примесью тьмы. Я наблюдала за тем, как эта женщина подходила к нам. Как остановившись напротив, она обняла своего сына и только потом, обменявшись с ним любезностями, обернулась ко мне.

 — Кто твоя прекрасная гостья? — спросила она, сложив руки вместе у груди. В её голосе не было холода, который я ожидала услышать. Но и особой любви он тоже не излучал. Она просто была любезна со мной, как и другая любая хозяйка.

 — Матушка, — начал Андре, смотря на женщину. Заправляя светлую прядь волос, выбившуюся из причёски, за ухо, она перевела взгляд стальных глаз на сына, иногда поглядывая на меня, — я встретил эту девушку по дороге домой. Кто-то напал на её экипаж и ограбил…

 — О Господи! — всплеснула руками она.

-… Я не смог бросить её там и пригласил к нам, — продолжал тот. Посмотрев на меня, он обнял меня за плечи. — К сожалению, она ничего не помнит. Кроме своего имени. Надеюсь, пока я буду разбираться с этой проблемой, ты позаботишься о ней.

 — Не волнуйся, милый, — ответила она. — Я присмотрю за ней. Как вас зовут, милочка?

Я прикусила губу, кидая слегка растерянный взгляд на Андре. Но тот лишь сильнее сжал плечи, пытаясь подбодрить. Значит, отвертеться не получится. Что же! Продолжаем играть бедную и несчастную!

 — Эйвелин, — спасибо, бабуля, за своё имя! Хоть что-то земное я смогла вспомнить. Оно как раз распространенное в этих краях. Я до сих пор в шоке от того, что смогла вспомнить имя моей бабушки по матери.

 — Меня зовут Даниэль. Чувствуй себя как дома.

 — Благодарю, госпожа Даниэль, — ответила я, отвесив ей реверанс.

 — Просто Даниэль, и можно без официальностей. Пойдём, — она протянула ко мне руку и улыбнулась, — я покажу тебе твою комнату.

Улыбнувшись ей в ответ, я поклонилась Андре, который в этот момент приложил руку к сердцу и тоже отвесил мне поклон, и направилась за Даниэль. Мы прошли через холл и завернули к лестнице, ступеньки которой были накрыты голубоватой тканью. Деревянные перила были укрыты тканью такого же цвета — мягкая на ощупь, со слегка шероховатой поверхностью. Придерживая юбку платья, я аккуратно и тихо ступала по ступеням, не выпуская из виду Даниэль. С высоко поднятой головой и истинно величественной осанкой эта женщина всем своим видом подтверждала статус герцогини. Она остановилась, подозвав к себе девушку-горничную, и, попросив её о чём-то, отпустила. Она изредка оборачивалась, наверное, проверяя, иду ли я. Я честно чувствовала себя неуютно в новом месте. Даже не смотря на то, что на какую-то часть себя я была человеком. Воздух душил меня, лишая возможности здраво соображать. Перед глазами мелькали тёмные тени, но они исчезали, когда я прикрывала глаза и встряхивала головой. Поверхность, как всегда называли это место лэйкары, будто отвергала меня. Этот мир больше не считал меня частью себя. Для этого мира я не была больше одним из его детей, как было раньше.

Оказавшись в выделенной мне комнате, я сразу присела на ближайший мягкий пуфик и приложила руку к груди. Сердце бешено колотилось, грудь быстро вздымалась и опускалась из-за частого дыхания. Я даже не сразу сообразила, что Даниэль стоит рядом и обеспокоено смотрит на меня.

 — Милочка, как вы? — спросила она. — Вы побледнели, — я подняла на неё уставший взгляд. Подхватив меня под локоток, она довела меня до большой кровати и, усадив меня, присела рядом. — Вы пережили сильный стресс. Вам нужно отдохнуть. Поспите. Я могу попросить горничную, она наберёт вам воды в ванную, чтобы вы расслабились. Хотите? — Я кивнула. — Я сейчас её позову. Отдыхайте, Эйвелин.

Поднявшись на ноги и шурша юбками, женщина удалилась, оставив меня одну в комнате. Пересев на край кровати, я облокотилась на перила и обхватила руками балку балдахина.

 — Должно пройти время, чтобы тебя приняли, — тихим голосом сказали позади меня. Я не обернулась. По холодному ветерку, коснувшемуся моих голых плеч, я поняла, что Эрида уже здесь. Как обычно она бесшумно и незаметно оказалась в комнате именно в тот момент, когда была нужна.

 — Правильно ли я сделала, Эрида? — спросила я, продолжая сидеть с прикрытыми глазами, не меняя позу.

 — Ты сбежала от привычной жизни. Решила начать всё с чистого листа. Без привилегий, почёта, дорогих вещей и украшений… — Эрида замолчала, заставляя меня занервничать. — Я не знаю. Мне это не нужно.

 — Эри! — прикрикнула я, всё же оборачиваясь к пантере. Свернувшись калачиком, как кошка, она облокотилась на одну из маленьких подушек и вылизывала лапу. Поймав мой взгляд, она опустила её на покрывало и внимательно посмотрела на меня.

 — Ты сама это решила. Это твой выбор. Что я должна тебе сказать? — не открывая рта, промолвила она.

 — Подбодрить, например, — съязвила я.

 — Тебе это нужно. Ты привыкнешь. Вот увидишь. По большей части ты дитя Поверхности, а не Преисподней.

Я усмехнулась. И ведь не поспоришь. Тени видят тебя на сквозь.

Когда в дверь постучали, Эрида нырнула в тень под кровать, а вошедшая горничная сообщила, что пришла подготовить мне воду, и скрылась за тяжёлой деревянной дверью, за которой, наверное, скрывалась ванная комната.

Уже когда девочка-горничная вышла и сообщила, что ванная готова, и она может мне помочь, я отпустила её. Никогда не любила посторонних во время принятия водных процедур. Некоторые мои кузины и их родственницы всегда зовут с собой горничных, что бы те натёрли их тела маслами и вымыли длинные волосы. Я же никак не могла этого понять.

Развязав шнуровку на корсете, я скинула платье на пол и подошла ближе к ванной. Мраморная чаша, стоявшая на позолоченных ножках в форме витых стеблей лианы, которые переплетались между собой. Аккуратно коснувшись пальцами поверхности воды, я отдёрнула руку и прижала её к груди. Холодноватую сделали. Заплясавшее на кончиках пальцев пламя преобразилось в огненный шарик и опустилось на поверхность воды, полностью погрузившись в неё. Не прошло и минуты, как комната наполнилась паром, а вода зашипела.

Я опустилась в приятно согревающую кожу воду и блаженно прикрыла глаза. Кончики тёмных волос утопали в воде, а волоски у лба и висков начинали виться.

 — Рина, что ты будешь делать с Кирином? — спросила Эрида, проскользнувшая в комнату и усевшаяся на край ванной.

 — Может, сейчас не будем о плохом? — скривившись, спросила я. — Я только начала забывать об этом.

 — Тебе всё равно придётся вернуться к этому, — не отставала пантера.

 — Вернусь, — ответила я и позже притихшим голосом добавила: — Потом.



Дара Ворон

Edited: 08.09.2016

Add to Library


Complain




Books language: