Код Гериона: Осиротевшая Земля

Размер шрифта: - +

Запретный город

27-29 октября 2189 года

В эту ночь ни я, ни Кэт так и не сомкнули глаз. Почти одновременно поняв, что заснуть не получится, мы встретились в нашей гостиной-столовой-кухне на первом этаже и приготовили ранний завтрак. За окном все стояла колючая предрассветная тьма: период свечения живых фонарей к этому времени уже закончился. Лампы по периметру комнаты давали золотистый свет, похожий на сияние живого огня, когда-то скрашивавшего ночи наших пещерных предков.

—Ну, как, Уинстон? Ты определился, что именно нам придется искать? — спросила, потягиваясь, Катрина, которую сон еще не покинул окончательно. 

— Хочу еще раз взглянуть на снимки обломка да злосчастного кресла… Может, что необычное и обнаружу.

—Мне всегда было странно, что за пятнадцать лет наши зонды смогли увидеть только их…

—Посреди свалки, которую представляет собой орбита, увидеть даже их было удачей. А крупные обломки могли упасть на Землю… Если они были…

—Я вот думаю: что если кто-то это действительно сбил «Фермион» с Земли? Насколько это возможно? 

—До Затмения—запросто. Но даже если кто-то и способен выпустить в космос ракету — на кой им оно надо?

—Представь, что где-то есть люди, одичавшие настолько, что видят угрозу всюду - даже том, что на самом деле несет добро… Одичавшие не столько с научно-технической точки зрения, сколько с моральной… И вот они замечают, что кто-то неизвестный летит к ним из космоса. 

—Только вот в чем беда: для того, чтобы знать, что кто-то летит к ним из космоса, у них должна быть спутниковая радиолокация. К тому же - почему «к ним»? Кто может знать наверняка, где приземлится корабль?.. - на самом деле я не спорил с Кэт. Я размышлял, прохаживаясь туда-сюда по комнате с бутербродом в руке. - Предположим, что спутниковая радиолокация у них была. Ведь взялся же откуда-то спутник, который взламывал перед смертью Юрковский!..

—Кто-нибудь этим спутником занимался с тех пор?

—Не знаю. И не знаю, кому, кроме Юрковского, это вообще под силу… 

—Разве у нас так все плохо с программистами? - удивилась Катрина. 

—Хватает. Беда в другом. Их не учили что-либо взламывать. Можно научиться, если задаться целью, но для этого нужен наставник и много времени. Которого до сбора Совета у нас нет. Что ж, попытка не пытка, начну копать с девяти утра. Вылетов сегодня нет, поэтому переговорам можно посвятить весь день. 

—Отпуск в календаре заполнить не забыл? - сурово напомнила Кэт, и я, сотворив посреди комнаты голографический экран, вошел в рабочую сеть, отметил в календаре всю  предстоящую неделю и сделал запрос на доступность этих дней. На счастье, проблем не возникло, и я увлеченно взялся за дело. 

Новый взгляд на размазанное пятно, в котором с трудом угадывался каркас кресла, не дал мне ничего нового. Лист обшивки, оказавшийся ближе к нашему зонду, вышел куда четче — настолько, что на нем при сильном увеличении можно было разобрать первые две буквы названия. Насыщенная фотоэлементами внешняя обшивка «Фермиона» походила на зеркальную чешую сказочной рыбы или змеи. Она обеспечивала энергией быт космонавтов, в то время как реактор в обычном режиме питал двигатели и систему управления кораблем. Что удивило меня с самого начала и продолжало настораживать сейчас — фрагмент имел правильную прямоугольную форму и выглядел не оторвавшимся при взрыве, а аккуратно срезанным с поверхности, хоть чешуйки с фотоэлементами там и повылетали. Не сумев найти объяснение, комиссия просто перестала его искать. 

В течение дня я успел  «потрясти» всех программистов, имевших отношение к подготовке нашего полета, «заглянул» по голографической связи к бывшим однокашникам, устроившимся в других городах. Не забыл и про тех, кто работал в космическом центре, но по каким-то причинам сменил работу. Среди тех, кого я попытался привлечь к исследованию неопознанных спутников, оказался главный инженер информационных систем Магнус Олафсон, но тот заявил, что общаться на эту тему будет только с Майроном или кем-нибудь из совета. К слову, работает он сейчас на кислородной фабрике в пяти километрах от Тесла-Сити и трехсот двадцати пяти километрах отсюда. Дальше на запад никаких поселений уже нет, да и Тесла-Сити лишь считается «городом» лишь номинально: населения там - четыреста с хвостиком человек. Этому поселению «повезло» меньше всех; к моменту революции оно только-только начало развиваться, а снятия американской блокады мы так и не дождались: грянуло Затмение, природа которого окончательно не установлена до сих пор…

Солнечная буря тех дней до Марса, конечно, докатилась тоже, уничтожив два спутника и оставив Иггдрасиль на два часа без электричества - худшие в жизни два часа для команды, что работала на станции в тот момент. Но дальнейшие измерения и расчеты - а их было много с тех пор, как немного поутих шок от исчезновения связи с Землей - показали: сама по себе буря была способна наделать немало бед, но для электронного апокалипсиса была все же слабовата. Более вероятным казалось то, что Американский, Советский либо Азиатский блок атаковали друг друга, приняв разразившуюся электромагнитную катастрофу за нападение. Мысль об этом поражает своей глупостью и дикостью, но таковы были времена: блюстители самых ответственных должностей порой вели себя самым безответственным образом, свято веря, что защищают вверенные им миллионы жизней. Ядерное ли оружие там применили или какое-то другое - это космический центр пытался выяснить, отправляя на Землю один зонд за другим. Однако, попав на ближнюю орбиту, все они неизменно пропадали с радара, словно их поглощала некая «слепая зона», распространившаяся над всей планетой. 



Людмила Брус

Отредактировано: 25.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: