Код: А.Н.Г.Е.Л.

Глава 3. Ангел

Сокджин быстрым шагом направился в отделение наблюдения, где и должен был быть Чимин. Попутно он изучал данные и его состояние на электронной карте, схожей с обычным планшетом. Посторонний бы точно не разобрался во всем круговороте информации, высвечиваемой на экране, но Ким уже довольно долго работал с Ангелами и имел чуть ли не высшую квалификацию. Ассистентка еле поспевала за ним, но окликнуть или как-то возразить не пыталась. «Почему именно сейчас»? — раздраженно подумал он, хмурясь все сильнее и пытаясь найти очередные параметры. — «Почему именно тогда, когда все руководители тут? Не хватало же мне проблем». Просмотрев очередной блок, он вдруг обнаружил, что некоторые цифры явно слишком высоки и мигали красным цветом. Причем, такой феномен не в каком-то простом блоке, а в отделе психологической стабильности. Прикусив губу чуть ли не до крови, он пролистал еще пару страниц и, убедившись в своем предположении, выключил карту и отдал ее ассистентке. «Однажды я уже видел такое»…
— Вы уже поняли в чем заключается проблема? — спросила она удивленно, убирая аппарат в карман халата.
— Лишь предполагаю, — коротко ответил тот, открывая одну из тысячи дверей. — Пожалуйста, не говори никому о том, что будет тут происходить. Можешь прикрываться врачебной тайной. Это я тебя прошу как друг, но также как и начальник, ясно?
— Да.
Биоинжинеры оказались в просторном, белом помещении без окон. Свет резал глаза, из-за чего Киму пришлось на пару секунд закрыть их ладонью, чтобы смотреть без боли. Как только он вошел, то почувствовал продирающий шлейф химикатов, а также очистителей, которые как раз таки и должны были устранять первичный запах. Хотя, по правде сказать, Сокджин настолько привык к нему с первого дня своей работы, что воспринимал уже как обычный воздух. Наконец-то привыкнув к смене обстановки, мужчина огляделся. Практически все стояло на своих местах. Несколько длинных столов с с колбочками на них, в которых переливались растворы и концентраты разных препаратов, были чуть сдвинуты в разные стороны. Для этого бы пришлось приложить немалое количество сил, поэтому сразу стало ясно, что Ким не ошибся дверью. Вдоль всех стен располагались протяжные стеклянные шкафы и полки, также с препаратами, шприцами, коробками с растворами и тонной документов. Молодой человек сразу заметил, что некоторые их дверок шкафов были разбиты, а бумаги валялись разбросанными и помятыми на полу, что сразу вызвало о него недовольный взгляд и хмурость. «Столько работы придется проделать, убраться еще, ” — подумал он, недовольно цыкая и переводя взгляд в противоположный угол, где должны были стоять удобные кресла и маленькие столы, для написания отчетов и наблюдений. Все те предметы мебели были разбросаны в разные стороны, ножки столов поломаны и оторваны, а на бежевой обивке кресел виднелись длинные порезы. «Будто какое-то животное взбесилось. Что вообще тут произошло?» — проскользнула мысль в его голове. Краем глаза заметив какое-то движение со стороны, он заметил неожиданно образовавшегося рядом главного Ангела. Это был один из самых совершенных представителей своего рода. Ухоженные черные волосы, чуть растрепанные и такой же темный, холодный, пронзающий взгляд идеально сочетались с белоснежной кожей без единого изъяна. Лицо мужчины практически никогда не выражало никаких эмоций, и это чаще всего выдавало его истинную нечеловеческую сущность. Порой казалось, что он и вправду не испытывает чувств, если бы не редкие случаи как сейчас, когда в этом чуть детском лице читалось волнение и легкое смятение. Сокджин поправил воротник рубашки, из-за давящего ощущения рядом с Ангелом, нервно сглотнул, но все же быстро взял себя в руки.
— Что тут произошло? — Ким говорил ровно и уверено. Благо, не было слышно никакого страха, в то время как девушка уже давным-давно скрылась за дверью, как только увидела андроида.
— Чимин позвал меня, — произнес он чуть металическим голосом, в котором все-таки проскальзывали скрывающиеся за стеной холода эмоции. — Когда я пришел, лаборатория была уже в таком состоянии. Я, — на секунду он Ангел замялся, что в очередной раз выдало его беспокойство, — Я пытался ему помочь, но он звал вас. Поэтому я и послал за вами ассистентку.
— Да, правильно сделал, — кивнул Сокджин, надевая белый халат, который все это время висел на крючке двери за его спиной. — Но мне нужно попросить тебя выйти, Техен.
— Почему? — тот нахмурился, выражая свое недовольство. — Я имею полное право присутствовать тут.
— Поверь, я на твои права даже не посягаю. Если так хочешь, можешь конечно остаться, но я лишь говорю, как будет лучше Чимину. Вряд ли он сможет что-либо дельное сказать в твое присутствие. Спросишь «почему»? — предвещая вопрос, проговорил Ким с легкой ухмылкой. — Потому что ты — главный Ангел. Я бы тоже боялся сболтнуть лишнего. Пожалуйста, выйди за дверь, и обещаю, что Чимину станет лучше намного быстрее.
Проанализировав и переработав слова биоинжинера, Техен все-таки решил, что в них есть толк, и с усилием вышел из лаборатории, перед этим кинув предупреждающий взгляд на доктора, и будто говоря: «Если хоть что-то сделаешь не так, я лично выпотрошу тебя». Облегченно глубоко вдохнув, Сокджин обратил все свое внимание на помещение, ищя причину всех разрушений и проблем. Определить было довольно легко по еле заметному кольцу сдвинутых столов. Вокруг образовывалось пространство, в котором вероятнее всего и спрятался Чимин. Звук от постукиваний его невысоких каблуков на лакированных ботинках разносился по лаборатории равномерно и аккуратно, будто тикание часов. С каждым шагом нарастал и страх, но не за свою жизнь, а скорее за состояние андроида. Ким видел его карту, видел насколько завышены данные.
На самом деле, он вел Чимина со дня его создания, наблюдал за ним, наставлял, дорабатывал и всегда помогал. Можно даже сказать, что Сокджин стал его отцом. Вскоре даже для биоинжинера это стало больше чем просто работой. Ему нравилось проводить время с этим Ангелом, больше чем с остальными. Ему нравилось с ним просто разговаривать, в Чимине он видел какую-то особую «искру», отличающую его от других. Почему-то всегда находилась тема для беседы, которая могла длиться часами, если бы не расписание и четко отведенное время на каждое. По правде сказать, Сокджина всегда восхищали SIHA, он видел в них нечто прекрасное, произведение искусства. Это была его главная мотивация поступить и окончить лучший университет биоинженерии на идеальные оценки, а потом уже и начать работать в лидирующей компании по созданию андроидов. Поэтому он искренне желает помочь Чимину.
Ким оказался рядом с сидящим Ангелом, обнявшим свои колени, чтобы спрятать голову и скрыться от всего мира. По его черным волосам, как и по всему телу, проходила крупная дрожь, будто от сильного холода. Ладони парня настолько крепко сжимали руки, что оставляли алеющие отметины от ногтей на ангельско белой коже. Сокджин подошел к нему ближе и присел рядом, опираясь спиной о стол, единственно полностью уцелевший в этом погроме. Ангел же даже не обратил внимание, продолжая нервно царапать свою кожу и дрожать.
— Чимин, это я, — проговорил Ким успокаивающе. — Что с тобой такое?
Последовали минуты молчания и вновь никакой реакции, на что Джин обреченно вдохнул и, набравшись терпения, лишь заботливо погладил парня по голове. Как только он прикоснулся к парню, то ощутил всей ладонью сильную дрожь. Продолжая гладить, он продолжил:
— Техена здесь нет, ты можешь говорить свободно.
— Ты точно никому не скажешь? — произнес он трепещущим и надрывающимся голосом после пяти минут тишины, поднимая глаза.
В его карих глазах отражались отчаяние, боль, потерянность и непонимание в одну секунду. Белки приобрели розоватый оттенок, капилляры чуть вздулись, кожа вокруг изрядно опухла, а на щеках виднелись еще влажные дорожки от слез. Его персиковые, мягкие губы округловатой формы были изрядно искусаны, а в некоторых ранках выступали капельки крови. Сокджина испугало такое сломленное состояние парня, ведь все предыдущие собеседования и тесты не предвещали ничего такого.
— Конечно. Даже если Техен спросит, я не расскажу.
— Хорошо, — тихо ответил тот, опуская взгляд обратно на руки, но уже не пряча голову. — Я… я не знаю что… — парень не мог подобрать нужные слова и вновь начинал всхлипывать, а в уголках глаз стали появляться новые слезинки.
— Тише, давай сначала успокоимся, — не желая допускать следующего приступа, сказал Сокджин. Неожиданно, ему в голову пришла идея, как успокоить и отвлечь парня. — Помнишь нашу первую встречу? — с мягкой улыбкой спросил он, видя судорожный ответный кивок. — Ты тогда тоже был испуган, отпрыгивал чуть ли не от всего вокруг, а когда доктора пытались считать твои данные, то кусался как котенок, — при этом в его голосе не проскальзывало и толики обвинений, лишь теплота и спокойствие. Ким был рад увидеть, что Чимин наконец-то перестал трястись, и его способ работает. — Тогда мы впервые с тобой и встретились. Ты и вправду выглядел как ощетинившийся уличный котик, но мне удалось с тобой договориться и приласкать. Помнишь наши постоянные беседы во время отчетов, как мы всегда находили о чем поболтать, как ты просил остаться? — его слова и вправду оказывали успокаивающий эффект на Ангела лучше любых таблеток. Чимин уже перестал травмировать свою кожу и лишь внимал словами, опустошенным и расфокусированным взглядом смотря в одну точку перед собой. — Мы знакомы уже несколько лет, видимся практически каждую неделю. Помнишь, как однажды ты заявился ко мне в кабинет, когда у меня было собрание? — на лицах обоих проскользнула улыбка. — Все были удивлены твоему появлению, ведь считали, что Ангелы полностью под нашим контролем как какие-то собачки. А как ты однажды пришел ко мне домой посреди ночи, сбежав от охраны, лишь потому что соскучился? Ох, сколько же всего мы натерпелись. Так вот, скажи, я хоть раз причинил тебе вред, накричал или наказал?
— Нет, — прошептал парень, прикусывая уже довольно поврежденную нижнюю губу и ощущая вкус крови на языке.
— Поэтому я повторю. Ты можешь рассказать мне все. Что произошло?
— Я увидел сон, Джин. Точнее, ужасный кошмар.
— Но как? — искренне удивился доктор. — Ангелы не могут видеть сны даже несмотря на то, что у вас есть сознание.
— Не знаю, — Чимин покачал головой. — Но это сейчас не особо важно. В этом сне я видел одного очень… особенного человека. Точнее, маленького мальчика лет десяти. Родители не любили его, — Ангел говорил оборванными фразами, но сам факт того, что он начал говорить хоть что-то, радовал Сокджина. — В этом сне мальчик сильно провинился. Не помню из-за чего. Его сильно избили, кричали ужасные слова, он плакал, — от воспоминаний по его щекам прокатилось еще пару слезинок. Ким внимательно и нахмуренно слушал, не прерывая, и лишь иногда поглаживая парня по голове. — Он так сильно изменился, эти слова повлияли на характер. Мальчик стал озлобленным на весь мир, пытается разрушить все, что его окружает, что может полюбить. Он вырос, стал взрослым, но несмотря на свое поведение… Внутри он такой же маленький ребенок, ищущий и нуждающийся в любви, в признании. Но он окружен холодом, одиночеством, камнем и железом…
— Чимин, — серьезно произнеся имя Ангела, он вывел его из состояния воспоминаний и транса. Вздрогнув, парень посмотрел на него потерянным взглядом, в ожидании продолжения. — Скажи, чем закончился этот сон?
— Я не помню, все было как в тумане. А что?
Сокджин тяжело вздохнул, устало потирая рукой складку между бровями, и закрыв глаза. «Стоит ли ему рассказать? Имею ли я право? Но…» — он перевел изучающий взгляд на Чимина, жаждущего объяснений всем сердцем. — «Сможет ли он нормально продолжать жить, если не узнает? Возможно это ему поможет». Посмотрев на часы на руке, он понял, что времени у него достаточно. Достав телефон из кармана штанов, с чуть потрескавшимся экраном из-за серии падений, он написал ассистентке, что если кто спросит, то Сокджин на неожиданно вынужденном совещании, и принять сможет только через два часа минимум. Отключая аппарат полностью, он понимал, что делает довольно рискованный шаг, ведь лидеры своих направлений должны всегда быть на связи с руководителями компании и вышками, к тому же сегодня ежегодное отчетное собрание. Но также биоинжинер понимал, что в данный момент состояние Чимина намного важнее и ради его стабилизации можно пойти на крайние меры.
— Знаешь ли ты историю Техена?
— Нет, он никогда не говорил о себе. Техен вообще слишком холодный, мне он не нравится, -пронял Ангел как ребенок, мило сморщив носик.
На самом деле эта привычка всегда привлекала внимание Джина, так он казался еще более похожим на котенка.
— Что ж, никому не рассказывай о том, что сейчас услышишь, ладно? — дождавшись кивка, он продолжил. — Несмотря на то, что Техен выглядит чуть старше тебя, он является одним из первых Ангелов.‌ Его создали шестьдесят лет назад, еще когда меня не было на этом месте, и управлял всем другой. Для андроидов это не возраст, но для людей довольно приличный срок. Техена создали по специальному заказу одного богатого человека, но того убили до пересадки сознания, — теперь пришло время Чимина тихо внимать словами доктора. — Но он постоянно выделялся среди всех, несмотря на то, что изначальное предназначение утерял. Его показатели, слова, выбор, даже простые движения и редкое изменение мимики, взгляд… Все это было каким-то особенным. Мне повезло, я начал работать тут еще даже не окончив универ. Застал конец того времени, когда он еще был простым SIHA, и уже стал главным биоинжинером, когда возникли некоторые возражение о проекте «Ангел». Тогда около пяти Ангелов были подключены и находились под нашим наблюдением. Отчасти благодаря мне эта идея все еще жива. Ты даже не представляешь с какими угрозами, требованиями и дебатами мне пришлось столкнуться, — от воспоминаний он вновь на секунду улыбнулся, но тут же стал серьезным. — Через пару дней после окончательного разбора со всеми проблемами, кандидатуру Техена выдвинули на позицию «Ангела». Большинство не имело никаких сомнений, так что и мне не составило особого труда поставить подпись. Думаю, с этого все и началось. Техена активировали несколько часов, но все прошло успешно. Во время адаптации также не возникало никаких проблем, все было чуть ли не идеально. Кроме одной ночи. Все было как у тебя. Я был рядом, поэтому никто не узнал об этом. Думаю, иначе его бы просто списали или откатили обратно. если бы смогли, конечно.
— Джин, что именно было «все как у меня»? — его голос чуть дрожал.
— Я знал, что ты спросишь именно об этом. Техен не рассказал мне все также детально, ведь мы не были настолько близки. Но он был будто в агонии, нес несуразный бред, бессвязные предложения, которые почему-то хорошо мне запомнились. Как я понял, он тоже увидел сон, кошмар. В этом сне также присутствовал маленький мальчик, вот только его семью убили неизвестные люди, кажется посланные правительством. Техен видел, что, когда этот мальчик вырос, он стал вырезать каждого Ангела. После этого он стал нести непонятный бред. На следующий день он Техен вел себя как обычно, будто ничего не произошло. На мои вопросы он говорил, что ничего такого не помнит, и что никогда в жизни не видел снов. Но, Чимин, я знаю, что я видел. И твои слова, твои показатели довольно схожи с его.
— Хочешь сказать, что такое происходит с каждый Ангелом при «переходе»?
— Нет, точно не с каждым, иначе бы это когда-нибудь, да отразилось в отчетах, а более чем за десять лет ни слова о каких-то снах у Ангелов. Нет, скорее это было только у вас двоих.
— Но почему именно мы? — Чимин продолжал спрашивать о том, на что сам доктор не имел объяснений.
— Не знаю, — Сокджин задумчиво покачал головой. — Но это определенно что-то значит.
Последовала некая пауза. Каждый раздумывал о своем. Доктор пытался найти подсказки ко множеству возникших в голове вопросов, но ни на один из них он так и не обнаружил ответы. Чимин же собирался с духом задать следующий вопрос и первым нарушил тишину:
— Джин, я же могу тебе полностью доверять?
— Конечно, — в очередной раз подтвердил биоинжинер.
— В данный момент я не в том месте, в котором должен быть, — проговорил он со стеклянными глазами и обесцвеченным голосом, становясь похожим на Техена и теряя свою невинную, детскую красоту. — У меня есть работа, которую я должен выполнить незамедлительно. Поможешь ли ты меня оказаться там, где мне положено?



DFT

Отредактировано: 14.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться