Княжна из Преисподней

Font size: - +

Глава 1

(Криста)

— А-а-а-а-а-а, на нас напали! — раздался громогласный ор на всю комнату. Подскочив на кровати, я машинально создала огненный шар и повертела головой в поисках опасности. Моя соседка по комнате — Лэрри, сидела на своей кровати с не менее встревоженным лицом и тоже искала источник шума. Им оказалась никто иная как моя любимая чёрная кошка. Величественно восседая на подоконнике на мягкой подушечке, она потянулась и стала умываться, как ни в чём не бывало.

      — Эрида, у тебя совесть есть?! — возмутилась я, понимая, что эта паршивка разбудила нас просто так. И ладно бы в будний день, но сегодня же суббота! Лэрри пожала плечами и, откинув край одеяла, направилась в ванную комнату. Она часто уходила туда, когда я ругалась со своей питомицей. Лэрриан лес Айтур — нимфа из Великого леса. Не знаю, каким чудом я подружилась с этим белокурым наивным ангелом. Но начиная с церемонии посвящения, на которой мы собственно и познакомились, мы были не разлей вода.

      Она тогда прибыла сразу на церемонию и никого из присутствующих не знала. Империя Союзных Республик только подписала договор с Великим лесом и в Ориониус были отправлены студенты по обмену, в число которых и вошла моя подруга. Она отстала от своих соотечественников и была загнана в угол в буквальном смысле этого слова старшекурсниками, и тут неподалеку оказалась я. Это была чистая случайность, но я о ней не жалею. Конечно, она ещё долго от меня шугалась после показательно выступления «расправа над неверными», но по прошествии нескольких часов успокоилась и сама наладила отношения. Ангел и Демон — как нас называли. И ведь в чём-то адепты академии Ориониус были правы, давая нам эти прозвища. Только они не знали, насколько правы.

      — Сама же знаешь ответ. Зачем спрашиваешь? — ответила кошка так, будто сотый раз объясняла мне, сколько будет два плюс два. Я прищурила глаза, но ничего ей не сказала. А бесполезно! Прожив со мной в общежитии академии четыре года, эта бестия в конец обнаглела и забыла, какой статус я имею в Преисподней. Хотя, имею ли? То, что дедуля никого за мной не послал и не пытался меня вернуть все эти годы, ещё ничего не значит. А разве я расстроюсь, если вдруг перестану быть наследницей? Не-е-ет! Только обрадуюсь!

      Плюнув на эту заразу, я поднялась с постели и решила привести свои волосы в порядок, пока моя любимая соседка по комнате заняла собой ванную комнату. Опустившись на стул возле единственного трюмо в комнате — больше сюда не влезло, я посмотрела в своё отражение. За моей спиной находилась скромная комнатка общежития нашей академии. Две одноместные кровати у стен. Большое окно, занимавшее часть стены, подоконник, который занимала Эрида и растения Лэрри. Как ни крути она была Природником. Лёгкие, воздушные шторы вздымались от каждого дуновения ветра из приоткрытой створки. Стол возле окна, служивший нам и рабочем местом, и обеденным. Шкаф с вещами находился возле противоположной стены. Высокий, до потолка, из старого дуба, он пережил уже не одно поколение студентов, но всё ещё ответственно нёс свою службу.

      Я повертела головой, не сводя взгляда со своего отражения, и улыбнулась. Интересно, а кто-нибудь бы узнал меня? Всё дело в том, что перед поступлением я провела обряд, меняющий внешность человека. Окончательно измениться я не смогла, общие черты с Княжной Преисподней Кристариной проскальзывали и если бы появился кто-то из знакомых, то мог бы заподозрить, но и отличия присутствовали. Иной цвет волос — светло русый, практически золотой, более мягкие черты лица вместо заострённых скул, пухлые щёчки и губы, широкий лоб, даже цвет ауры другой.

      Расчёсывая вьющиеся волосы, я слегка кривилась. И какой демон заставлял меня делать их такими?! Нет, мне захотелось именно вьющиеся, как у мамы!

      Расчёска замерла в воздухе, я отстранёно посмотрела в зеркало. Какое сегодня число? Кажется, седьмое августа. Мамина годовщина через три дня. Я вздохнула и опустила руки на колени. Ночная сорочка мягкого персикового цвета была ниже колен, но в сидящем положении поднималась и оголяла колени и часть бедра. Зная, что такая одежда не прилична в нашем обществе, я всё равно выпросила у Лэрри и для себя комплектик — сорочка и шортики. Подумаешь! Я же не по общежитию в нём буду гулять, я в нём сплю! А у нас чисто женская компания. Не считая ласку Лэрри — Дэми отдельный вариант и в некоторых случаях мы его и за мужчину не считаем. Зато при выборе обновок он хороший советчик, как ни странно.

      — О чём задумалась, Криста? — раздался звонкий голосок подруги за спиной и её ручки опустились мне на плечи. Положив одну свою руку поверх её, я улыбнулась.

      — Да так. О трудностях бытия.

      — Какой кошмар! Это надолго! — притворно ужаснулась девушка, прикладывая ладошки к розовым щёчкам и открывая глазки от ужаса. Я развернулась и шлёпнула нимфу расчёской по мягкому месту. — Эй! Осторожней! Всех женихов мне отобьёшь! Ко мне и так давно никто не подходит из-за твоих воспитательных работ с Бритом с третьего курса.

      — Я ничего не делала! — я невинного похлопала ресницами и подняла руки. — Я лишь сказала, что если это серьёзно — милости прошу, но если это игра или спор, то я его закопаю на городском кладбище, а потом собственноручно подниму и сделаю своим рабом.

      — Ты забыла? Рабство в Империи отменено уже несколько тысячелетий, — напомнила подруга, пригрозив пальцем.

      — Ну, так он же зомбиком будет. А здесь нет ничего противозаконного, — я обиженно отвела глаза, и отложив расчёску, сбежала в ванную, пока наша поборница справедливости снова не начала читать мне нотации.

      Люблю ли я свою новую жизнь, спросите вы? Да! Я её обожаю! Живя в Преисподней у меня не было того, что я имею сейчас. Друзья, уважение адептов и преподавателей. Не зря же я одна из лучший студентов нашего курса. И я намерена удерживать свой статус до окончания академии. А это случиться уже через полтора года. Я мечтательно закатила глаза. Как всё-таки быстро летит время. Вот только вчера я ступила на порог Ориониуса и подала документы на зачисление. Экзаменаторы проверили мои способности и приняли меня. И сейчас я уже в шаге от того, чтобы получить диплом об окончании академии. А это значит, что я уже практически шесть лет не появлялась дома и не видела любимую Белль и, так и быть, Эстеля. Как бы странно это не звучало, но он мне помог. Шесть или всё же семь? Считать ли те полгода, проведённые в загородном поместье того мужчины? Нет! Я их вычеркнула и точка!

      — Ты скоро? Заснула что ли? — послышался крик из-за двери.

      — Уже иду! — крикнула я в ответ. Приняв душ и умывшись, я выбежала в комнату. Выбор сегодняшнего наряда был труден. Вроде мы и в общежитии академии, но занятия начнутся только с понедельника. И надевать форменное платье как-то не хотелось.

      Отыскав в шкафу зауженные к низу чёрные брюки, я надела белую рубашку, попросила Лэрри помочь зашнуровать коричневый кожаный корсет и зацепила волосы на затылке двумя шпильками. А в сумме с высокими сапогами на каблуке это смотрелось вполне прилично. Для магичек это вполне нормальная форма одежды в нашем обществе. Хоть строгие дамы в возрасте до сих пор вздыхают и охают при виде девушек в брюках. Ведь «это так не прилично»!

      — Пошли? — спросила я. Лэрри решила ограничиться форменным платьем академии. Собственно платьем служила обычная расклёшенная чёрная юбка, галстук и белая блузка с нашивкой эмблемы академии — белый сокол, вздымающийся в небеса и окружённый цветами голубого гиацинта. Свобода и сплочённость государства. Иногда мы одевали ещё и жилеты с беретами, но редко. Волосы же девушка заплела в косу, не забыв вплести в неё цветы, и перекинула через левое плечо.

      — Угу, — кивнула подруга, и мы покинули нашу комнату под возмущенные восклицания чёрной красавицы. Она, видите ли, тоже хотела погулять! Если бы не орала с утра пораньше, мы бы и взяли её, но теперь это будет её наказанием.

      Как и ожидалось, в коридорах общежития было ещё тихо. Те, кто уже приехал мирно посапывали в своих кроватях. А с остальными и так понятно… Выйдя из здания общежития, находившегося на окраине территории академии, направились к библиотечному корпусу. Как сказала Лэрри, лучше сейчас забежать туда и взять лучшие книги, чтобы позже не довольствоваться объедками.

      Милая заведующая библиотекой, госпожа Амелин, женщина не старая, но уже с проявившимися морщинками и сединой в волосах, улыбнулась нам, завидев на пороге, и кивнула в сторону длинного стола в читальном секторе, находящемся между двумя стеллажами.

      Помещение библиотеки было не просто большим, оно было огромным. Коридор, пересекавший всё помещение, с высоким полукруглым потолком. Стеллажи с книгами располагались по обе стороны коридора и занимали все семь этажей. Если поднять голову и смотреть вверх, то можно было увидеть небо. Облака проплывали над тобой. Казалось, что ты летишь, дотрагиваясь до мягких облачков. Но при этом неистово начинала болеть и кружиться голова, и ты медленно оседал на пол. Таково было побочное действие заклинания расширения пространства. Внешне это было обычное двухэтажное здание, а внутри всё было по-другому.

      Получив нужные книги и спрятав их в бездонную сумку Лэрри, мы решили прогуляться по пустым коридорам великой академии. В будни и рабочие дни застать академию тихой было практически невозможно. Даже во время занятий. Кто-то да обязательно будет ходить туда-сюда. А сейчас всё было тихо и мирно. Ни адептов, ни преподавателей. Тишь да гладь!

      Холл академии встретил нас ожидаемой тишиной. До нас изредка доносились отголоски хлопков дверей или чего-то похожего. Всё же полным ходом идёт подготовка к новому учебному году.

      Прямо напротив входа, на доске объявлений весел один единственный лист, но его крупно написанный текст было видно за версту. Такие доски сейчас развешены на каждом этаже, а их всего пять. Но когда-то, по слухам, она была одна — в холле академии. На ней вывешивались важные сообщения для адептов и преподавателей. Только первые редко обращали на неё своё внимание, и на общем собрании было решено развесить их на всех этажах, чтобы адепты больше не могли сказать, что не видели и не знали. А сейчас же, на единственном листе, прикреплённом к доске, крупными буквами было написано: "Студенты, не сдавшие сессию, повешены на третьем этаже". Мы с Лэрри переглянулись и тихо рассмеялись. На эту надпись можно было бы отреагировать и более нормально, если бы не наложенная иллюзия. На довольно дальнем расстоянии её не было видно, но когда подходишь к самой доске возле тебя появлялась картинка с детским творчеством: палка, палка, огуречик, вот и вышел человечек. При этом человечек странно дёргал ножками, болтаясь на импровизированной виселице с высунутым наружу языком и глазками-крестиками.

      — Если этого умельца поймают, то ему будет худо, — сказала Лэрри, сквозь смех.

      — Я даже подозреваю, кто это может быть, — ответила я и на вопросительный взгляд подруги лишь пожала плечами. Как бы ни хотела, но сдать человечка не могла.

      — Может, вы мне откроете этот секрет, леди? — справа от меня раздался проникновенный мужской голос. И самое страшное — знакомый! Я резко развернулась и от испуга отшатнулась назад. Передо мной стоял высокий мужчина с длинными тёмно-каштановыми волосами, с собранными на затылке передними прядями и глазами стального цвета. Сюртук цвета мокрого асфальта был застёгнут только на одну пуговицу, из-под него выглядывал серебристый нашейный платок, а ноги облекали чёрные брюки. Я сглотнула. Узнать он меня не может. Но мало ли! Я не готова была видеть этого мужчину снова!

      — Здравствуйте! — первой голос подала Лэрри. — А мы вас здесь раньше не видели.

      — Извините меня за невежество, — мужчина приложил правую руки к сердцу и легко поклонился. — Герцог Эшборн. Я приехал к вашему ректору и застал в холле одиноко стоявших девушек. Что вы здесь делаете и ещё в такую рань?

      — Гуляем, — коротко ответила я, схватив подругу под руку. — А сейчас нам пора. Извините, пожалуйста, герцог!

      Обогнув удивлённого мужчину, я ринулась обратно к выходу, таща за собой притихшую нимфу. Выбежав на улицу, я свернула налево и спряталась за углом, прижав к холодному камню здания подругу. Та продолжала удивлённо хлопать глазками, а я пыталась восстановить дыхание. Почему он появился именно сейчас и через столько лет? Напал на мой след? И вообще, с чего он бы искал меня! Мы решили всё ещё четыре года назад!
Я уверяла себя, как могла, вот только орган, находившийся с левой стороны грудной клетки и называвшийся сердцем, говорил о другом. Как ни крути, но я не человек. И мой срок жизни дольше, чем у других бессмертных. Даже несмотря на то, что я покинула Преисподнюю. И всё благодаря дедуле. А он человек… И привязываться к смертным, а потом терять их… Это больно… А я не хочу испытать это чувство снова… Никогда!

      «Леди, не волнуйтесь. Вы можете полностью довериться мне...»



Дара Ворон

Edited: 08.09.2016

Add to Library


Complain




Books language: