Код Гериона: Осиротевшая Земля

Размер шрифта: - +

Верь мне

5 ноября 2140, Пасадена, США

— Эти жуткие слова к песням тоже Мрак сочиняет?

— Нет, я, - безмятежно ответила Вильгельмина, накрыв своей ладонью мою.

Говорить о “наружной” реальности было нарушением негласного, но строгого этикета Омниверса. Но терзавшее меня любопытство впервые оказалось сильнее правил.

— В твоей наружной жизни творится что-то настолько плохое?

— Всё уже случилось, Велиард. Один плохой человек. Из-за него я потеряла все, что было мне дорого.

— Твой отец? Любовник? Босс? — Нет...

— Я хочу помочь.
— Не получится. Есть пропасти, в которые нельзя тащить других.
— Он есть в Омниверсе?
— В Омниверсе сейчас все... Беда, что я не знаю, кем он может оказаться...
— У него так много аватаров?
— Не счесть.
— Значит, из богатеньких...
— Не пытайся его найти, Велиард. И лучше, если он никогда не узнает о тебе. — Раз он тебя преследует, это неизбежно.

Было странно говорить о таких вещах, наслаждаясь хорошей погодой и неторопливым сближением двух разумов. В Омниверсе люди могли позволить себе самые причудливые эротические фантазии. А я сегодня узнал, как это здорово - гулять с Ви в уютном девятьсот девяносто третьем по крышам с бутылью вина и нехитрым ланчем в рюкзаке; время от времени я привлекал Ви к себе и осыпал поцелуями ее лицо. Я все еще напоминал себе, что за пределами искусственного мира она может оказаться человеком, в которого я бы ни за что не смог влюбиться, но какое значение сейчас имела первичная реальность? Она была враждебна. “Дома” я себя чувствовал здесь.

— Послушай, снаружи я кое-что могу. У меня достаточно...

— Нет...

Я вспомнил давнее правило, привитое мне еще матерью - ни на кого никогда не давить, если речь не идет о жизни и смерти. Пока ты не готов или не хочешь ломать человеку ребра, докапываясь до истины, лучше отступить и просто быть внимательней; тогда, почувствовав себя в безопасности, твой собеседник раскроется сам.

— Ты когда-нибудь слышал легенду о Тени? - спросила меня Ви, когда мы разглядывали облака, угадывая в них различных животных.

— Не доводилось.

— Говорят, в Омниверсе обитает призрак мёртвого человека. Он умер в тот момент, когда находился в Сети, и разум его блуждает здесь до сих пор...

— Если бы все было так просто! - скептически ответил я, знавший, как все происходит на самом деле. Обсуждать тему следовало с осторожностью, потому что хоть я и не занимался проектом “Хранилище душ” напрямую, но знал достаточно, чтобы наговорить лишнего и выдать свою принадлежность к “Наутилусу”.

— Ещё я слышала, что он стал тем, кого Крестители называют Пророком.

— Я думал, Пророк был только у мусульман, - усмехнулся я, чувствуя, как становятся дыбом уже несуществующие волоски на руках. Память тела, чтоб её. С тех пор, как матери не стало, я посвятил немало времени поиску информации о Братстве, а возможности у меня были посерьёзней, чем процентов у девяноста пяти населения земного шара. Некий Пророк действительно упоминался, но на самой верхушке орденской иерархии - среди так называемых “приоров”, “маршалов” и “командоров”.

До поры до времени я полагал, что фанатики зачем-то придумали некую символическую фигуру вроде архангела Гавриила. Дело осложнялось и тем, что электронную почту сектанты использовали редко, а голографической не пользовались никогда. Получается, обмениваться информацией они должны были либо лично и с помощью почтовых дронов, либо в Омниверсе, который как нельзя лучше подходил для такого рода собраний. Снять для “частной вечеринки” какой-нибудь Подвал Кровавых Оргий или Храм Небесных Наслаждений, воспользоваться коллективным анонимизатором - и вместо разнузданной групповухи планировать теракты - что может быть проще? Да, нужны деньги, нужен штат прокачанных программистов и игроков, которые обеспечат конспирацию, но если Братству оказалось под силу до меня добраться - уверен, проблем оно не имело ни с тем, ни с другим.

Всего с момента моей авиакатастрофы было раскрыто двенадцать ячеек, пять из которых были созданы в Подземках, три - в небольших городах и еще четыре - непосредственно в Омниверсе. Эти ребята не успели ничего натворить; даже главы ячеек, именуемые “рыбаками” - и те имели весьма скромный ранг. Анализ содержимого компьютеров и воспоминаний задержанных показал, что боссы этих самых “рыбаков” связывались с ними только через Сеть. Но когда их попытались отследить, то столкнулись с неожиданной проблемой: эти самые боссы никогда не проходили регистрацию, их точка и момент подключения были неизвестны, как если бы они были ботами - неигровыми персонажами, создающими в Омниверсе подобие жизни.

На то, чтобы в первичном океане самозародились первые цепочки аминокислот, ушли миллионы лет. Столько же, наверное, нужно, чтобы в сети сам собой появился даже простейший бот - если, конечно, его не напишет омниверс-инженер или другая программа. Получается, щупальца Крестителей опутали мою собственную корпорацию и, хуже того, превратили ее в оплот опасной секты.

Мы провели несколько тайных проверок и действительно выявили с десяток человек, связанных с Братством, среди них оказалось три омниверс-архитектора и один инженер персонажей: но вот в чем беда: их, в свою очередь, тоже кто-то завербовал. И тогда я вновь услышал это прозвище - Пророк.

О тех, кого Пророк избрал своими последователями, он знал все - вплоть до детских желаний, постыдных тайн и страхов. Для меня это само по себе не удивительно: лучших рекрутеров, психологов и корпоративных шпионов “Наутилуса”, вооруженных последними техническими новинками, тоже можно назвать “ясновидящими”. Но это еще не все: наш “отрицательный герой” воздействовал на умы тех, кого хотел завлечь, через музыку, которую, по-видимому, сам и сочинял, подбрасывая человеку под разными предлогами индивидуально подобранный трек.



Людмила Брус

Отредактировано: 25.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: