Кофе

Размер шрифта: - +

Глава 1

- Кофе - это самый лучший напиток, - с этими словами он поставил стаканчик на столешницу. От стакана вверх поднимался пар. В нос мне сразу ударил терпкий аромат кофе.

- Он вреден для здоровья и от него желтеют зубы, - пробурчала я и одним глотком осушила стакан, в котором был сок. Дима поморщился и сел рядом со мной, - как там твоя работа?

Его лицо тут же помрачнело, будто мой вопрос беспардонно хлестнул его по щеке. Вся усталость за прошедшие дни отразилась на нем. Под глазами залегли синяки от недосыпа, на подбородке появилась щетина, а губы пересохли.

- Для меня, это не особо приятная тема, - Дима сделал огромный глоток из стаканчика, его кадык резко дернулся вверх и опустился. Лицо скорчилось от обжигающего напитка, - понимаешь, я в тупике. Окончательно и бесповоротно. Будто стая шакалов, загнали меня в ловушку, с каждым часом они все ближе ко мне. Вот-вот и перекусят глотку.

- Когда я в своей работе в тупике, я беру перерыв, а потом со свежим взглядом возвращаюсь к ней с новыми силами, - я сочувственно погладила его руку кончиками пальцев. Дима сделал еще один глоток, отчего я невольно опять проследила за движением его кадыка. Есть что-то во всех мужчинах чарующее, своя изюминка. В Диме я восхищалась его кадыком. Звучит очень странно, но его движения, его вибрация, когда он говорил. Этот бугорок. Проводить по нему пальцами вдоль шеи. Я отвела взгляд, уставившись в пустой стакан.

- В твоей работе это сделать легче. Ты пишешь. Тебя не торопит твое вдохновение. Ты просто пытаешься его ловить в нужный момент, а когда оно приходит, привязываешь его к стулу рядом с собой и работаешь. С моей работой такое не прокатит. У меня есть жертва и убийца, который рыщет на свободе. Чтобы его поймать и привязать к своему столу, мне надо его искать, а не ждать когда он придет ко мне сам, - очередное движение кадыка, вверх-вниз.

Рукой я провела по своим волосам. Наплыв свежих идей и мыслей, часто не давали мне помыться. Последние два дня, пока Дима был занят своей работой, я сидела у компьютера и пытала свое вдохновение. А когда оно изможденно повалилось на пол, мне назначили встречу в баре. Теперь я сижу с грязной головой в баре, и слушаю, как плохо продвигается работа у Димы. Для девушки выйти с грязной головой в общественность, подобно греху. Писателю, раз плюнуть, можешь все свалить на творчество. Вдохновение может застать тебя в любой момент, даже в туалете. И ничего не остается, кроме как чиркать карандашом для кроссвордов на туалетной бумаге. Не поймаешь мысль за хвост сейчас, не поймаешь уже никогда. Чем-то похоже на парней. Я своего поймала, но стоило мне освободить хватку, пытаясь другой рукой уцепиться за свои мысли, мой парень отдаляется от меня.

- Это верно. Я даже не знаю, что тут посоветовать, а как же твои компаньоны? Что показало вскрытие? Она была отравлена?

- Судмедэксперт подтвердила отравление, помимо этого имели место избиения, однако никаких следов убийцы на месте преступления. Ни отпечатков пальцев, ни даже следов кожи под ногтями жертвы, - Дима потер переносицу и сделал последний глоток кофе.

- Хм... И у жертвы не было врагов? И всех свидетелей и знакомых опрашивали? Интересный сюжет, - я достала из сумки упаковку карточек, на первой чиркнула несколько слов "Отравление, избиение, свидетели, убийца- бармен". Дима следил за движением моей ручки.

- Ты как всегда, что для людей проблема, для тебя сюжет, - он вяло улыбнулся, - пойду, возьму еще кружку кофе.

Я оглядела бар. Достаточно захудалое место. Сюда чаще всего приходят старики и бородатые байкеры. И все приходят выпить и поглазеть на здешних официанток, когда собственные жены уже надоели. Девушки сюда,по всей видимости, заглядывали очень редко.

Двери бара ни чем не отличались от обычной входной двери. Напротив них барная стойка, рассчитанная всего на семь человек. По правой стороне от дверей пара столиков с диванчиками, так же и по левой стороне. Только на левой стороне еще небольшой островок-сцена. Стены обвешаны различными плакатами музыкантов и картинами художников. Сейчас, днем, за столиком у широкого окна, сидела пара стариков, оба уткнулись в газету. За барной стойкой на другом конце, сидел мужик в деловом костюме.Галстук развязан и припущен, первые две пуговицы рубашки расстёгнуты. В одной руке держит визитку, в другой руке вертит наручные часы. На одной из стен, прямо за "деловым" мужиком деревянный стенд, на нем кнопками приколоты различные фото посетителей бара, фото официанток в облегающих блузках и коротких юбках, несколько вырезок из газет о том, как в 80-ые годы бар прославился своим кофе.

Мое внимание привлекла девушка в розовом платье, навечно застывшая в прыжке. Ее белые волосы раскинулись в разные стороны. На лице счастливая улыбка, которая затмила бы собой любую девушку. Одна фотография уже вселяла море позитива, что не скажешь о судьбе бедной девушки.

- Та девушка, на фото, это же она стала жертвой? - спросила я подошедшего Димы. Парень обернулся на стенд. Поставил стаканчик с горячим кофе на столешницу и сел на свое место.

- И как тебе удается так четко запоминать лица. Да. Мария Карнилова. Это она жертва. Позитивной, судя по всему, была девушкой. Только вот я и не знал, что она здесь отшивалась, - Дима подозвал бармена, который с безразличным лицом наливал еще одну стопку водки для "делового" мужчины. Бармен поднял указательный палец, попросив нас подождать минутку.

Я уже открыла свой блокнот. В моем романе, я хотела, чтобы именно бармен стал убийцей бедной девушки.



Марина П

Отредактировано: 02.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться