Код: А.Н.Г.Е.Л.

Глава 2. Мятежники

Серость улиц нагоняла подавленное состояние. Грязь, давно осевшая на пустынных дорогах из-за задержавшейся сухой погоды и отсутствия ливней, чуть видно вздрагивала и поднималась под подошвами потертых ботинок. Казалось, что пыль, долгое время находившаяся в воздухе, давно заменила его и с каждым вздохом болезненно царапала горло. Этот противный цвет всего окружающего уже настолько стал привычен, что о ясной голубизне неба, блестящем ручейке и салатовой траве и вспоминать не было смысла. Из-за наполовину опустевших домов, будто после атомной войны или эпидемии, можно было подумать, что находишься в городе-призраке. Подмечая разбитые окна и пустынные дороги на несколько километров вперед, с этим суждением невозможно было не согласиться. Выпирающие трубы, проваливающиеся потолки и выбитые двери явно намекали о реконструкции зданий, но никто из правительства и подавно не хотел заниматься этим делом. После введения «Нового Порядка» люди разделились на три лагеря: те, кто против, те, кто поддерживает и которые не определились ни в один из них, сохраняя относительный нейтралитет. Последние две группы были переведены в другие районы, ближе к государству и штабам, чтобы всегда держать на виду. Противники же остались жить в брошенных зданиях. Оставшись без должных связей с правительством, они также лишись поставки еды, воды и остальных средств для выживания, что приводило к грабежам, насилию и убийствам. Мятежники были определены вне закона и вот уже несколько лет на этих людей велась охота. Цель большинства из них — переманить других на свою сторону, чтобы уничтожить SIHA и образовавшуюся систему управления. Они считают, что в Ангелах нет ничего человеческого, наоборот эти создания являются угрозой и из-за них возникают все проблемы. «Убить каждого до последнего» — вот единственное решение, которое они видят. На самом же деле, многие из противников придерживаются своих личных целей, прикрываясь «общим благом». Большинство из них желают отомстить за убийство близкого человека, другие же хотят захватить освобожденную власть в свои собственные руки, чтобы управлять народом. Но даже несмотря на частые протесты, поиски Ангелов не увенчались успехом, о прогрессе не могло идти и речи. Ярые противники Нового Порядка отчаивались, становились новыми последователями, ради собственного блага и выживания. Оставшихся можно было пересчитать по пальцам, первоначальные миллионы превратились всего в сотни тысяч, а потом уже и в тысячи, разбросанные по всей планете. Но что значило такое количество по сравнению с миллиардами? Ничего, всего лишь мусор, «критическая масса», которая совсем скоро вымрет либо из-за голода и эпидемий, либо сама себя уничтожит путем бесконечных драк ради той же еды. Поэтому, государству даже выгодно оставлять их в заброшенных зданиях, позабыв о любой гуманности или справедливости.

Поначалу привыкнуть к постоянной тишине, разбавляемой только гулом ветра или криками от побоев, было непросто. Всегда не хватало чего-то еще: шума проезжающих машин, постоянных разговоров прохожих, лая собаки, воя сирены. Звуков жизни. Ритм обыкновенной рутины, заключающейся в походе на работу и обратно домой, сменился на постоянные поиски еды. Желание выжить каждый день било в голову, заставляя подниматься на ноги, вдыхать грязный воздух и двигаться дальше.

В этот раз вновь просыпаться, смотреть на болезненные улицы было особенно тяжело. Парень лет двадцати на вид казался настолько неуместным среди серого цвета. Его кожа белоснежного цвета и осветленные до пшеничного цвета волосы казались слишком яркими на фоне этого мира. Парень не отличался особой красотой, но что-то в его сосредоточенных, но всегда грустных медовых глазах притягивало, что нельзя сказать о дерзком характере и языке, с которого постоянно норовит сорваться грубое словечко. Юнги носил потрепанную куртку военного окраса, на которой уже кое-где виднелись дырки. Цвет сильно отличался от первоначального, выцвев и приобретя такую же серость. Парень всегда прятал худощавые руки в карманах, крепко сжимая в одной ладони острый нож в случае нападения. Черные джинсы, выделявшие тонкость ног, смотрелись также весьма поношено, но все еще хорошо служили хозяину. Постоянно нахмуренное лицо выдавало обеспокоенность Мина: то ли за свою жизнь, то ли за новую возможность убить Ангела. Он ненавидел все: ненавидел этот мир за несправедливость, людей за глупость, наивность и жестокость, Бога, за то, что позволил людям сотворить с этим миром и себя за беспомощность, никчемность. Но в особенности он ненавидел всех SIHA. Юнги был уверен в том, что те манипулируют человечеством, играют на единственном самом сильном и в то же время слабом инстинкте этого вида — желание выжить. Он считал, что именно это и диктует большую часть решений, и Ангелы продолжают это эксплуатировать. Мин ненавидел их за это, хотел уничтожить и наконец-то ощутить свободу. Свободу от мыслей, от самого себя, от душащей ненависти. И проходя по пыльной дороге, он в очередной раз ощутил ее стальную хватку у себя на шее. Парень медленным шагом направлялся к себе домой, все глубже погружаясь в себя, пытаясь разработать очередной план захвата Ангела и способа узнать его слабости. Хотя, то место, где он обосновался, сложно назвать домом: очередное заброшенное здание, где можно под остатками крыши укрыться от возможного дождя. Солнца начинало заходить за горизонт, что знаменовало о скором приближении ночи, времени, когда можно хотя бы на пару секунд пропасть в вымышленном мире Морфия. Из-за голода сон пусть и казался мучительным, но все же даровал хоть какие-то силы для следующего дня.

Краем глаза Юнги заметил непонятное движение в виде темных теней у здания рядом. Это явление заставило парня оторваться от самобичевания и, сжав рукоять ножа, медленными шагами направиться в сторону опасного места. Через пару метров он увидел обыкновенную для этого места картину: двое людей в черных одеждах набросились на одного парня. Изрядное количество синяков и кровоточащих ран на его лице говорили о том, что драка идет не первые минуты, но даже несмотря на сильнейшую боль, отражавшуюся в бешеном взгляде, он продолжал давать отпор. Юнги застыл, скрывшись за огромным обломком стены, полностью закрывавшего его, и, нахмурившись, стал наблюдать за развитием ситуации. Обычно он не ввязывался в драки без особой нужны, ведь не видел смысла тратить силы на бесполезные действия, но тут что-то зацепило его, заставило остановиться и не проходить дальше. Мин так и не смог понять что именно, и продолжил задаваться этим вопросом, даже когда неожиданный порыв заставил его выйти из-за обломка и направиться в гущу драки. Парень никогда не считал себя храбрецом или героем, скорее любил все высчитывать, анализировать и прорабатывать. Спонтанные решения не входили в его рутинную жизнь, но в этот раз ситуация отчего-то была иной. Благодаря тому, что неизвестные личности в черном полностью обратили свое внимание на жертву, парень смог подобраться достаточно близко, чтобы нанести пару точных ударов в спину одного из противников. Тот, упав на колени, схватился за раны, пачкая руку и одежду в крови, истошно крича от боли и сгибаясь пополам. Шокированный, второй выронил из руки нож и на пару секунд окаменел, смотря испуганным взглядом на своего умирающего друга. По такой реакции можно было догадаться, что это не профессиональные преступники. Лишь очередные люди, желающие выжить в этом Богом забытом мире. Юнги бы хотел остановиться, но уже перешел границу и действовал как робот, отключив сознание. Замешательство противника дало возможность Мину аккуратно и точно полоснуть лезвием по его глотке, заставляя багровую жидкость фонтаном литься по шее.



DFT

Отредактировано: 14.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться