Код Гериона: Осиротевшая Земля

Размер шрифта: - +

Бортинженер

28-29 мая 2179 г.

28-29 мая 2179 года

После того, как вокруг Антарктиды исчезло холодное циркумполярное течение, снег в МакМёрдо стал редкостью. Но сегодня колючая метель неистовствовала над городом, словно стремясь отыграться за все предыдущие годы спокойствия. Рыбачьи лодки, вытащенные на берег и укутанные брезентом, превратились в белые курганы, вытянувшиеся цепью вдоль берега, и эти курганы день ото дня становились больше. Домовладельцы с трудом успевали чистить крыши, встречая каждое утро отборной руганью. Чёрная морская вода на морозе словно кипела, билась о вулканический берег и с рокотом волокла за собой гальку. В такие дни на дороге нечего делать ни каравану, ни, тем более, одинокому путнику: слишком мало обитаемых мест для ночлега.

— Но откуда оно появляется, электричество? - спросил Рэнди, подвигая табуретку поближе к печи, у которой, в скрипучем плетёном кресле-качалке, сидел в ожидании ужина гость. Его привел приёмный отец Рэнди - доктор Илья Осокин, прежде чем вновь уйти на работу. Это был немолодой человек по фамилии Рахманов — сухощавый, прямой, как струна, в чем схож с большинством местных, но не загорелый, как они, а бледный, словно долгое время сидел взаперти. Все зубы у мужчины были на месте, чем в Антарктиде в последние десятилетия одна молодежь похвастаться и могла. Кожа плотно плотно обтягивала кости его лица, но на лбу, возле носа и около глаз темнели глубокие острые морщины, напоминавшие трещины в стекле. Голубые глаза под густыми серебряными бровями своим оттенком напоминали лёд, но улыбка была по-детски тёплой и жизнерадостной.

Рэнди не мог не заметить, с каким почтением к Рахманову относился отец и с каким незнакомым мальчику восторгом доктор, в обычные дни довольно хмурый, усадил гостя у огня. В доме Осокина принимали путников и раньше, но такой необычный появился впервые: рост, можно сказать, великанский. Да и комбинезон, который он носил, был непохож на те, в каких ходили антарктические жители - темно-серый, с едва заметным блеском, состоящий из плотно пригнанных чешуек, словно кожа ящерицы или рыбы. На взгляд незнакомый материал казался твёрдым, но двигался Рахманов в нём очень легко.

 

 

— Электричество — это движение мельчайших, отрицательно заряженных частиц вещества — электронов, которые передают энергию с одного конца проводника на другой. Эта энергия дает тепло и свет, вращает колёса и делает другую полезную работу, а со стороны кажется, что всё происходит само собой, - с расстановкой объяснил мужчина.

— Мельчайшие частицы, говорите? - недоверчиво переспросил Рэнди, задумчиво вертя в руках алюминиевую ложку.

— И не пытайся: их глазами не разглядеть. И под увеличительным стеклом тоже. - усмехнулся Рахманов.

— Но здесь они есть? - с надеждой вопросил парнишка.

— В нас они тоже есть, как и во всём, что из атомов состоит.

— Ну, ладно... А что заставляет их двигаться?

— Сила ветра, движение воды, солнечный жар. Или энергия атома — но ты пока не знаешь, что такое атом.

Рахманов вздохнул и рассеянно постучал по подлокотнику кресла длинными узловатыми пальцами, словно что-то вспоминая.

— Рэнди! - сказала с укоризной мать мальчика - Альда де ла Серна, убирая в полумраке кухни со стола то, что осталось от ужина — жареные ракушки, тонко нарезанную редьку, хлеб из водорослей и лук. - Василий устал. Нехорошо быть таким навязчивым.

— Что вы! - рассмеялся гость. - Однажды эти вещи вернутся в нашу жизнь, а парень, к тому же, сын доктора. Ему положено знать много.

— Илья учит старшего, Арсения, - покачала головой Альда. — Рэнди пойдет работать в кузницу, когда подрастёт...

Восемь лет назад отец и сын Осокины приняли Альду и Рэнди в свою семью. Беременной Альде пришлось бежать из города Порт-Амундсен в тот день, когда захватившие там власть фанатики повесили её мужа Эйно за «отрицание бога», и до Мак-Мёрдо она дотащилась из последних сил, когда подошла пора рожать. Оказав ей помощь, доктор узнал, что идти ей с сыном некуда, кроме как к дальним родственникам из Семи Ветров, которых она никогда не знала. Илья предложил Альде остаться у него в обмен на помощь по хозяйству — до того, как мальчику исполнится год. Но ещё раньше этого срока обученная грамоте и вычислению Альда заменила скончавшегося учителя в местной школе. Поняв, что вместе лучше, чем порознь, Илья и Альда не захотели ничего менять, да и маленький Арсений, рано потерявший родную мать, очень привязался к ней. Осокин-старший относился к Рэнди хорошо, но близкими они не стали, и отцовское внимание доставалось главным образом родному сыну - Арсению. Сам Рэнди, впрочем, не особенно из-за этого переживал: учиться ему тоже приходилось меньше.

Рахманов полез в серую матерчатую сумку и достал из неё пухлый потрёпанный блокнот и огрызок карандаша - настоящее богатство.

— Сейчас покажу, что такое электрическая цепь. А если снегопады продолжатся еще день-другой, попробуем собрать ветряк. Железный лом у вас же где-то имеется? Аккумуляторы? Медные провода?

— Раньше можно было утащить, сколько можешь унести. Только сейчас плохие люди с пушками Свалку охраняют и следят, чтобы никто ничего оттуда не брал...

— Рэнди! То люди князя! Про них не стоит так говорить! - одёрнула мальчика Альда.

— Но зачем они так сделали? Хлам — он же общий! Был...

— Когда люди не готовы драться за какие-то вещи, - сказал, прокашлявшись, Рахманов. - их забирают те, кто готов. Но подозреваю, что вашей вины в данном случае не было.

Просто все они были с пушками, так?..

— Ага, - бросил мальчик с нескрываемым отвращением.



Людмила Брус

Отредактировано: 25.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: