Код Гериона: Осиротевшая Земля

Размер шрифта: - +

Не-жизнь на Луне

3 декабря 2188

-Товарищи, нам всем приятно думать, что капиталистические боссы Новой Гаваны продолжат и в будущем поддерживать с нами взаимовыгодные добрососедские отношения, - Майрон Асано обвел медленным взглядом скептически настроенных архонтов. - Мы ни с кем не хотим вражды, поэтому ждем честности и дружественного отношения от других. Мы уверены, что взаимозависимость железная гарантия мира и стабильности несмотря на разницу в нашей экономике, жизненном укладе и ценностях. И, наконец, мы считаем себя намного сильнее. Я понимаю ваше нежелание с кем-то ссориться и кого-то считать врагом; наши деды и прадеды вдоволь нахлебались этого на Земле. И я согласен, что мир между нами возможен… - он выдержал паузу, концентрируя напряжение. - Пока в руки наших уважаемых партнеров не попадет оружие либо что-нибудь еще, что резко изменит баланс сил. Верите ли вы, что люди, принуждавшие Сато Тэцуо к так называемому сотрудничеству, не захотят обманом, насилием или угрозами получить наши полезные ископаемые, наши источники воды и наши сады, которые не требуют искусственного освещения, потому что растут на солнце?.. Наша беспечность в данном случае будет преступна, друзья. И даже если Уинстон и его экипаж найдут на “Сольвейг” груду металлолома - пусть так… Зато мы убедимся, что эта груда не нарушит баланса на Марсе и не представляет опасности для второго “Фермиона”, о котором мы в ходе наших споров почти забыли.

- Мы не знаем до конца, какого рода оружие производилось на “Сольвейг”, - добавила Лиз де Вийон. - И почему околоземное пространство непроницаемо для связи. Будучи на Луне, докопаться до истины будет проще.

- Земля… Луна… Всегда считал, что разумнее возделывать свой сад, а не лезть в чужой, - хмыкнул правитель Китежа Стефан Лазаревич, один из старших архонтов и большой противник всевозможных “космических авантюр”.

- Стефан, вы изучили отчёт Сато Тэцуо? Ясно же, Совет директоров пальцем не пошевелит, если это не сулит больших выгод, - отвечал Майрон. - Но тоже собирается отправить кого-то на Луну. С чего бы вдруг?..

- Я предложила бы ни на Землю, ни на Луну никого не посылать, - сурово проговорила Стелла Родригес, архонт Тесла-Сити. - И продолжила бы исследования с помощью роботов-аватаров. Результаты те же, риска для экипажа никакого! Нет задачи, которую наши ребята не смогли бы с их помощью выполнить. И я об этом говорила давно.

- Вы, конечно, правы, Стелла, - с ангельской улыбкой сказала Лиз де Вийон. - Да только этими аватарами оперировал ещё мой прадедушка.

-Диагностика, ремонт, - это не проблема.

- Разумеется, не проблема. Проблема в том, что “Апсара” не предполагает беспилотного управления. А других кораблей у нас нет.

24 декабря 2188

Чего сильней всего желаешь - того, как ни странно, и боишься. Конечно, ни один Архангел не признает этого вслух и постарается сменить тему разговора, но перед собой необходимо быть честным. Я был уверен, что уже давно готов к этому полету, но постыдная тревога последних дней не давала мне нормально спать. Кэт ни о чем таком не говорит, но то же беспокойство скользит в движениях и взгляде. Будь жив Юрковский, нам было бы, по большому счету, всё равно - на Землю лететь, на Луну или на Титан; в любом случае мы были бы в восторге. Сейчас моя мечта исполнялась на глазах, но привкус у неё был горький. Раньше у нас не было врагов - лишь не очень приятные соседи - а теперь будто чувствуешь движение чужой руки, которая заносит нож у тебя за спиной.

На космодром команда отправилась ночью - разумеется, без каких-либо церемоний; у входа в гравитационный лифт на Иггдрасиль нас провожали только родители. Спавшего в аварийной капсуле Вайолета не провожал никто, и вряд ли кто-то ждал его в Новой Гаване. Одиночество, в котором много лет существовал этот парень, было так велико, что и думать об этом было больно. У меня и Катрины были семья, товарищи, коллектив - а Вайолет жил сам по себе и утверждал, что ему так нравится. Поверить в это тяжело, но к чему только люди не привыкают!..

В ходе медицинских тестов выяснилось, что имплантированные в мозг хакера чипы и многочисленные операции, которые ему пришлось пройти, делали взлет и посадку опасными для его жизни, в то время как невесомость он переносил почти так же хорошо, как и любой Архангел. На время подъёма к “Иггдрасилю” его было решено погрузить в искусственный сон с пробуждением уже на лунной орбите: такова была рекомендация Лиз, оспаривать которую Вайолет не пытался (что меня, признаться, удивило.

На судно его доставили еще до того, как на платформу “Иггдрасиль” поднялись мы. Доставили вместе с едой, оборудованием и немногочисленными личными вещами. И хотя не проходило ни дня, чтобы хакер не находил способа меня взбесить, мне очень захотелось организовать для него достойную встречу по возвращении. Мои коллеги-"Архангелы" — Вэй Гуан, Юкико Ёситада, Игорь Лазорин, Ингеборг Петерссен — зашли повидать меня накануне, но необходимость что-то скрывать от них, что-то утаивать испортила мне все удовольствие от дружеского вечера. И я повторял про себя: мы летели на Луну, чтобы проложить безопасную дорогу на Землю, и тогда, через месяцдругой к синей планете устремится «Фермион», неся обитателям нашей прародины свет, грамоту и медицину.

Магнитный лифт вынес нас на низкую орбиту. Это казалось новым рождением, а вся наша прежняя жизнь - сном, в который мы были до него погружены. Всё было как на тренировке: дрожь, резкий рывок, перегрузка, от которой, кажется, вот-вот лопнут кости, затем — резкая потеря собственного веса, знаменующая переход в невесомость. Мы с Катриной носили те же скафандры, что полагались космонавтам “Фермиона” - углеродные материалы, керамика, кевлар, живая прослойка из грибницы, поглощающая радиацию. На вид эти великолепные костюмы напоминали шкуру дракона - тёмно-серую в обычном режиме и серебристую - в открытом космосе.



Людмила Брус

Отредактировано: 25.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: