Код Гериона: Осиротевшая Земля

Размер шрифта: - +

Не взлетевшие

26 октября 2189 года

Обращение архонта Майрона Асано к жителям поселения Арконы

Уважаемые сограждане,

новость, которую я хочу сообщить, станет большим разочарованием для многих жителей республики и в особенности нашего города, однако ответственность за жизнь и благополучие граждан, которую я на себя взял, не позволяет мне поступить иначе.

Как член Совета архонтов и глава космической программы, я сообщаю вам, что программа освоения Земли будет отложена на неопределённый срок. В течение двух недель это решение будет обсуждаться Советом.

Мой предшественник - Максим Юрковский, при всём моём уважении к его памяти, не всегда адекватно оценивал риски своих проектов. На мой взгляд, крайне опасно было снаряжать на Землю «Фермион-2» после того, как причины гибели «Фермиона-1» так и не были окончательно установлены. Напомню, что одна из спасательных капсул, кусок обшивки и одно из кресел корабля были обнаружены на орбите.

И пока мы не разберемся в этом окончательно, я считаю недопустимым повторно рисковать нашими лучшими специалистами и сложнейшей техникой, в создание которой было вложено столько ресурсов и труда. Пока придётся смириться с тем, что Марс — это наш единственный дом, и заботиться о нём так, чтобы не допустить беды, постигшей Землю. Огромные территории нашей планеты остаются неосвоенными, озеленение началось лишь недавно, и враждебность нашего климата тоже никуда не делась. По-прежнему нужно заменять старую технику, которую поставлял нам до революции Советский Союз и которую теперь мы должны производить сами. А значит, нам есть куда приложить усилия. Нам есть к чему стремиться здесь, у себя дома, и на данном этапе это будет целесообразнее, чем высылать экипаж за экипажем на убой.

Вы скажете, что аборигены не в состоянии сбить даже обычный самолёт, не говоря уже о космическом корабле, но поверьте, эта планета ещё полна неразгаданных и очень мрачных тайн, поэтому я буду настаивать на отправке других разведчиков — бионических, которые дадут нам более полную картину того, что там сейчас происходит. Два новых зонда будут высланы на околоземную орбиту взамен пришедших в негодность — специально для поиска потенциальных угроз.

Учёные и инженеры, которые готовились к отправке на Землю, очень скоро приступят к выполнению новых, не менее интересных и нужных задач на проекте «Китеж». Никто не останется на вдалеке от великих дел. Никто не останется без работы. Главное, что нужно помнить каждому из нас — задача у всех одна — создать на Марсе условия не хуже, чем когда-то были на Земле, и продвигаться дальше за пределы Солнечной системы. Мы уже прошли огромный путь, и я уверен, что для нашей молодой цивилизации нет неразрешимых задач.

 

Говорят, «Архангел» должен быть готов ко всему, но трудно быть готовым к такому удару. Если решение  Майрона утвердит Совет архонтов, перечеркнуты окажутся сразу десять жизней - моя и всего экипажа «Фермиона-2». Незнакомая до сих пор злость ворочается в груди клубком змей, порождая страх перед самим собой. Какая молния ударила в Майрона Асано, который едва успел занять место Юрковского? Он, сам руководивший программой «Архангелы», сам набиравший первую экспедицию и принимавший экзамены у второй - то есть у нас? Понимает ли он, что вся республика теперь может потребовать его ухода?  

Из двадцати девяти лет, что я топчу марсианскую пыль, на подготовку к экспедиции ушли пятнадцать. Когда на орбите Земли погиб «Фермион-1», мы с Кэт еще были детьми. Но несмотря на боль и ужас от всепланетной потери, я уже тогда сказал себе, что полечу следующим - как бы сложно и страшно это ни было - и завершу начатое. И вот, я узнал об отмене полета меньше, чем за две недели, вернувшись с грузом продовольствия из Тесла-Сити. Со мной, без пяти минут капитаном, даже не удосужились поговорить с глазу на глаз.

Полету на Землю предназначалась вся наша жизнь. Учеба по десять часов, дважды в день - тяжелые (в самом прямом смысле) тренировки с поправкой на земную гравитацию, почти армейская дисциплина, словно из нас пытались сделать не просто лётчиков, инженеров, медиков и ученых, а вдобавок и воинов-разведчиков. Да, цель нашей вылазки была сугубо мирная, но все понимали, как одичала Земля со дня Затмения и на что способны потерянные, лишенные элементарных знаний люди, озабоченные лишь тем, чтобы задержаться в своей голодной жизни еще на денек-другой. Падение цивилизации, учили нас, неизменно должно выпустить на свободу всех демонов, что человечество столетиями училось в себе подавлять, и мы понимали, что рано или поздно столкнемся с насилием.

Но кто - в нашей аскетичной и предсказуемой марсианской жизни - не завидовал первопроходцам и не мечтал о Великом Деле? Еще первую экспедицию кто-то случайно прозвал «Архангелами», и хотя отсылки к христианству у нас обычно не любили, название оказалось на удивление живучим и впоследствии перекочевало к новому экипажу — моему. А тот, кто привык считать себя архангелом, вряд ли смирится с участью простого смертного - до конца своих дней жить под защитным куполом города, изредка выбираясь наружу в глухом скафандре, не зная ни дождя, ни снега, ни ветра…

Но если отбросить романтику, такое решение, принятое чуть ли не перед самым взлетом, - обескураживает. Особенно после потери Максима Юрковского, и так подкосившей всю Аркону. Смелость, с которой он взялся за возрождение проекта по обратной колонизации Земли, приободрила приунывших после первой неудачи марсиан. Мечта о цветущей планете с лесами и океанами стала чем-то вроде топлива для всех нас, а ведь без мечты ни одно общество долго не живет. К тому же, Юрковский знал, как сделать нашу однообразную жизнь радостней - до него Аркона не знала такого числа всевозможных выставок, концертов, карнавалов, а также спортивных игр среди подростков; ее пример подхватили и другие города. С ним мы наконец-то перестали тянуть лямку в полуаварийном режиме и наконец-то начали жить.



Людмила Брус

Отредактировано: 25.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: